Новости

Металлургические компании по-прежнему выражают свое неприятие идеи экспортных пошлин, которые вступят в силу с 1 августа. Основной лейтмотив заключается в том, что введение 15%-го тарифа катастрофически снизит рентабельность российских компаний, у которых в продажах велика доля экспорта, и ослабит их конкурентоспособность на мировом рынке.
Больше всех по этому поводу негодует группа «Русал», которую действительно можно понять. Мировые цены на алюминий к настоящему времени выросли только на 70-75% по сравнению с минимальным уровнем мая 2020 г. и лишь примерно на 10% превышают показатели предыдущего подъема во втором квартале 2018 г. Особых сверхприбылей у компании действительно нет.
В то же время, в своем праведном гневе руководство группы несколько перегибает палку. Введение пошлины на пять месяцев, безусловно, неприятно, но компанию, очевидно, не разорит. Да и сворачивать на это время часть экспортных операций и даже сокращать производство, как было заявлено «Русалом», вряд ли будет уместно.
Для крупных металлургических комбинатов финансовые потери от пошлин, очевидно, не станут трагедией. Так, Магнитогорский меткомбинат оценивает их примерно в $150 млн., тогда как только во втором квартале компания получила чуть более $1 млрд. чистой прибыли, что более чем вдвое превысило показатель первых трех месяцев текущего года. Вообще, по-настоящему серьезные проблемы возникнут лишь у компаний, для которых основным бизнесом является продажа экспортной заготовки. По-видимому, рентабельность у них останется положительной, но обидно низкой.
Так или иначе, от введения экспортных пошлин на российском рынке ждут понижения цен на прокат. И для этого, бесспорно, есть основания — прежде всего, значительное превышение внутренних котировок над экспортными в последние 2-3 месяца. Очевидно, в итоге российские цены не упадут ниже мировых (хотя тут еще вопрос, что считать мировыми), но размер этой премии должен значительно сократиться.
Пока что вырисовывается сравнительно небольшое удешевление арматуры и довольно существенный спад в секторе горячекатаного проката, возможно, с пересмотром котировок за прошлые месяцы. Весьма неоднозначной выглядит ситуация с прокатом с покрытиями. С одной стороны, металлургические компании не склонны к значительным уступкам, но с другой, котировки на оцинкованную сталь оторвались от холоднокатаного проката на споте, по меньшей мере, на 40-50 тыс. руб. за т. Рано или поздно коррекция здесь обязана произойти, тем более, что дороговизна сильно сузила спрос на оцинковку и полимерку.
Текущее состояние российской экономики, как это, впрочем, давно стало типичным, производит двойственное впечатление. С одной стороны, как заявил президент на заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам, экономика восстановилась практически до докризисного уровня, идет дальнейшее развитие.
С этим трудно не согласиться. Коронавирус, похоже, уже не является у нас экономическим фактором. В случае резкого ухудшения обстановки в отдельных регионах какие-либо ограничения, вероятно, будут вводиться, но на промышленность и строительство они точно не будут распространяться. Судя по стенограмме заседания Совета и состоявшегося через два дня совещания президента с членами правительства, эта страница, конечно, еще не перевернута, но на первый план выходят другие задачи.
Государство опять концентрирует свои усилия на национальных проектах, притормозивших во время пандемии. Основными источниками экономического роста должны стать жилищное и инфраструктурное строительство, крупные инвестиционные проекты государственных и частных корпораций, передовые высокотехнологичные отрасли, например, авиастроение, как блестяще проиллюстрировал салон МАКС. Большое внимание уделяется «социалке» во всех видах и, если так можно сказать, повышению качества человеческого капитала.
Вообще, деньги в стране есть, и денег достаточно много. Главное, чтобы их потратили с пользой. Впрочем, для всех, желающих развиваться и умеющих что-то делать, в России создаются широкие возможности.
В то же время, с другой стороны, за пределами «зон экономического роста» обстановка остается весьма напряженной. Центробанк РФ опять повысил ключевую ставку, причем сразу на 1 п.п., до 6,5%, продолжая бороться с импортируемой инфляцией. Льготников, участвующих в различных государственных программах, это мало коснется, а вот остальные почувствуют разницу.
Цены на стальную продукцию в России снижаются, но все равно остаются очень высокими. При этом обстановка на мировом рынке стали не способствует их спаду. В первую очередь, воду мутит Китай, где параллельно развиваются сразу несколько процессов. Так, правительство продолжает ограничительную политику в отношении металлургов. Ряд компаний в нескольких провинциях получили от властей требование сократить выпуск до уровня 2020 г. Для экономики, похоже, готовят мягкую посадку. По крайней мере, только этим можно объяснить радикальное сокращение инвестиций в строительство и инфраструктуру, с одной стороны, и кредитную накачку реального сектора, с другой. Впрочем, очевидно, что потребительского бума, в конце прошлого года завалившего китайскую промышленность ворохом экспортных заказов, скорее всего, больше не повторится.
Внутренние цены на стальную продукцию в Китае снова приподнялись, хотя пока они еще достаточно далеки от пиков начала мая. Однако рост происходит и на экспорте. Согласно новой порции слухов, правительство КНР с 1 сентября установит экспортные пошлины на горячекатаный прокат в размере 20%. Но на всякий случай котировки поднимают все. Так, китайская арматура предлагается за рубеж более чем по $900 за т FOB, а горячекатаные рулоны с начала июля подорожали более чем на $50 за т. Это способствует росту цен на стальную продукцию в Азии, которым могут воспользоваться индийские и российские компании.
Также китайские перекатчики, предвидя дефицит полуфабрикатов на внутреннем рынке, начали активнее приобретать импортную заготовку, стоимость которой подошла к отметке $720 за т CFR. При этом основными поставщиками оказались российские компании. Вьетнамские конкуренты временно выведены из игры, так как в стране был объявлен локдаун вследствие вспышки коронавируса (более 800 случаев в день в 96-миллионной стране). По эпидемиологическим причинам практически не экспортируют сейчас заготовку индийские компании. В Иране у металлургов возникли проблемы из-за острого дефицита электроэнергии.
Таким образом, накануне введения экспортных пошлин внешняя конъюнктура для российских компаний улучшилась. Правда, значительного повышения все-таки не произошло, но, по крайней мере, котировки перестали падать.
В западных странах все остается без особых изменений. С инфляцией там, по крайней мере, пока не борются. Европейский рынок, по большей части, ушел в отпуск, так что покупатели вернутся на него лишь ближе к сентябрю, а в США продолжается жизнерадостный рост. Впрочем, местные компании заказали, наконец, много импортного горячекатаного проката по относительно умеренным ценам с поставкой в октябре-ноябре. Считается, что к этому времени подъем, доведший стоимость данной продукции до более $2000 за т, наконец, прекратится.
Скорее всего, эта пестрота и мозаичность, обилие событий при отсутствии четкой линии, продлятся и в августе. Хотя не стоит совсем уж забывать о зловещей репутации этого месяца. Он еще может преподнести нам немало сюрпризов.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На российском рынке стальной продукции — маленький праздник для потребителей. Цены на прокат продолжают постепенно идти вниз. Как правило, без обвалов, без резких падений, но несколько тысяч рублей за тонну в неделю с ценника снимается. Продукция строительного назначения (арматура, фасон, прокат с покрытием) дешевеют медленнее, непокрытый листовой прокат — быстрее, но все движутся в одном направлении.
Через две недели должны вступить в силу экспортные пошлины. Против их введения уже перестали возражать, а на повестку дня встал вопрос о коррекции. В частности, предлагаются совершенно логичные и правильные меры по снижению минимальных тарифов для экспортеров заготовки и чугуна. Для них $115 за т и в самом деле — слишком много. Но базовая ставка, по-видимому, так и останется на уровне 15%. Так что в отношении поставок листового проката вообще ничего не изменится.
По идее, после этого продажи на внутреннем рынке либо в страны ЕАЭС станут для отечественных металлургических компаний более выгодными, чем поставки на экспорт в дальнее зарубежье. Вероятно, это станет дополнительным аргументом в пользу дальнейшего удешевления стальной продукции в России в августе.
Однако спад, судя по всему, не будет слишком уж значительным. В лучшем случае, российские цены окажутся в итоге чуть ниже экспортного паритета без учета пошлины. У металлургов по-прежнему не будет проблем со сбытом, разве что маржинальность уменьшится. Избытку предложения на внутреннем рынке, который обычно вызывает ценовые обвалы, взяться неоткуда, реальное потребление, прежде всего, в строительном секторе, в целом хорошее.
Фактически сейчас на российском рынке ликвидируется возникший в конце весны этого года дисбаланс между внутренними и экспортными котировками. Ну, не могут первые превышать вторые на 15-20 тыс. руб. за т! Вот они больше и не будут. А дальше станем, как и ранее, равняться по мировому рынку.
Ближе к концу первой половины июля ситуация за рубежом более-менее стабилизировалась. Спрос слабоватый по причине дождливого сезона в Азии, начала периода летних отпусков в Европе, жаркой погоды на Ближнем Востоке и коронавируса пока что везде. Цены на прокат и сырье относительно постоянные. Но уже нарисовался новый потенциальный возмутитель спокойствия в лице Китая.
Честно говоря, правительство КНР похоже сейчас на того путника, который хочет идти на все четыре стороны одновременно. С одной стороны, есть выраженное желание сократить выплавку стали. Собственно, в июне темпы роста уже снизились до 1,6%, а это минимальный показатель с апреля прошлого года. Выплавка чугуна вообще просела на 2,7% по сравнению с июнем 2020-го. И дело здесь не только в зловредном углекислом газе, но и во вполне осязаемых выбросах пыли, вредных для здоровья соединений серы и азота и прочей таблицы Менделеева.
С другой стороны, помимо борьбы с глобальным потеплением, есть и общие вопросы экономики. Во втором квартале 2021 г. темпы роста ВВП в Китае составили 7,9%, а в первом полугодии в целом — 12,7%. Учитывая, что год назад Китай боролся с коронавирусом (и таки его поборол!), результат не самый впечатляющий.
Поэтому Народный банк Китая снизил для коммерческих банков уровень резервирования, что позволит направить на кредитование дополнительно 1 трлн. юаней ($155 млрд.). Как ожидается, это приободрит экономику, которая уже начала ощущать негативные эффекты от сужения инвестиций в строительство и инфраструктуру, а также предвидеть уменьшение зарубежных заказов на китайские товары.
К слову сказать, китайская банковская система — это очень мощный ресурс для развития национальной экономики. Четыре ведущих банка страны с совокупным капиталом первого порядка почти в $1,5 трлн. занимают первые четыре места в мировом рейтинге (кстати, в следующей пятерке банков — четыре американских), а в первой двадцатке Китаю принадлежат девять мест. Но при этом китайские госмегабанки — это не «пуп земли» и не вещь в себе, а, прежде всего, инструмент для финансирования реального сектора экономики. Остается тихо позавидовать и идти дальше.
Сочетание сокращающегося производства и получившего новое ускорение спроса привело к подъему цен на стальную продукцию в Китае. Основной скачок пришелся, правда, на конец июня — начало июля, но и в предыдущую неделю котировки на арматуру и горячекатаный прокат прибавили $25-30 за т, При этом пошли в рост экспортные цены на китайскую продукцию, а местные прокатчики снова начали приобретать импортную заготовку, стоимость которой достигла $710 за т CFR и более. С этим уже можно работать даже при отправке товара из черноморских портов.
Если китайские власти не станут принимать новых срочных мер по понижению цен на прокат, подорожание местной стальной продукции обеспечит российским металлургам крепкую опору — планку, ниже которой экспортные котировки можно не опускать. А там уже совсем немного времени осталось до осени, когда подойдет к концу дождливый сезон в Азии, а также можно будет надеяться на прекращение коронавирусных ограничений.
Как бы там ни было, но российский горячекатаный прокат в обозримом будущем вряд ли упадет до менее $900 за т FOB Черное море (хотя, наверное, и не поднимется до $1000), а для заготовки нормальным средним интервалом станут $630-680 за т FOB. Отсюда надо будет «плясать» и при определении равновесных цен на внутреннем рынке.
Правда, главный фактор дороговизны ресурсов — это денежная политика западных стран. Пока что она не меняется, хотя данные об инфляции за июнь, оказавшиеся примерно на уровне майских тринадцатилетних максимумов, уже вызывают опасения у специалистов. Руководство ФРС США и европейских центральных банков, правда, заявляет, что беспокоиться не о чем, — это, мол, сказывается прошлогодняя дефляция. Однако что будет, если наивысшие с 2008 г. инфляционные показатели сохранятся и на июль, август, сентябрь?!..
Аналитики Bank of America не исключают, что в таком случае с инфляцией придется бороться. А это значит — прекращать разбрасывать деньги с вертолета, умерить либо вовсе остановить выкуп ценных бумаг с рынка, начать разбираться с бюджетными дефицитами, повышать ставки. При таком раскладе платежеспособный спрос может съежиться очень быстро. Сейчас опасаться этого еще рано, и горячекатаный прокат в США бодро промаршировал на отметку $2000 за т EXW, но ближе к осени надо будет поглядывать зорче.
Европейская комиссия разродилась на прошлой неделе программой радикального сокращения выбросов углекислого газа к 2030 г., в каковую включен и проект системы углеродных тарифов на стальную продукцию, алюминий, цемент, удобрения и электроэнергию. Рассчитывать их планируется уже с 2023 г., а реально взимать — с 2026 г.
Ассоциация «Русская сталь» ответила на эту новацию своим критическим заявлением. По ее оценкам, введение углеродных тарифов на сталь «может привести к существенному рыночному дисбалансу, порождая неравные условия конкуренции с европейскими производителями». При этом, «проведение расчетов по сложной европейской методологии и обязательная внешняя верификация выбросов может стать серьезным административным барьером для поставок в ЕС».
Предложенная Европейской комиссией модель действительно запутанная. Предполагается, что в будущем появится еще один документ, в котором будут указаны уровни «углеродного следа» для каждого вида продукции, подпадающей под тарифы. Причем рассчитываться пока что будут только прямые выбросы непосредственно на производство конечной продукции.
Так, например, не будет иметь значения, из какого источника металлурги будут получать электроэнергию. Станут ли они подключаться к «кошерным» солнечным установкам или тянуть ЛЭП от угольных ТЭС, углеродный след им будет насчитан одинаковый. Европейские металлурги от предложенной системы тоже крайне не в восторге, так как для них могут отменить бесплатные разрешения на выбросы, а это более 50 евро за каждую тонну углекислого газа.
Сама система достаточно сложная, в первую очередь, для импортеров, которым сначала придется покупать сертификаты на выбросы углекислого газа, который образуется при производстве приобретаемой за рубежом продукции, а затем обращаться за вычетами. Для бюрократии здесь и в самом деле будет раздолье.
Фишка здесь заключается в том, что из тарифа будет вычитаться стоимость разрешений на выбросы углекислого газа, приобретенных экспортером у себя в стране. Поэтому углеродные тарифы не приведут к существенному снижению конкурентоспособности российских металлургов по сравнению с европейскими (тем в ближайшие годы, судя по всему, будет вообще совсем грустно).
Проблема в том, что данные тарифы ставят российские компании в невыгодное положение по сравнению с коллегами в Великобритании, Канаде или где еще будет введена плата за выбросы углекислого газа. Таким образом, углеродные тарифы — это, в первую очередь, инструмент для навязывания другим странам своих правил, превращение металлургов, заинтересованных в европейском рынке, в лоббистов европейской климатической политики, разрушительной для экономики. К слову сказать, с 16 июля систему торговли разрешениями на выбросы запустили и в Китае несмотря на проблемы с верификацией данных. Получили цену $8,20 за тонну CO2.Но это, как говорится, только пока.
В последние месяцы проблема «декарбонизации» стала весьма актуальной и для металлургических компаний в России (и Украине тоже). Ряд производителей объявили о запуске проектов, направленных на снижение выбросов углекислого газа. Причем для них самих это исключительно лишние расходы, которые не будут направлены на что-либо более полезное, и рост себестоимости. Для потребителей стальной продукции «декарбонизация» приведет только к повышению цен при полном отсутствии каких-либо положительных эффектов.
Да, приходится признать, что климатическое «окно Овертона» уже открыто настежь, и из него дуют не вонюченькие сквознячки, а вполне настоящие ураганы, что даже на уровне высшего руководства России заявляется о важности борьбы с выбросами углекислого газа, что российским компаниям с мало-мальски заметным зарубежным бизнесом приходится не только произносить нужные мантры, но и выбрасывать на воздух реальные деньги. Однако тем более важно не поддаваться модному климатическому безумию, а сосредоточиться на более вещественных и существенных проблемах.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Логика обстоятельств сильнее логики намерений, примерно так сказал один известный государственный деятель. Поэтому любые планы и ожидания должны так или иначе сверяться с реальной обстановкой.
Так, вполне понятно желание российских металлургических компаний продлить июньские внутренние цены на июль и максимизировать объемы экспорта на ближайшие две-три недели. Однако и то, и другое, скорее всего, недостижимо. Российский рынок проката уже однозначно развернулся в сторону понижения, а текущая конъюнктура за рубежом не благоприятствует поставщикам.
Вопрос о ценах на стальную продукцию в России и после объявления об экспортных пошлинах не исчез с повестки дня. Более того, им предметно заинтересовалась Генпрокуратура. ФАС намерена в конце июля потребовать объяснений от металлургических компаний. Периодически с различных трибун продолжают раздаваться призывы о государственном регулировании цен на важнейшие товары.
Вообще-то, путь директивного регулирования, как говорится, ведет в никуда. Причем основная проблема здесь заключается в кадрах. Кто возьмет на себя адский труд по расчету цен и балансов? Нет ни людей, ни методики, ни соответствующей сети сбора и обработки данных. Поэтому возвращения к советскому прошлому не будет — ни в крупных делах, ни по мелочам.
Другое дело — рыночное регулирование. Экспортные пошлины на металлопродукцию, которые вступят в силу с 1 августа, представляют собой инструмент грубой настройки. Он не отличается продуманностью и совсем не гибок. Но, очевидно, эта система постепенно будет настраиваться.
Еще один подход продемонстрировали на прошлой неделе китайские товарищи, выставившие на продажу на государственной электронной торговой площадке 100 тыс. т алюминия, цинка и меди из госрезерва. Целью этой акции было объявлено снижение завышенных цен на металлы. Первый блин, как водится, выдался комковатым. Все лоты разметали за полчаса, а общий уровень заявок был всего лишь на 1,6-5,3% ниже биржевых котировок. Очевидно, с учетом китайских масштабов интервенция оказалась слишком мала. Впрочем, и резервы в закромах у китайцев не слишком велики — не более 5% от годового потребления меди и алюминия.
Некоторое время назад и у нас выступали с идеей демпфирования ценовых колебаний с помощью закупок проката в госрезерв во время спадов и распродаж в период подъемов. Так что, этот китайский опыт следует принять во внимание.
Основной движущей силой на российском рынке стальной продукции продолжает тем временем оставаться строительный сектор, а в нем при обвале коммерческого и индивидуального строительства лидируют государственные инфраструктурные проекты и возведение жилых домов. Причем подъем в этих отраслях представляет собой долгосрочную тенденцию. Поэтому и цены на прокат строительного назначения, как правило, демонстрируют наибольшую устойчивость. Хотя они, конечно, тоже снижаются.
По-видимому, сезонный пик потребления в строительном секторе поможет российскому рынку проката избежать обвала. Спад за июль-август составит предположительно 10-20% по сравнению с июньским пиком, вряд ли более. С другой стороны, очень сомнительно и то, что после введения пошлин в августе российские металлурги смогут поднять внутренние котировки, чтобы компенсировать уменьшение прибыли по экспортным поставкам. Для этого будут нужны острый дефицит, ажиотажный спрос и, не в последнюю очередь, полноценный подъем за рубежом в качестве ориентира.
Если эффект отложенного спроса действительно может проявиться на российском рынке ближе к осени, то ждать нового роста внешних котировок в ближайшем будущем весьма сложно. Мировая экономика снова тормозит, а замедляет ее все тот же коронавирус. Новая волна этой заразы — отнюдь не только российская проблема. Причем если у нас все пока что ограничивается, в основном, QR-кодами и призывами ко всеобщей вакцинации, то в ряде других стран, как говорится, все по-взрослому.
Так, в Хошимине, втором по величине городе Вьетнама, объявлен двухнедельный жесткий карантин с закрытием магазинов (кроме продовольственных), учреждений и предприятий, а также прекращением работы общественного транспорта. Причем во всем 96-миллионном Вьетнаме с января 2020 г. было выявлено меньше случаев заражения, чем порой выявляется сейчас в России за сутки.
Ограничения той или иной степени жесткости действуют в настоящее время почти во всех крупных азиатских странах, включая Индию, Индонезию и Японию. И этот фактор достаточно заметно влияет на региональный рынок стальной продукции. Спрос там резко сузился по сравнению с весной, а стоимость проката снижается. Окончательно упасть ей, пожалуй, мешают только относительно высокие затраты на сырье и логистику. Так, по данным французской ассоциации судовладельцев Armateurs de France, тарифы на контейнерные перевозки в начале июля достигли нового максимального значения за последние полтора года. Причем нормализации обстановки не ожидается, как минимум, до весны 2022 г.
Отдельная история с Китаем. Правительство КНР явно поставило себе задачу не дать никому скучать и успешно ее решает, во всяком случае, на рынке металлов. Проблем с коронавирусом в Китае нет, но там, похоже, подхватили «зеленую» (она же «климатическая») болезнь в острой форме.
В начале июля власти страны заявили, что в целях борьбы с выбросами углекислого газа важно не допустить, чтобы выплавка стали в стране в 2021 г. превысила прошлогодний уровень. Проблема заключается в том, что по итогам первых пяти месяцев текущего года производство уже выросло более чем на 55 млн. т по сравнению с аналогичным периодом годичной давности, а по итогам всего полугодия превышение может составить 60 млн. т. Ориентировочно, объем выплавки при этом достиг порядка 570 млн. т. Таким образом, чтобы выполнить заявленную задачу и вписаться в прошлогодние 1065 млн. т, в июле-декабре надо будет уменьшить выплавку стали до менее 500 млн. т, т. е. примерно на 18% по сравнению с первым полугодием!
От одного только осознания подобной перспективы биржевые котировки в Китае бодро рванули вверх и достигли максимальных отметок более чем за полтора месяца. Напомним, что именно тогда, в середине мая, в Китае наблюдался резкий скачок цен, который пришлось срочно сбивать административными мерами.
Причем никакого обвала в китайской экономике, который мог бы оправдать подобный спад производства стали, нет и не предвидится. Да, прогнозируется снижение темпов роста за счет уменьшения капиталовложений в жилищное и инфраструктурное строительство. Да, могут сократиться экспортные заказы на китайские товары. Но не до такой же степени!
Впрочем, эта встряска способствовала тому, что китайские металлургические компании снова начали поднимать внешние котировки. Так, горячекатаный прокат, который в конце июня мог стоить $830-850 за т FOB, теперь предлагается, по меньшей мере, по $870-900 за т. Вероятность того, что в Китае могут быть введены экспортные пошлины на прокат, при этом не исчезла, но такое впечатление, что китайские металлурги просто «перебоялись».
Тем не менее, в условиях низкого спроса на металлопродукцию на основных рынках китайские компании остаются конкурентами для российских. А еще больше проблем доставляют индийские производители. Внутренний спрос в самой Индии слабый из-за коронавирусных ограничений и дождливого сезона, поэтому они расширяют экспортные поставки. В первом полугодии приоритетным направлением для них была Европа, но теперь у них больше нет свободных квот, а Европейская комиссия угрожает им антидемпинговыми пошлинами. Из-за этого индийский горячекатаный прокат перетекает в Турцию, сбивая цены на российскую продукцию.
В самой Европе в конце июня листовой прокат немного подешевел, но снова возобновляет рост вследствие сохраняющегося дефицита и высокой обеспеченности местных компаний заказами. В США подъем и вовсе не прекращался, а котировки на горячекатаный прокат достигли совершенно невероятного значения — $2000 за т EXW! Впрочем, эти цены уже настолько высоки, что американские компании начали наращивать импорт несмотря на необходимость уплаты 25% тарифа.
ФРС и Европейский центральный банк пока игнорируют регистрируемый в этих регионах рост инфляции. Они отговариваются тем, что ориентируются на среднее значение этого показателя за длительный период, а в этом случае отдельными флуктуациями можно пренебречь. Поэтому та же ФРС заявляет, что пока не планирует повышать процентные ставки, как минимум, до 2022-го, а то и до 2024 г.
Так что, накачка западных экономик деньгами будет продолжаться. А если Конгресс США утвердит инфраструктурную программу президента Байдена, а Еврокомиссия выделит средства на построение безуглеродной экономики, следует ожидать и реального расширения спроса на ресурсы. Правда, при этом рынки стали в США и ЕС будут становиться все более закрытыми, а разница в стоимости стальной продукции между ними и прочим миром продолжит расти.
Правда, и это тоже пока лишь намерения. А объективные обстоятельства… они могут повернуться по-всякому. Осень этого года может оказаться очень жаркой.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Введение экспортных пошлин с 1 августа продолжает оставаться главной темой в российской металлургической отрасли. Более того, данный фактор начал оказывать влияние и на мировой рынок стальной продукции. Естественно, металлургические компании встретили нововведение в штыки и продолжают искать аргументы в пользу отмены тарифов. Так, с предложением отложить их до проведения детального анализа последствий для металлургов обратилась к премьер-министру Ассоциация электрометаллургических предприятий (АЭМП).
Ее аргументы заключаются в том, что большинство электрометаллургических предприятий в России не имеют собственной сырьевой базы и производства продукции высокого передела либо географически удалены от рынков сбыта, что делает их функционирование невозможным при нестабильных условиях экспортной деятельности. При этом рентабельность электрометаллургических предприятий до 3 раз ниже, чем у вертикально-интегрированных холдингов — особенно, сейчас, когда горячекатаный прокат, который обычно шел на экспорт лишь на 10-20% дороже заготовки, сейчас превышает ее в 1,5-1,6 раза.
Кроме того, российских электрометаллургов беспокоит то, что экспортные пошлины на стальную продукцию несут серьезный риск взрывного роста цен на основное сырье – лом черных металлов. Как заявляет АЭМП, новые вывозные пошлины на готовую продукцию будут в 1,5 раза больше, чем на металлолом (70 евро за т), что сделает вывоз сырья из страны выгоднее, чем экспорт полуфабрикатов или арматуры. В конечном итоге, такая ситуация приведёт к оттоку лома черных металлов на экспорт и остановке ряда экспортно-ориентированных производств низкого передела.
Итак, получается, что для мини-заводов ключевым становится вопрос о металлоломе. Однако ситуация здесь все-таки не совсем такова, как заявляет АЭМП и ее члены.
Прежде всего, утверждения о том, что из-за разницы в ставках пошлины российский экспорт заготовки и сортового проката может быть вытеснен экспортом металлолома, выглядят несколько натянутыми. Во-первых, поставками за рубеж лома и стальной продукции занимаются совершенно разные компании. Причем если у крупных металлургических групп есть подконтрольные «Вторчерметы», но независимые мини-заводы скупают лом с рынка. Конечно, они могут взять свои запасы и толкнуть их за рубеж вместо заготовки, но, как говорится, только один раз.
Во-вторых, выгодность внешних поставок лома и стальной продукции определяется не только уровнем экспортных пошлин. Для металлолома ставка составляет около $82,5-84 за т (в зависимости от соотношения доллара и евро), для заготовки, сортового проката, толстого листа — $115 за т, т. е. все-таки не в полтора раза, а на 36-38% больше. Однако и экспортная цена лома составляет около т 430-445 за т FOB порты Черного/Азовского моря, тогда как заготовка (самый уязвимый вид стальной продукции из расчета соотношения цен и пошлины) в конце июня продавалась примерно по $640 за т FOB.
Безусловно, дело здесь не столько в продажной цене, сколько в себестоимости. Для экспортеров лома ключевое значение имеет уровень закупочных цен в портах. До объявления о введении вывозных пошлин на черные металлы и их повышении на лом данные показатели на юге находились где-то в интервале 25-26 тыс. руб. за т CPT, что соответствовало, в среднем, $350 за т. При условии, что стоимость лома на мировом рынке существенно не изменится в ближайший месяц (а вероятность этого достаточно велика), экспортерам лома, чтобы компенсировать увеличение пошлины примерно на $30 за т, придется опустить на ту же величину закупочные цены.
Таким образом, чтобы конкурировать с экспортерами, мини-заводам будет достаточно предлагать ломосборщикам в августе более 24 тыс. руб. за т с доставкой, что примерно на 2-4 тыс. руб. за т меньше, чем в конце июня. Понято, что это самая грубая схема, но факт, что электрометаллурги могут рассчитывать на снижение сырьевых затрат вследствие подъема экспортных пошлин на лом, а не должны бояться их увеличения, налицо.
Само собой, этот выигрыш будет гораздо меньше, чем потери от тарифов на металлопродукцию, но утверждение о том, что пошлины убьют российский экспорт заготовки и сортового проката, пожалуй, несколько преувеличено. В конце концов, в первой половине февраля отечественные компании продавали за рубеж заготовку по $530-550 за т FOB и приобретали металлолом по 25-27 тыс. руб. за с доставкой и не сетовали на убыточность.
Что касается производителей листового проката, то им вообще грех жаловаться. Вычитание из их нынешних внешних котировок экспортной пошлины лишь возвращает цены на уровень конца первого квартала текущего года, который был для них исключительно финансово успешным. По крайней мере, у «большой тройки» показатель EBITDA по итогам января-марта 2021 г. был на 65-110% выше, чем в тот же период годом ранее.
В то же время, мини-заводы, безусловно, совершенно правы в том, что экспортная пошлина отбрасывает их рентабельность на уровень практически начала-середины осени прошлого года, когда подъем цен еще не стартовал. В наиболее сложном положении окажутся предприятия, для которых внешние поставки заготовки составляют основной доход. Кстати, с такими же проблемами столкнутся и экспортеры товарного чугуна, стоимость которого в настоящее время почти такая же, как у стальных полуфабрикатов.
Фактически об этом же говорит в своем заявлении Ассоциация предприятий чёрной металлургии «Русская Сталь». По ее оценкам, введение пошлин может привести к падению рентабельности предприятий, выпускающих ГБЖ, чугун, товарную заготовку. Это вызовет при сохранении нынешних цен на мировом рынке сокращение экспорта на 1 млн. т на сумму $552 млн., а при их снижении – на 2,5 млн. т на сумму $1 млрд.
Так как первом случае средняя цена составит $552 за т, а во втором – $400 за т, речь действительно идет, прежде всего, о железе прямого восстановления, в меньшей степени, о более дорогостоящих чугуне и заготовке. А вот слябы стоят сейчас чуть ли не в полтора раза дороже заготовки, да и нет в России сейчас заводов, для которых эта продукция является профилирующей.
Так что, их поставщикам разорение и остановка доменных печей, как предупреждает «Русская Сталь», точно не грозят. Да и действовать пошлины все-таки будут только пять месяцев. На такой срок останавливать и вновь запускать доменную печь просто не целесообразно.
И арматура тоже менее уязвима. Все-таки, большая ее часть продается на внутреннем рынке, а крупнейшим импортером является Казахстан, член ЕАЭС. И при нынешней внутренней цене порядка 55-60 тыс. руб. за т EXW без НДС трудно поверить, что кто-то из ее производителей уже находится на грани нулевой рентабельности. Пожалуй, представители металлургов все-таки слишком нагретают.
В Турции разница в стоимости металлолома (CFR) и заготовки (FOB) составляет около $170-190 за т. Конечно, там дороже электроэнергия и природный газ, но и лучше логистика. Если принять примерно такое же соотношение для российских компаний, получится, что при нынешних внутренних ценах на металлолом введение пошлины снижает рентабельность поставщиков полуфабрикатов до минимума. А стоит заготовке упасть хотя бы на $30-40 за т от текущего уровня, как у них начнутся проблемы. Причем этот сегмент мирового рынка стали — один из наиболее конкурентных. Заместить российскую продукцию там есть, кому.
Возможно, АЭМП и «Русская Сталь» могли бы направить свои усилия не на попытку отмены экспортных пошлин на металлы (этого, скорее всего, не произойдет), а на модификацию данного механизма с введением в него четвертой категории — черных металлов с продажной ценой от $400 до $700-750 за т. В нее как раз войдут и заготовка, и товарный чугун. Для них минимальную пошлину можно было бы установить на уровне $70-80 за т, что существенно снизило бы потери металлургов. Или, как предложила «Русская Сталь», нужно предусмотреть возможность оперативной модификации минимальных пошлин и ставок. Впрочем, возможно, такая более гибкая система появится в будущего года, сменив нынешнюю.
Вот кто оказался сейчас в по-настоящему сложном положении, так это компании, покупающие в России прокат для дальнейшей переработки и частичного экспорта за рубеж полученной «подтарифной» продукции. Их у нас немного, но они есть, и вот для них как раз необходимым выглядит освобождение от действия экспортных пошлин.
Впрочем, здесь возникает другой ключевой вопрос: будут ли экспортные ограничения способствовать снижению внутренних цен на металлопродукцию? Ведь именно это было заявлено главной целью эпопеи с пошлинами. Пока что металлурги стремятся пролонгировать на июль свои цены для российских покупателей, однако на рынке преобладают понижательные ожидания.
В то же время, некоторые российские производители поспешили активизировать экспортные операции, стремясь успеть до введения пошлин. Однако текущая рыночная ситуация не благоприятствует подобным сделкам. Ряд стран сократили спрос на листовой прокат вследствие ухудшения коронавирусной обстановки. Китай значительно уменьшил закупки заготовки из-за дождливого сезона и ожидаемого во втором полугодии сужения спроса на прокат со стороны строительного сектора.
Кроме того, китайским металлургам тоже светят (или, наверное, грозят) экспортные пошлины на стальную продукцию. Поэтому ряд поставщиков устроили свою дешевую распродажу. Горячекатаный прокат толщиной от 3 мм в конце июня предлагался некоторыми китайскими компаниями во Вьетнам по $850-870 за т CFR, и это нижняя планка, на которую приходится ориентироваться и российским экспортерам в Азию.
В Турции первой реакцией на введение экспортных пошлин в России стало повышение цен на листовой прокат. Ведь предполагалось, что поставщики поднимут котировки, чтобы уменьшить свои потери. Но теперь рынок, похоже, разворачивается вниз. Удешевление стальной продукции отмечалось в последние дни и в Европе. Таким образом, российские компании, стремясь расширить внешние поставки в июле, могут спровоцировать спад на мировом рынке, который будет очень трудно остановить. Особенно, если вследствие торможения китайской экономики пойдет вниз железная руда. По крайней мере, такое развитие событий на рынке ЖРС прогнозируют сейчас все специалисты.
Однако если цены на прокат упадут за рубежом, то и российский рынок вряд ли сможет удержаться на вершине. Значит, так или иначе, криво или косо, но свою роль экспортные пошлины все же должны сыграть. Правда, здесь есть и другие риски. В последние недели дистрибьюторы и конечные потребители сократили закупки дорогостоящего проката в расчете на его удешевление в будущем. Это может привести к эффекту отложенного спроса, дефициту и скачку цен в августе-сентябре.
В общем и целом, трясти наш рынок будет еще долго. И, по правде говоря, не с пошлин это началось.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Как говорится, сюрпри-и-из! Если ничего радикально не изменится, с 1 августа и по 31 декабря в России при поставках за пределы ЕАЭС будут действовать экспортные пошлины на черные и цветные металлы в размере 15%, но не меньше определенного минимального значения, который для чермета составит от $54 до $150 за т.
Насколько можно понять из обсуждения этого вопроса на заседании правительства 24 июня, для продукции стоимостью до $400 за т (очевидно, FOB) данный наименьший уровень составит $54 за т. Он будет взиматься при цене до $360 за т, дальше пошлина будет считаться по ставке 15%. Под это подпадают окатыши и ГБЖ. Ничего пока не было сказано о металлоломе.
Следующий уровень — арматура, г/к прокат, очевидно, полуфабрикаты и другая стальная продукция низкого передела. Для нее минимальная пошлина составляет $115 за т, которая будет взиматься при цене до $766,7 за т, дальше тариф уменьшается до 15%.
Холоднокатаный прокат, метизы при стоимости до $886,7 за т будут облагаться по фиксированной ставке $133 за т, а дальше пошлина будет составлять те же 15%. Наконец, для нержавеющей стали и ферросплавов дороже $1300 за т минимальный платеж устанавливается на уровне $150 за т, что соответствует продажной цене в $1000 за т.
Здесь не совсем понятно, к какой категории отнесут оцинкованную сталь, которая в последние пару месяцев поставлялась на экспорт более чем по $1300 за т FOB, но, очевидно, при подготовке реального постановления, которое должно быть подписано до 30 июня, все непонятные места должны быть прояснены. Важно сейчас то, как эти меры скажутся на российском рынке стальной продукции.
Безусловно, металлургические комбинаты восприняли это новшество резко отрицательно и сразу же начали критиковать его, указывая на возможные слабые места. Если взять, например, отзыв от Группы НЛМК, возражения заключаются в следующем.
Первое. Тарифы затрагивают всю номенклатуру металлопродукции, включая ту, для которой отсутствует российский рынок потребления (например, стальные полуфабрикаты и чугун). Введение пошлины на такие продукты не приведет ни к увеличению объема поставок на рынок РФ, ни к снижению цен для российских конечных потребителей, а только к падению доходов металлургов.
Второе. Введение пошлины, в первую очередь, отразится на электрометаллургии, которая работает на дорогом ломе, и потенциально приведет к падению рентабельности ниже нуля. Это создает реальную угрозу сокращения экспорта и производства, например, сортовой заготовки, так как российское потребление такой продукции отсутствует или недостаточно.
Третье. Предлагаемый механизм фиксации пошлины не ниже определенного уровня для любой рыночной цены является рискованным на фоне ожидаемой нормализации мировых цен. Например, если цена на экспортный горячекатаный прокат снизится до среднего за последние несколько лет уровня, эффективная ставка пошлины составит 25%, что является запретительным даже для эффективных производителей.
Четвертое. Введение экспортных пошлин создает риски ответных мер других стран в отношении российского экспорта. Это приведет к сокращению присутствия российских металлургов на внешних рынках и замещению российской продукции металлом других стран-экспортеров, например, Украины или Турции. Вернуться на эти рынки российским производителям будет сложно, особенно с учетом того, что количество доступных рынков уже существенно сократилось за последние годы из-за возведения в различных странах торговых барьеров.
Что же, пройдем по всем этим пунктам. Да, введение экспортных пошлин на железорудное сырье выглядит неоправданным. На российском рынке нет острой проблемы завышения цен на эту продукцию. Доменное производство сосредоточено, главным образом, в составе вертикально интегрированных групп, в значительной мере самостоятельно обеспечивающих себя ЖРС. Поставки, в том числе, из Казахстана для Магнитогорского меткомбината, по большей части, осуществляются по долгосрочным соглашениям.
Экспорт железорудного сырья из России никаким образом не затрагивает интересы других производителей. А для группы «Металлоинвест» эта деятельность представляет собой одно из важнейших направлений бизнеса. При этом пошлина в размере от $54 за т на ее продукцию выглядит весьма завышенной, особенно, на окатыши, стоимость которых немногим более $200 за т FOB. Убыточными они не станут, но пошлина срежет большую часть прибыли.
Стоимость товарного чугуна на мировом рынке сейчас превышает $600 за т, так что размер пошлины для его поставщиков будет составлять порядка $90-100 за т, что фактически приведет к снижению стоимости данной продукции примерно до уровня конца прошлого года. Не смертельно, но неприятно, учитывая существенное подорожание сырья с тех пор. Вообще-то немалая часть выплавляемого в нашей стране чугуна продается на российском рынке, но его емкость ограничена и оперативно увеличена быть не может. Поэтому введение пошлины действительно не приведет к улучшению снабжения российских потребителей.
С заготовкой все гораздо сложнее. Прежде всего, экспортная цена на нее в последнее время не превышает $630-650 за т FOB, а при вычитании из нее фиксированных $115 получится порядка $515-535 за т. Много это или мало? Такие цены (на самом деле, чуть выше), были в начале февраля либо в начале декабря прошлого года. Тогда российские компании, помнится, не жаловались на отрицательную рентабельность, хотя были не в восторге, да.
Ключевое значение здесь будет, конечно, иметь стоимость металлолома. Сейчас он обходится российским производителям примерно по $375-390 за т с доставкой без НДС. Так что, даже после введения пошлины экспортная цена позволит им получать прибыль, хотя маржа, конечно, резко сократится. В то же время, весьма вероятно, что новые ограничения на экспорт металлолома позволят металлургам добиться снижения цен на него.
Кроме того, большинство российских производителей заготовки могут варьировать свой сортамент, повышая или понижая долю товарных полуфабрикатов, которые идут на экспорт, и сортового либо фасонного проката, который продается, по большей части, на внутреннем рынке.
На самом деле, важнейший вопрос, связанный с введением пошлин, заключается в следующем: приведет ли их появление к снижению цен на внутреннем рынке или пройдет для него незамеченным? А может, комбинаты, раздосадованные конфискацией у них порядка 5% годовой валовой прибыли (113-114 млрд. руб., по оценкам первого вице-премьера Андрея Белоусова при ожидаемой в 2021 г. доналоговой прибыли в 2,1-2,3 трлн. руб.), наоборот, поднимут цены для российских потребителей?
Вообще-то, имеющийся опыт показывают, что экспортные пошлины обычно приводят к снижению внутренних цен. В частности, такой спад в феврале наблюдался на рынке металлолома. Представляется, что в ответ на снижение доходности экспортных операций производители увеличат объем предложения на внутреннем рынке и тем самым создадут избыток, ведущий к ценовому спаду.
Здесь надо учитывать еще один немаловажный аспект. Введение экспортных пошлин не помогло бы российским потребителям в марте-мае, когда на мировом рынке наблюдался подъем, а металлопрокат расхватывали, как горячие пирожки. Тогда комбинаты и в самом деле имели бы возможность поднять внутренние котировки, компенсируя падение доходности от операций за рубежом.
Однако сейчас все изменилось! Мировые цены на сортовой прокат и заготовку достигли относительной стабилизации, зажатые снизу дорогостоящим металлоломом, который в ближайшие месяцы вряд ли упадет существенно ниже $500 за т CFR в Турции и Восточной Азии, а сверху — котировками на арматуру и полуфабрикаты в Китае. В секторе листового проката российским компаниям (за исключением ориентирующейся на Европу «Северстали») также приходится сбавлять цены под влиянием ослабевшего спроса и конкуренции со стороны китайских и индийских поставщиков.
Собственно, стоимость стальной продукции в России в июне и так была сильно завышенной по сравнению с экспортной, причем превышение внутренних цен над экспортным паритетом могло достигать для арматуры и горячекатаного проката 15 тыс. руб. за т и более. И сужение этого разрыва уже началось. Так, некоторые крупные производители сварных труб добились от комбинатов падения цен на рулон до около 90 тыс. руб. за т CPT, что как раз практически соответствует экспортному паритету.
Вообще, металлурги могли бы взять пример с производителей удобрений, которые на прошлой неделе как раз объявили о заморозке цен на калий и аммиачную селитру на весь полевой сезон на уровне мая текущего года. Это означало подорожание данных видов продукции для российских потребителей соответственно на 15 и 25-30% по итогам года, тогда как на мировом рынке рост превысил 70%. Такой вариант, пожалуй, устроил бы всех и на рынке стали. Но жадность, жадность!.. Иногда от нее бывают проблемы…
С другой стороны, риск падения экспортных цен на российскую стальную продукцию до конца текущего года до такой степени, что пошлина в $115 за т убьет внешние поставки, не слишком велик. По крайней мере, их возвращение на «средний за последние несколько лет уровень» (порядка $500 за т FOB) может произойти лишь в случае какого-то особо разрушительного экономического катаклизма мирового масштаба. Но тогда и пошлины точно отменят.
В США горячекатаный прокат превысил $1850 за т EXW, в Евросоюзе корпорация ArcelorMittal возобновила практику повышений котировок в конце недели, доведя базовые цены на горячекатаный прокат до 1200 евро за т EXW. Причем, по мнению американских и европейских специалистов, существенного понижения, как минимум, до конца текущего года не ожидается. При этом может так получиться, что на других региональных рынках котировки на сортовой и листовой прокат будут определяться по формуле: европейская или американская цена минус 25% тарифа минус стоимость доставки минус антидемпинговая пошлина. Если г/к прокат в ЕС будет стоить те самые 1200 евро за т, то российские компании смогут поставлять туда свою продукцию сверх квоты, как минимум, по $900-1000 за т FOB или $765-850 за т за вычетом экспортной пошлины. Уровень начала-середины марта, если что, хотя железорудное сырье тогда таки да, стоило на 20% дешевле.
Наконец, ответных мер от «партнеров» можно опасаться лишь при введении экспортных пошлин на сырье. Это может быть расценено как несправедливое преимущество для металлургов. А вот все антидемпинговые процессы исходят из того, что некие компании продают свою продукцию на экспорт дешевле, чем на внутреннем рынке. А если дороже (включая экспортную пошлину), то к этому никто не прицепится.
Так или иначе, временное введение экспортных пошлин на металл следует расценивать как первый шаг к созданию постоянно действующей системы по регулированию рынка с помощью индикативных цен и плавающих экспортных тарифов. Как это, например, уже работает в зерновом секторе. Так, например, экспортная пошлина на зерно рассчитывается еженедельно на основе мировых цен. Она начинает взиматься, если цена на бирже превышает $200 за тонну пшеницы или $185 за тонну кукурузы и ячменя. В этом случае она составляет 70% от разницы между ценой контракта и данной индикативной ценой.
Как раз с 30 июня Минсельхоз откорректировал пошлины на пшеницу и кукурузу, повысив их соответственно на $3,0 и $0,3 за т, исходя из изменений мировых цен на эти культуры. Через неделю последует новая коррекция. Очень похоже, что в следующем году мы увидим действие похожего механизма и на рынке металлов.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Безусловно, в центре внимания всего мира на прошлой неделе была встреча в Женеве, состоявшаяся 16 июня. Ее результаты неочевидны и, вероятно, постепенно проявятся в будущем. Однако для мирового рынка стали не менее важной была и проведенная 15 июня в Брюсселе встреча американского президента с главами европейских стран.
На ней было провозглашено намерение усилить консолидацию западных стран, прежде всего, против Китая, который рассматривается как главный экономический соперник, и против России как главного политического противника. При этом западные страны заявили о желании, по возможности, снять торговые противоречия и конфликты в своем междусобойчике.
В частности, речь идет о весьма вероятной отмене американских стальных пошлин для европейских металлургических компаний. В ответ Евросоюз снимет ограничения на импорт стали, алюминия и ряда других товаров из США. При этом для прочих поставщиков тарифы в США и квоты в ЕС остаются в силе.
На прошлой неделе европейские страны поддержали предложение Еврокомиссии о продлении действия квот на импорт стальной продукции еще на три года. Официального заявления на этот счет еще нет, потому и цены на листовой прокат в ЕС пока сохраняют относительную стабильность при низком видимом спросе. Но в дальнейшем велика вероятность нового повышения.
Европейские компании уже практически восстановили докризисное производство стали и увеличивать выпуск в обозримом будущем не собираются. Поэтому дефицит проката на региональном рынке никуда не денется. Сократить его может только значительный спад реального потребления. Однако пока что в европейской экономике доминируют положительные ожидания.
В США рост цен и не прекращался. В середине июня базовые котировки заводов на горячекатаный прокат превысили отметку $1850 за т EXW в штатах Среднего Запада. Причем основной причиной этого подъема является повышенный спрос, пусть даже искусственный, возникший вследствие обильного насыщения экономики деньгами. ФРС США 16 июня оставила базовую ставку на прежнем уровне 0-0,25%, так что, по крайней мере, в ближайшем будущем эта политика продолжится.
Вообще, западные страны, объявляя сближение друг с другом, все больше отгораживаются от остального мира. В 2023 г. ЕС планирует запустить в пилотном режиме углеродные тарифы, которые очень сильно затруднят поставки стальной продукции в Европу. Только при выплавке чугуна и стали в доменно-конвертерном процессе на тонну стали образуется, в среднем, 1,85 тонны углекислого газа, за которые придется заплатить по нынешним ценам порядка 94-96 евро, а в 2023 г. эта сумма вполне может возрасти на десятки процентов.
Как заявляют эксперты, если металлурги из других стран захотят сохранить возможность поставок стальной продукции в ЕС, им придется принять европейские правила игры. Заменить доменные печи электропечами, а природный газ — водородом, использовать электроэнергию, выработанную на ветряных и солнечных установках. Кроме того, крайне желательно введение высокой платы за выбросы углекислого газа.
Все эти меры приведут только к высоким расходам, особенно, на водородные технологии, которые пока что совершенно не отработаны в промышленном масштабе, обострению дефицита и без того подорожавшего металлолома и резкому повышению себестоимости стальной продукции. При этом потребители получат от этого только резкий подъем цен при абсолютно неизменном качестве и, так сказать, моральное удовлетворение.
Недавно наш президент предложил в качестве альтернативы всему этому безумию вкладывать средства в поглощение углекислого газа, например, посредством насаждения лесов. Так, по крайней мере, себестоимость металла (без учета накладных расходов) останется на том же уровне. Посмотрим, как отреагирует Евросоюз на этот прием из арсенала дзю-до, но вообще-то создается впечатление, что на европейском рынке российским металлургам через несколько лет придется поставить крест. По крайней мере, альтернатива с прогибом всего мира под климатический диктат выглядит куда более неприглядной.
Так или иначе, цены на стальную продукцию в ЕС и США в обозримом будущем продолжат рост или, по крайней мере, не сильно снизятся. Существенный спад там произойдет только в том случае, если ФРС США и Европейский центральный банк начнут бороться с инфляцией, повышая процентные ставки и урезая денежные пайки. Но пока что признаков скорого поворота нет. Западные специалисты вынуждены признавать, что инфляция в мае достигла рекордного уровня с лета 2008 г., но по-прежнему заявляют, что эти проблемы преходящи, и скоро все нормализуется. Как говорится, посмотрим, но зима (2008/2009 гг.) близко!
В других регионах, между тем, стоимость стальной продукции либо относительно постоянная, либо уменьшается. В частности, упал спрос во Вьетнаме, где обострилась коронавирусная обстановка. Из-за этого существенно подешевел и продолжает дешеветь индийский и китайский горячекатаный прокат. Понижение на рынке данной продукции наблюдается и в Турции, а экспортные котировки на российские горячекатаные рулоны движутся вниз по направлению к отметке $1000 за т FOB.
В Китае на бирже сохраняется волатильность, но стальная продукция в целом стабилизируется, уменьшая размах ценовых колебаний. В правительстве КНР продолжают заявлять о необходимости ценового контроля, снижении производства и экспорта стали. Вопрос об экспортных тарифах не снят с повестки дня, но власти умело держат паузу. По данным Fastmarkets и Argus, средний уровень цен на китайский горячекатаный прокат толщиной более 3 мм в реальных сделках понизился до около $900 за т FOB. Правда, объем внешних поставок сравнительно невелик.
Импортная заготовка в Китае также стабилизируется немногим ниже отметки $700 за т CFR. А нижнюю границу для этой продукции очерчивает металлолом, укрепившийся в районе $490-520 за т CFR в Турции и странах Восточной Азии. При высоком спросе на это сырье и ограниченном предложении вряд ли оно в обозримом будущем намного подешевеет.
Россия, расположенная между Западом и Востоком, как всегда, находится в неком промежуточном состоянии. Одни участники отечественного рынка стальной продукции ориентируются на Европу и намерены продолжить повышение заводских цен в июле. Спрос на прокат строительного назначения находится на летнем пике, что тоже обуславливает его дороговизну.
В то же время, дистрибьюторы и конечные потребители настроены на понижение. Практически никто не покупает прокат в запас, так как считает маловероятным дальнейшее подорожание. Наоборот, металлотрейдеры боятся обвального падения цен. На споте заметно уменьшение котировок на холоднокатаный прокат. Значительно подешевели сварные трубы, а их производители получили весьма серьезные уступки от некоторых меткомбинатов.
Вполне вероятно, что российский рынок в итоге разделится надвое. Кто-то из производителей будет указывать высокие цены (особенно, если у него останется благодатная европейская альтернатива), а остальным, скорее всего, придется пойти на некоторое снижение. Во всяком случае, за пределами западных стран конъюнктура мирового рынка ухудшается.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Экономика — это очень большая и сложная система, развивающаяся по своим законам. В ней можно читерить, вбрасывая в нее триллионы свежеотпечатанных бумажек, которые все еще считаются настоящими деньгами. Можно вносить в нее искажения, искусственно прерывая товарные потоки с помощью протекционизма или зажимая ее в тиски административных ограничений.
Однако все эти действия вызывают соответствующую реакцию. Не сразу, не быстро и порой не заметно, но любые значительные изменения обстановки вызывают мощные макроэкономические процессы — как смешение определенных ингредиентов запускает химическую реакцию.
Статистика за май показала резкое ускорение инфляционных процессов, которые уже начали перетекать в реальный сектор. Так, в США индекс потребительских цен (CPI) достиг 5,0%, что стало наивысшим показателем с августа 2008 г. В Китае индекс цен производителей (PPI) вышел на уровень 9,0%, что стало максимальной отметкой с сентября 2008 г. Правда, потребительская инфляция в КНР все еще остается низкой — 1,6%.
Вопрос о том, стоит ли начинать беспокоиться, остается открытым. Многие эксперты, представляющие уважаемые финансовые организации, заявляют, что этот скачок имеет временный характер, а в дальнейшем ситуация нормализуется.
Например, по данным компании Lazard Asset Management, половину американского инфляционного показателя создали автомобили, новые и подержанные, резко подорожавшие из-за сокращения производства вследствие нехватки микропроцессоров, автостраховки и билеты на авиарейсы. Подъем цен на ресурсы пока не считается в западных странах большой проблемой.
Тем не менее, рынки волнуются, так как в ответ на ускорение инфляции центральные банки могут принять меры по ее обузданию, как это, например, сделал Центробанк России, поднявший ключевую ставку сразу на 0,5 п.п., до 5,5%. Такие действия однозначно ассоциируются со снижением темпов экономического роста и соответственно сужением спроса на товары. Хотя сомнительно, что ФРС, Европейский Центробанк и прочие подобные структуры будут действовать «по учебнику». Как известно, когда джентльменам не нравится ход игры, они меняют ее правила.
Вообще-то, поднятие ключевой ставки в России, с одной стороны, выглядело неизбежным, а с другой поражает своей бессмысленностью. Экономика нашей страны в последние годы постоянно отличалась неравномерностью и контрастностью, а сейчас она просто находится в положении враскоряку.
Состоявшиеся на прошлой неделе в Москве выставки «Металлоконструкции» и «Металлургия. Литмаш» показали, что в российской экономике в настоящее время прекрасно уживаются и стремительный подъем, и глубокая депрессия. Некоторые участники этих выставок жаловались на то, что едва справляются с потоком заказов, хотя загрузили все имеющиеся мощности в три смены. Другие, наоборот, столкнулись с падением спроса и продаж.
Зону роста, в основном, формируют государство и крупные корпорации — государственные и частные. В последние месяцы значительно возросли инвестиции в инфраструктурные и социальные проекты. Строительство автомобильных и железных дорог, мостов, развязок, школ, медицинских учреждений резко активизировалось. Причем именно данные проекты могут рассчитывать на получение скидок при поставках стальной продукции.
Не отстает от инфраструктурного строительства «большая» промышленность. В начале июня запущена первая очередь Амурского газоперерабатывающего завода. Правительство утвердило план реализации энергетической стратегии на 15 лет, включающий десятки крупных проектов на триллионные суммы. Началось подписание специальных инвестиционных контрактов СПИК 2.0 в различных отраслях промышленности. Продолжают наращивать обороты «оборонка», судостроение, авиастроение, ряд других секторов.
Так что, можно сказать, Центробанк РФ не зря рапортует о более быстром, чем ожидалось, восстановлении экономической активности, что стало для него одним из обоснований повышения ключевой ставки. Мол, экономика перегревается, ее надо остудить, чтобы уменьшить инфляционное давление.
Наверное, это было бы смешно, если бы не было так грустно. Наиболее благополучные сектора российской экономики потому и благополучные, что, как правило, работают в особом режиме, получая прямое государственное финансирование или льготные кредиты через ФРП и другие институты развития либо льготы по системе СПИК. На их активность колебания ключевой ставки влияют мало. Ее повышение, скорее всего, не приведет к снижению темпов роста.
Пожалуй, даже можно сказать, что эти отрасли сейчас функционируют в таком же режиме, что и западные экономики (либо Китай), — с доступными, дешевыми (для пользователей) и обильными финансовыми вливаниями. Не удивительно, что они демонстрируют исключительно высокий спрос на ресурсы и товары. Осталось только решить вопрос с пересмотром смет с учетом новых цен на прокат, но и он отнюдь не выглядит нерешаемым.
В общем, такова процветающая «Россия-1». Но кроме нее есть и «Россия-2» — малые, средние и недостаточно крупные компании, которые не задействованы в реализации приоритетных национальных проектов и не получают каких-либо льгот и поблажек. Вот для них экономическая ситуация продолжает ухудшаться, а повышение процентной ставки — еще одна гиря на ноги, если не прямо камень на шею.
Инфляция в России, безусловно, есть. И одним из ее источников, действительно, является повышенный спрос со стороны приоритетных отраслей. Однако основная причина роста цен — это увеличение стоимости ресурсов, вызванное исключительно внешними по отношению к нашей стране процессами.
Стальная продукция, пластики, пиломатериалы и многое другое дорожает в России, потому что взлетели вверх мировые цены. А поднялись они, в основном, благодаря тому, что правительства западных стран в последние месяцы тратят деньги, не считая, по принципу: «Бери, я себе еще нарисую». И вся трагедия заключается в том, что все экономические субъекты воспринимают эти деньги как настоящие, просто потому что им нет никакой разумной альтернативы! Бакс остается баксом несмотря на то, что где-то его рисуют миллиардами и тут же раздают, не считая. На него по-прежнему можно купить все, что угодно, а прочие валюты смиренно следуют его курсу. Подорожание евро или юаня по отношению к доллару за последние полгода укладывается в предел 3-5%.
Как показали события последних месяцев, российское правительство в условиях открытой отечественной экономики и относительно честной рыночной политики не может повлиять на цены на тот же прокат, поскольку они формируются за рубежом. Максимум, на послабления могут рассчитывать государственные проекты, которые и так находятся в зоне наибольшего благоприятствования.
Конечно, можно, отобрать у металлургов часть сверхприбылей, но это ничем не поможет рядовым непривилегированным потребителям. Им, увы, придется снова пережить 2015 г., но в еще более худших условиях. Металл и другие ресурсы растут в цене, процентные ставки тоже поднимаются, а рубль стабилен, поэтому с удорожанием готовой продукции возникают проблемы. Безусловно, российские производители и импортеры промышленного оборудования подняли цены в этом году, но, само собой, не так сильно, как возросли их затраты на стальную продукцию и прочее. А сейчас им еще и будут ужимать рынки сбыта посредством ужесточения денежной политики.
Сами металлургические компании между тем заявляют о возможном небольшом понижении цен осенью. Вообще, участники российского рынка стали находятся сейчас в довольно непростом положении. Продолжения роста в июле, вероятно, не будет. Некоторые поставщики уже пошли на уступки. Здесь очень легко нарваться на обвал, когда спроса нет, а покупатели выжидают, потому что цены падают, и через неделю нужную продукцию можно будет купить дешевле.
Впрочем, от резкого падения российский рынок могут удержать зарубежные тенденции. Там существенного спада как раз не ожидается. Хотя подъем в большинстве регионов выдыхается, котировки в обозримом будущем, скорее всего, останутся высокими.
В западных странах лидируют, безусловно, США, в которых по-прежнему доминируют оптимистичные ожидания, спрос очень высокий, а предложение ограничено. В 2019-2020 гг. американские металлургические компании вывели из эксплуатации около 10% мощностей по выпуску листового проката и не собираются запускать их обратно. Речь идет об устаревших производственных линиях, которые окажутся неконкурентоспособными после запуска ряда новых предприятий в 2021-2023 гг. U.S. Steel и Cleveland-Cliffs, которым принадлежат эти старые меткомбинаты, не видят смысла в том, чтобы тратить деньги на возвращение в строй активов, которые через пару лет все равно придется закрывать.
В конце этого года США могут отменить стальные тарифы для европейских производителей, выстраивая новое «Атлантическое единство». В этом случае произойдет некое выравнивание цен в США и ЕС, а вот дефицит так и останется дефицитом. Вряд ли американцы и европейцы станут допускать на свой «общий рынок» посторонних. В то же время, для турецких, российских, индийских, корейских производителей даже ограниченный доступ на рынки США и ЕС будет создавать основы для «экспортных паритетов».
В Китае, как бы власти ни пытались «уговорить» рынок, цены на стальную продукцию и металлургическое сырье снова идут вверх. Как говорится, экономику не обманешь. Если правительство ставит во главу угла снижение выбросов углекислого газа, то пусть не жалуется на то, что в стране неожиданно возник дефицит электроэнергии, который почему-то не могут покрыть новомодные ветряки и панельки, а высокий спрос на стальную продукцию при ограниченном предложении неизбежно подтягивает цены вверх. При этом в качестве «призрачной угрозы» над рынком нависает возможное введение экспортных пошлин.
Китай снова импортирует заготовку примерно по $700 за т CFR плюс-минус лапоть, и это дает новый ориентир для мирового рынка сортового проката. Еще одной реперной точкой является стоимость металлолома, который в ближайшем будущем, вероятно, не упадет ниже $500 за т CFR Турция. В июне произошло резкое подорожание дефицитного лома в США и Евросоюзе, где сырье тянется за стальной продукцией.
В общем, чем бы ни было вызвано рекордное увеличение спроса на прокат и сырье, оно имеет объективный характер. Экономические механизмы работают даже в перекошенном состоянии, а заданные условия определяют результат. Пока в мировой экономике не произошло резких изменений (например, в целях борьбы с инфляцией), цены на металл и другие ресурсы будут оставаться высокими.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Рост цен на стальную продукцию, продолжающийся с осени прошлого года, оказывает все более заметное и негативное влияние на экономику. И превышение смет при реализации государственных строительных и инфраструктурных проектов, о чем так беспокоятся в правительстве, — это только вершина айсберга, причем сравнительно небольшая.
Подорожавшая в 2-2,5 раза стальная продукция бьет по всему металлообрабатывающему сектору, особенно, по малому и среднему бизнесу, о поддержке которого так много говорилось на ПМЭФ. Очень большой урон понесло индивидуальное жилищное строительство, которое в прошлом году было одним из основных источников роста на российском рынке стали.
Снижение цен на металл, пиломатериалы и другие ресурсы действительно становится насущной потребностью для российской экономики. Однако в информационном пространстве ее, к сожалению, в значительной мере заслонила «хайповая» тема о сверхдоходах металлургов.
Действительно, подъем цен на стальную продукцию способствовал увеличению прибыльности российских (да и любых других) металлургических компаний. По итогам текущего года их акционеры наверняка смогут рассчитывать на рекордные дивиденды, а государство получит от них повышенные суммы налогов. Но современный рынок — штука волатильная и непостоянная. Сегодня производители стали на коне, а совсем недавно, в 2015-2016 гг., большая часть мировой металлургии была убыточной. Не исключено, что пройдет еще пара-тройка лет, и нынешний подъем снова сменится резким спадом.
Кроме того, не следует забывать о том, что подорожала не только стальная продукция, но и сырье, необходимое для ее получения. Если взять за точку отсчета начало 2019 г., когда российская и мировая экономика еще находилась в нормальном состоянии, получится, что металлолом в России подорожал по сравнению с тем периодом примерно в такой же степени, что и арматура, — немногим менее, чем в два раза. А железная руда сейчас стоит почти в три раза больше, чем два с половиной года тому назад, тогда как горячекатаный прокат на мировом и российском рынке прибавил только в два — два с половиной раза. Тут можно спорить о том, что первично, а что вторично (пожалуй, это именно стальная продукция потянула за собой вверх сырье, а не наоборот), но данный фактор тоже надо учитывать.
Конечно, рассуждать о том, как избавить российских металлургов от «несправедливо нажитых» средств, можно долго, интересно и увлекательно. Но потребителям от этого не жарко, не холодно. Если взять даже те самые 100 млрд. руб. сверхдоходов, о которых упоминал первый вице-премьер Андрей Белоусов, и потратить их все на компенсацию роста затрат потребителей металлопродукции, в среднем по России им достанется всего лишь примерно по 2,5 тыс. руб. за тонну использованного проката. Не копейки, само собой, но и не бог весть, сколько. Особенно учитывая, что в настоящее время стоимость листового проката и арматуры в России превышает уровень экспортного паритета, как минимум, на 10-15 тыс. руб. за т.
Вообще, сообщение между мировым и российским рынком словно проходит через некий ниппель. Если цена на прокат растет за рубежом, она тут же начинает подниматься и в России. А вот когда экспортные котировки российских компаний после такого подъема идут на спад, внутренний рынок вдруг теряет связь с мировым и, порой, восстанавливает ее не один месяц.
Правда, тут еще немаловажную роль играет точка отсчета. Как заявил один из металлургических «топов», нынешние цены на горячекатаный прокат в России на 30% ниже, чем в Западной Европе и на 40% ниже, чем в США. Однако это же западопоклонство! Почему бы не сравнить российские котировки, например, с уровнем ведущих азиатских стран, Индии и Китая? Тогда окажется, что наши цены выше на 25-35%!
Говорят, что для любой проблемы можно найти быстрое, эффектное и… неправильное решение. В данном случае, им будет административный, таможенный или налоговый нажим на металлургов. Мы же все-таки не джентльмены, что меняют правила игры на ходу, если начинают по ним проигрывать! Как говорил глава еще одной металлургической корпорации, не надо ломать то, что работает.
Российская экономика открытая и тесно связана с мировой. Что же, за это надо платить. И если более сильные игроки, которыми являются США и другие страны Запада, мухлюют, заливая свои экономики необеспеченными деньгами и экспортируя к нам свою инфляцию, надо либо перебивать их игру своей или, ежели мощи на это не хватает, терпеть и не писать жалобы в ООН и «Спортлото».
Чтобы быстро опустить цены на металлопрокат и другие ресурсы в России, надо иметь возможность использовать либо советские, либо южнокорейские методы конца 60-х — начала 70-х гг., либо родственные им современные китайские. В любом случае это означает фактическое превращение страны в корпорацию, в которой крупный частный бизнес или не существует как класс, или находится под жестким диктатом государства и обязан выполнять его требования, в том числе, и неформальные.
Ранее российскому правительству удалось решить задачу понижения внутренних цен по сравнению с экспортными на нескольких направлениях. В случае с природным газом это происходит через государственную монополию. Для нефти и нефтепродуктов разработана система налоговых и таможенных демпферов, обратных акцизов и т. д. Нечто похожее создавалось в последние месяцы и для некоторых продовольственных товаров. Но в правительстве несколько раз повторяли, что не видят возможности создания аналогичного механизма на рынке стальной продукции.
Как отмечал еще один «маршал российского бизнеса», комментируя ситуацию на рынке жилья, чтобы снизить цены на недвижимость, надо больше строить. Совершенно верное замечание! Но в наших конкретных условиях оно означает необходимость создания крупного государственного игрока, который будет строить много и дешево (например, арендное и социальное жилье) и за счет своего предложения устанавливать на рынке ценовые потолки, ограничивая аппетиты частных девелоперов.
В российском металлургическом секторе, правда, именно такой механизм не сработает. Не будешь же строить пару новых металлургических заводов, чтобы они целевым образом снабжали только отечественных потребителей! Но еще в начале текущего года в качестве возможных долгосрочных мер предлагалось создание элементов ценового контроля за счет приобретения проката в госрезерв во время спадов и товарных интервенций в периоды резких подъемов.
Эту идею, как минимум, можно развить до состояния некой снабженческой госкомпании, приобретающей металл по оптовым ценам на предприятиях и поставляющей его независимым металлотрейдерам и конечным потребителям по сглаженным формульным ценам, но здесь очень многое будет зависеть от качества управления данной структурой. Впрочем, от него всегда все зависит…
Так или иначе, российским потребителям стальной продукции, скорее всего, придется ждать, пока мировой рынок не исправит сам свои диспропорции. Вариантов здесь несколько. Во-первых, сбить цены могут китайцы, покупая товарную заготовку не дороже $650-670 за т CFR и продавая горячекатаный прокат на экспорт по $900-950 за т FOB. Но тут многое зависит от политики китайского правительства, которое само блуждает в трех соснах, пытаясь совместить климатическую политику с реальными потребностями экономики, а внутренний рынок с экспортом. Если китайцы таки введут с 1 июля экспортные пошлины на сортовой и листовой прокат, понижающее влияние с их стороны сойдет на нет.
Во-вторых, через пик подъема могут перевалить западные страны. В Европе, например, листовой прокат уже больше недели сохраняет стабильность. Но дефицит стальной продукции на региональном рынке, по оценкам местных специалистов, продлится, как минимум, до конца текущего года. Аналогичная ситуация в США, где повышение цен, между прочим, все еще продолжается.
В-третьих, США и ЕС могут принять меры по борьбе с инфляцией, которые пропагандируют наш министр финансов и глава Центробанка РФ. Это значит, поднять процентные ставки, сократить бюджетные расходы, охладить перегретые рынки. У нас подобную политику уже проводили в 2015-2016 гг. в очень похожих обстоятельствах. Разве что, причиной роста инфляции тогда был не прямой ее импорт из западных стран, а падение курса рубля. Для экономики такие меры оказались весьма неприятными.
Поэтому не слишком вероятно, что США и Евросоюз воспользуются теми рецептами, которыми они пичкают других. Скорее, они продолжат денежную накачку и не будут торопиться с объявлением о завершении эпидемии коронавируса. Впрочем, надо будет посмотреть, станут ли США продлевать свои программы поддержки населения и бизнеса, срок действия которых завершается в сентябре.
Таким образом, можно предположить, что прекращение роста цен на стальную продукцию в России в июне-июле вполне реально, а вот существенное понижение котировок до уровня прошлого года (или хотя бы марта, как для госпроектов) — нет. Для этого должны смениться долгосрочные тенденции, чего мы пока не наблюдаем.
И, в завершении несколько слов о климатической политике. Информационное агентство Reuters обнародовало проект европейской схемы углеродных тарифов, ввод которой в действие может начаться с 2023 г. Грубо говоря, европейских импортеров стали, алюминия, цемента, удобрений и электроэнергии (повторяю: импортеров!) обяжут оплатить по европейским ценам разрешения на выбросы всего углекислого газа, что возникли в течение всего процесса производства закупаемой за рубежом продукции.
В частности, при нынешних ценах это означает, например, введение дополнительной пошлины на российский горячекатаный прокат в размере 95-100 евро за т за одну только выплавку стали плюс плата за углекислый газ, выделенный в процессе прокатки, плюс плата за непрямые выбросы при генерации электроэнергии и, может быть, добыче железной руды и коксующегося угля. Причем всю систему предлагается сделать максимально громоздкой и неудобной для импортеров, которым угрожают драконовскими штрафами за попытки приуменьшения выплат.
При таком механизме российским металлургам, действительно, придется уйти с европейского рынка или тратить еще большие деньги на внедрение у себя безуглеродных технологий, да еще и сертифицированных западными органами, которые станут для них чистыми издержками, — ни уму, ни сердцу. Президент в своем выступлении на ПМЭФ, впрочем, предложил альтернативный вариант. Если уж Россия не в состоянии противостоять в одиночку охватившему весь мир климатическому безумию, можно попытаться направить движение в другом направлении — не добиваться параноидальной ликвидации выбросов углекислого газа, а сделать упор на него поглощение.
Как заявил президент, Россия обладает колоссальными поглощающими возможностями за счет лесов, болот, сельхозугодий, и поэтому может занять ведущее место на глобальном рынке так называемых «углеродных единиц». Поэтому и металлурги могут повышать свою международную конкурентоспособность, вкладывая средства в защиту лесного хозяйства или облагораживание земель. Конечно, здесь принципиальное значение имеют проработка общепризнанных критериев климатических проектов, создание прозрачной системы оценки поглотительной способности участков и постоянного контроля эмиссии и поглощения углекислого газа.
Очень сомнительно, что такую схему поддержат в западных странах, хотя отвергнуть ее с помощью рациональных доводов весьма сложно. Так что, будет весело!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Повышение цен на стальную продукцию в России снова становится проблемой государственного уровня. На прошлой неделе этот вопрос поднимался в Государственной Думе, а заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов посвятил этой теме свое выступление на площадке 18-го Международного металлургического саммита.
Правда, в ближайшие недели ситуация может повернуться таким образом, что прекратится рост цен на стальную продукцию на мировом рынке, который уже больше полугода служит основным оправданием для российских металлургических компаний. Однако возвращение котировок на прошлогодний уровень пока так или иначе не значится на повестке дня.
Основным источником данного понижения стал Китай. Скачок внутренних цен на $120-140 за т в первую неделю после майских праздников заставил правительство КНР, ранее относившееся к растущей дороговизне стальной продукции без особой аффектации, принять срочные меры.
В частности, были оперативно пресечены биржевые спекуляции, с руководством металлургических компаний проведена разъяснительная работа, с заявлением о необходимости обеспечить нормальный ценовой уровень выступил премьер-министр, а на уровне Национальной комиссии по развитию и реформам (NDRC) было анонсирован запуск системы ценового мониторинга и контроля для важнейших видов сырьевых и продовольственных ресурсов. Наконец, появились сведения о введении экспортных пошлин на стальную продукцию низкого передела (горячекатаный прокат, вероятно, арматура и катанка).
Хотя ни одна из этих мер пока не введена в действие, этого хватило, чтобы обвалить цены на прокат на китайском рынке. Так, биржевые котировки на горячекатаную продукцию за две недели упали на $240 за т по сравнению с пиком до уровня середины марта. Арматура за это же время подешевела примерно на $200 за т. Причем этот спад наблюдался не только на биржевых торгах, но и на споте.
Конечно, не все тут однозначно, так как прошедшая неделя завершилась достаточно мощным повышением. Но, очевидно, до середины июня китайский рынок стали должен определиться с ценовым интервалом. Причем, он будет значительно ниже, чем в начале мая, когда стоимость горячекатаного проката превышала $1000 за т с НДС. Как ни смешно (нам, с нашими ценами), для Китая это были рекордно высокий уровень, шоковое подорожание.
Китайская металлургическая ассоциация CISA также объявила ряд инициатив по наведению порядка на национальном рынке стали. В частности, в соответствии с ними производители стальной продукции должны преимущественно обеспечивать потребности внутреннего рынка, приводить объемы производства в соответствие с рыночной ситуацией, чтобы не допускать дефицита или избытка предложения, отправлять на экспорт преимущественно продукцию с высокой добавленной стоимостью. Ассоциация, со своей стороны, готова взять на себя координирующие функции, мониторинг, ограничение разрушительной ценовой конкуренции.
Понятно, что в российских условиях данные действия не слишком применимы. У правительства России или ассоциации «Русская сталь» нет такой степени контроля над металлургической отрасли, как нет и мер воздействия на поголовно частные компании, а ограничение конкуренции проходит по ведомству ФАС. Поэтому в Думе только, извините за тавтологию, думают, что делать с высокими ценами, а рекомендации Минпромторга основаны на рыночном регулировании.
В частности, в качестве кратковременных чрезвычайных мер предлагаются введение экспортных пошлин на стальную продукцию, отмена возврата экспортного НДС, введение повышающего коэффициента на экспортные железнодорожные перевозки металлопродукции, увеличение ставки налога на прибыль и НДПИ для металлургических и железорудных компаний. Да, еще готовится рост экспортной пошлины на металлолом до 70 евро за т, предположительно с 1 июля.
Что можно сказать по этому поводу? Повышение ставки НДПИ — это вообще не в тему. В России нет дефицита железорудного сырья, а большинство отечественных металлургических компаний являются вертикально интегрированными. Это даст только увеличение себестоимости выплавки чугуна и стали, и не более того.
Повышение налога на прибыль либо введение так называемого налога на сверхдоход — это чуть ближе, но все равно не то. Задача заключается не в том, чтобы забрать у металлургических компаний «лишние» деньги, появившиеся исключительно вследствие благоприятной внешней конъюнктуры, а чтобы снизить внутренние цены на прокат. Подобная мера имела бы смысл, если направлять повышенные суммы налогов на компенсацию затрат на металлопродукцию для российских потребителей, однако масштабы поступлений и расходов здесь не сопоставимы. Это даже не размазывание манной каши по тарелке тонким слоем, это кормление маковым рулетом по одному зернышку за раз!
Увеличение стоимости экспортных перевозок по железной дороге до российских портов тоже будет работать больше на рост затрат металлургов и снижение их прибыльности. Да и не такая это большая статья расходов, если разобраться. Впрочем, в сочетании с другими мерами может использоваться.
Отмена возврата экспортного НДС или введение экспортных пошлин на прокат, безусловно, имеют смысл, но лишь при одном непременном условии. Если металлурги в ответ снизят доходность внутренних продаж до уровня экспортных, а не увеличат внутренние цены, чтобы компенсировать себе сокращение прибылей от зарубежных операций. Не следует забывать, что исторически стоимость стальной продукции в России обычно немного превышала экспортный уровень. Российский рынок листового проката олигополистический, крупных игроков на нем всего 4-5, если считать украинский «Метинвест» и «АрселорМиттал Темиртау». Поэтому с такими вещами надо играться осторожно.
Да, введение экспортных пошлин теоретически может привести к сокращению поставок за рубеж. Тогда внутренние цены снизятся только за счет расширения объемов предложения и усиления конкуренции между поставщиками. Кстати, на рынке арматуры такой эффект ранее время от времени наблюдался. Но это работает, только тогда, когда маржинальность бизнеса сравнительно невелика, и введение экспортной пошлины может сыграть важную регулирующую роль. Сейчас же металлурги, поставляющие горячекатаный прокат в Турцию или Евросоюз, имеют сверхприбыли.
Возможно, нужный эффект дало бы введение максимальных цен отсечения, плавающих пошлин и демпфирующего механизма, который в принципе работает в России на рынке нефти и внедряется в сфере торговли сельскохозяйственным сырьем. Но рынок стальной продукции более сложный и разнообразный. Для него разработать такое регулирование, да еще сделать так, чтобы оно нормально работало и не сильно мешало, весьма непросто.
Поэтому есть вероятность, что все так и ограничится очередным повышением экспортной пошлины на металлолом. Хотя особого смысла в этом нет. Прежняя в 45 евро за т вполне работала. Внешние поставки лома из России в феврале-марте сократились в разы по сравнению с уровнем 2019 г. Они начали снова увеличиваться только во время скачка мировых цен на данное сырье в мае, который, скорее всего, окажется кратковременным. А подорожание лома в России в последние недели вызвано конкуренцией отечественных металлургических заводов друг с другом, а не с экспортерами. Лучше бы позаботились о внедрении мер, стимулирующих сбор и переработку вторсырья!
Впрочем, острота проблем, одолевающих российский рынок стали, может уменьшиться в ближайшее время по естественным причинам. Цены на металлопродукцию за рубежом, на которые равняются российские производители, могут пойти вниз благодаря китайскому вмешательству.
Прежде всего, начала дешеветь заготовка. Китайские компании больше не готовы покупать ее за рубежом по $800 за т,. Для них, пожалуй, и $700 за т CFR сейчас дороговато. При этом в стране начинается дождливый сезон, когда активность в строительной отрасли падает, а государство резко уменьшило бюджетные расходы на инфраструктурные проекты. По данным Министерства финансов КНР, за первые четыре месяца 2021 г. объем эмиссии так называемых инфраструктурных облигаций, через которых идет финансирование строек в регионах, составил 232 млрд. юаней ($36,4 млрд.), тогда как в прошлом году за тот же период перевалил за триллион юаней. Во втором полугодии в Китае могут сократить и инвестиции в жилищное строительство. Это приведет сужению спроса и снижению цен на арматуру и полуфабрикаты.
Правда, турецкие компании на прошлой неделе продавали арматуру на экспорт более чем по $750 за т FOB и были готовы покупать металлолом по $500 за т CFR. Однако, скорее всего, в июне эти цены будут падать. Прежде всего, из-за относительной слабости турецкого внутреннего рынка. Поэтому и российская заготовка вполне может опуститься до менее $650 за т FOB. А значит, и арматуре пора снижаться хотя бы до 60 тыс. руб. за т с НДС несмотря на «высокий сезон» в стройке.
К концу мая китайские компании начали предлагать на экспорт горячекатаный прокат немногим дороже $900 за т FOB. Понятно, что если правительство КНР обложит его экспортной пошлиной, цена сразу подскочит. Но пока что дешевая китайская продукция, как в январе и начале февраля, поддавливает мировой рынок. Так, корпорация ArcelorMittal ждала до пятницы, чтобы объявить очередное еженедельное повышение цен на листовой прокат в Европе, и ограничилась ростом только на 20 евро. А это уже серьезный сигнал о том, что рынок, может быть, подходит к пику!
Нет, говорить о том, что рост даже в западных странах заканчивается, пока рано. Подождем хотя бы еще недельку, посмотрим, что будут делать китайцы, и что станет происходить в первых числах июня в Евросоюзе и США. Но звоночки уже, как говорится, позвякивают. Подъем последних месяцев не в последнюю очередь обуславливался крайним потребительским оптимизмом в западных странах. Считалось, что спрос на любой товар будет гарантирован, поэтому важно было, в первую очередь, иметь металл для обеспечения дальнейшего производства, а цена была второстепенной.
Однако в американских экспертных кругах уже идут разговоры о возможном повышении процентных ставок с целью недопущения перегрева экономики, а ряд американских штатов отменили повышенные пособия по безработице, чтобы вернуть людей на рабочие места… за меньшую плату.
По данным американского веб-сайта ZeroHedge, который ссылается на регулярные многолетние опросы Conference Board, значения индексов, отражающих намерения американцев в ближайшие шесть месяцев приобрести автомобиль, недвижимость и бытовую технику, в мае текущего года упали до многолетних минимумов. А спад по сравнению с предыдущим месяцем оказался по всем трем позициям самым резким, по меньшей мере, с начала XXI века. Конечно, ZeroHedge — это, так сказать, диссидентский ресурс, но все же, но все же…
Понятно, что избыточный, «опережающий» спрос в конце 2020 — начале 2021 г. рано или поздно должен обернуться снижением видимого потребления. Тут важно и то, что все американские программы антиковидных компенсаций и пособий действуют только до сентября текущего года. И если их действие не будет продлено, национальный потребительский рынок может просто схлопнуться из-за резкого ухудшения настроений и ожиданий.
Посему вокруг все снова становится зыбким и неуверенным. Надо наблюдать, прощупывать перед собой дорогу и быстро реагировать на новые перемены. А они будут, будут! Может, не завтра, не послезавтра, но что-то должно измениться!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Очередная неделя на мировом рынке стали закончилась обычно – повышением цен. Корпорация ArcelorMittal в очередной раз повысила котировки на горячекатаный прокат – теперь уже до 1150 евро за т EXW. Металлолом в Турции достиг более $500 за т CFR.
Не отстают от зарубежных коллег и российские производители листового проката. На экспорте им покорился рубеж $1100 за т, а на внутреннем рынке предложения на июнь поступают уже более чем по 105 тыс. руб. за т. Для оцинковки, впрочем, уже и 150 тыс. руб. за т – не предел.
Тем не менее, возникает впечатление, что рынок уже устал от непрерывного подорожания и от цен, бьющих один рекорд за другим. На состоявшейся 20-21 мая конференции «Стальные трубы: производство и региональный сбыт» отмечалось, что спрос падает. Некоторые потребители, не поспевающие за стремительным подъемом, приостановили закупки в надежде на то, что этот безумный рост когда-нибудь кончится, а имеющиеся запасы позволят переждать месяцок-другой.
Такие настроения заметны и в западных странах. Многие эксперты предсказывают прекращение подъема и переход к стабилизации в середине текущего года. Биржевые фьючерсы дают начало снижения ближе к осени. В пользу того, что мировой рынок стали подходит к пику, говорят и события в Китае, где котировки на прокат на Шанхайской фьючерсной бирже за последнюю неделю опустились на уровень конца апреля, перечеркнув все подорожание в первой декаде мая.
Так что, не исключено, что нынешний скачок цен на прокат – это так называемый «прыжок дохлой кошки». Так биржевики называют повышение на самом исходе цикла, за которым следует окончательное падение. Впрочем, так же вполне вероятно, что наша кошка до сих пор живее всех живых. Ведь раньше уже сколько раз казалось, что цены на листовой прокат уже дошли до предела, за которым рост уже просто невозможен! Тем не менее, металлургические компании успешно брали новые высоты, а покупатели смирялись с подорожанием, так как альтернативой было остаться без металла совсем.
Попробуем все-таки прикинуть текущую ситуацию на рынке и в мировой экономике в целом. Есть ли основания ожидать прекращения роста? А может, мы даже можем надеяться на понижательную коррекцию?! Не сегодня, понятное дело и не завтра, но, скажем, в июне или июле-августе?
Прежде всего, снижение внутренних цен идет в Китае. Правда, здесь можно сказать, что рынок просто возвращается в свое нормальное состояние после попытки спекулятивной раскрутки после майских праздников. Причем каких-либо особенно веских причин для спада более чем на $100 за т за неделю с небольшим нет. Тут, по сути, партия сказала: «Надо!», а бизнес ответил: «Есть!». Поэтому некоторые западные эксперты сомневаются в устойчивости этой тенденции. По их мнению, для этого необходимо принимать меры по ограничению потребления проката в Китае, чего в данный момент не наблюдается.
Удешевление китайской стальной продукции, тем не менее, привело к существенному снижению котировок на товарную заготовку. В конце недели они опустились до около $730 за т CFR Китай, и это, скорее всего, не предел отступления. Впрочем, китайская арматура предлагается на экспорт более чем по $900 за т FOB, что дает турецким компаниям формальный повод удерживать свои котировки на отметке $780 за т FOB и позволяет им приобретать металлолом дороже $500 за т CFR.
Этот же фактор способствует сохранению относительно высоких цен на товарную заготовку производства СНГ и обуславливает дороговизну арматуры в России. Пока у металлургов нет веских причин отказываться от котировок на уровне 70 тыс. руб. за т CPT.
Правда, в более долгосрочной перспективе на мировом рынки заготовки и сортового проката может сыграть иранский фактор. Если американцы таки снимут санкции с Ирана и разрешат свободные экспортные поставки металлопродукции, цены на прокат упадут, как от одного только намека на достижение соглашения начала дешеветь нефть.
Иными словами, понижение мировых цен на заготовку и сортовой прокат уже в начале лета – весьма вероятное событие. В таком случае есть надежда и на то, что арматура в России все же опустится ниже отметки 70 тыс. руб. за т.
Сложнее с листовым прокатом. Появились слухи о том, что китайское правительство может ввести экспортные пошлины на данную продукцию в целях ее удешевления на внутреннем рынке. Может, это только угроза, которая стала одной из причин понижения котировок на стальную продукцию в Китае, но такая мера только поспособствовала бы их повышению в Азии.
Впрочем, азиатский рынок достаточно устойчивый, и листовой прокат дорожает там значительно медленнее, чем в других регионах. Китайские поставки там могут быть заменены, скажем, индийскими. Как раз в Индии из-за коронавируса сократился внутренний спрос, а местные компании исчерпали квоты на поставку горячекатаного проката в Европу.
Кстати, на прошлой неделе Великобритания приняла решение продлить еще на три года часть квот, которые она «унаследовала» от Евросоюза. Не исключено, что по такому же пути пойдет и Европейская комиссия. Однако импорт горячекатаного проката в любом случае будет ограничиваться. Также можно с достаточной вероятностью предположить, что российская группа «Северсталь» сохранит свои позиции на европейском рынке и будет поставлять туда горячекатаный прокат по $1300 за т FOB плюс.
Вообще, нынешний кризис показал удивительную неэластичность западного рынка листового проката, причем, если можно так сказать, в обе стороны. Во-первых, взлет цен не привел к расширению объемов предложения, а во-вторых, не вызвал падения спроса.
Первое можно объяснить тем, что мощности западных производителей листового проката и так загружены – в той степени, насколько это можно в нынешних обстоятельствах. Чтобы покрыть хронический дефицит, который как впервые возник прошлой осенью, так все никак не может прекратиться, нужно вводить в строй простаивающие в настоящее время доменные печи, а это металлургам совсем не нужно.
Прежде всего, американские и европейские производители отдают себе отчет в том, что нынешний ажиотаж имеет краткосрочный характер. Программы антиковидного стимулирования экономики, покрытие бюджетных дефицитов за счет печатного станка, схлопывание сферы услуг в прошлом году, что высвободило немалую часть средств потребителей для совершения покупок товаров, – все это преходяще. А в долгосрочной перспективе реальный спрос на стальную продукцию в западных странах будет и дальше сокращаться.
Вообще, для западных стран повышение цен на сырьевые ресурсы не критично. В их экономиках доля промышленности в ВВП сравнительно мала. А доля сырья в конечной стоимости товаров измеряется, в лучшем случае, единицами процентов. Поэтому даже трехкратное увеличение стоимости листового проката не должно привести к заметному подорожанию автомобилей, холодильников или промышленного оборудования.
Российская экономика в большей степени опирается на реальный сектор, включая строительство. Причем в нашей стране рентабельность нормального, не привилегированного бизнеса, как правило, низкая. Поэтому для отечественных компаний рост цен на прокат очень чувствительный и уже начал приводить к подорожанию готовой продукции (например, товаров для промышленности), а сам этот вопрос находится на контроле у правительства.
В то же время, инфляция и у нас считается по потребительской корзине. Именно поэтому ее официальный уровень составляет 5%, а власти, не принимая радикальных мер по отношению к производителям металла, давят вниз цены на продовольствие. Кстати, официально низкая инфляция в нынешних условиях – это тоже большой плюс. Благодаря этому нет существенного роста ни тарифов, ни процентных ставок.
Кроме того, сейчас для крупных западных корпораций не критичен даже вопрос прибыльности. Кредиты для них очень дешевы, курсы акций на биржах растут – что еще надо?! В тренде вообще сейчас триада ESG – экология, социальная активность, «устойчивое» управление. Сколько там что чего стоит – вопрос сугубо второстепенный.
В Европе важную роль играет еще один фактор – параноидальная борьба с выбросами углекислого газа. В принципе, европейские меткомбинаты пока получают бесплатные разрешения на выбросы, но на некие постоянные объемы, остальное надо докупать. При использовании доменно-конвертерного процесса при выплавке тонны стали образуется 1,85 тонны углекислого газа. По нынешним ценам – это порядка 100 евро. Да любая металлургическая компания при таких условиях три раза подумает, прежде чем запускать еще одну доменную печь! И в конце концов решит: «Нет!».
Поэтому есть ненулевая вероятность, что повышение цен на листовой прокат в Европе и США будет продолжаться и дальше – в июне, июле, августе… Для остановки этого роста потребуется – не много, не мало – смена текущей экономической модели. Сейчас она базируется на щедрой раздаче денег и создании искусственного платежеспособного спроса. Основной риск здесь заключается в том, что эти избыточные средства все-таки разгоняют инфляцию. Пока ее не слишком замечают, но может, это придется сделать в будущем. По крайней мере, некоторые признаки растущей обеспокоенности монетарных властей в США уже есть.
Проблема здесь заключается в том, что бороться с инфляцией, скорее всего, будут теми же методами, которые применяло прежнее российское правительство в 2015-2017 гг. В конце концов, наши и западные стратеги учились по одним и тем же учебникам. Это будет повышение ставок, скорее всего, уменьшение объемов стимулирующих пакетов и прочие меры, объективно сужающие спрос. И вот тогда вся мировая экономика ухнет в депрессию, а цены на товары пойдут круто вниз.
Впрочем, в западных правительствах это, очевидно, тоже хорошо понимают, поэтому снимать свои экономики с денежной иглы пока вроде бы не собираются. Но, возможно, только пока.
Таким образом, рынок листового проката пока существует в рамках прежней тенденции. Повышение на нем продолжается. Но на нем нарастает вероятность спада, который произойдет когда-то и где-то в будущем. Кошка Шредингера пока сидит себе спокойно в ящике. Но рано или поздно придется открыть крышку, чтобы посмотреть, что там происходит внутри.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Прошедшая неделя выдалась непростой и неоднозначной. На мировом рынке стали она началась со взрывного роста цен на сортовой прокат, металлолом и железную руду, основным источником которого стал Китай. Однако в конце недели резко подскочившие котировки пошли там на снижение.
В российской экономике главным событием недели стало выступление премьер-министра в Государственной Думе. Оно было очень обширным, там много было сказано о борьбе с коронавирусом, о социальных аспектах, о промышленном развитии и широкомасштабных инвестиционных планах правительства, но немало внимания в нем было уделено и ценовой проблеме. Пусть применительно, в основном, к продовольствию и бензину, но поднятые вопросы имеют прямое отношение и к стальной продукции.
Отметим, что рост цен на стальной прокат, другие металлы и ресурсы становится все более острой проблемой для мировой экономики. Некоторые эксперты, представляющие, в частности, такие структуры как Банк Англии и ФРС США, заявляют, что причин для серьезного беспокойства пока нет. Мол, инфляционные процессы имеют временный характер и не продлятся долго, а западные страны по мере одоления коронавируса перейдут в фазу бурного экономического роста.
Тем не менее, инфляция в Китае в апреле достигла наивысшего показателя за последние три с половиной года, а в США — максимальной отметки за 12 лет. Увеличение стоимости сырья проходит все дальше по производственной цепочке и начинает двигать вверх цены на конечные изделия. А на рынке недвижимости этот процесс наблюдается еще с прошлого года.
Специалисты опасаются, что повышение инфляции заставит власти западных стран поднять базовые процентные ставки, что смертельно опасно для закредитованных до предела и убыточных корпораций, которых в западных странах (особенно, в США) очень много. Однако и продолжение денежной накачки экономик при нулевой процентной ставке не ведет ни к чему хорошему. Ускорение инфляции будет сужать спрос, что так же приведет к кризису, только по другому сценарию.
Пока что финансовая политика западных стран остается прежней, а значит, котировки на листовой прокат продолжают расти. ArcelorMittal подняла базовые цены на горячекатаный прокат в Европе уже до 1100 евро за т EXW, а в США данная продукция может продаваться дороже $1700 за т EXW при сроке доставки от 16 недель. В России установлены новые ориентиры на июнь — 104 тыс. руб. за т CPT для горячекатаного проката, 120 тыс. руб. за т для холоднокатаного и 150 тыс. руб. за т для оцинкованной стали.
Как отмечал в своем выступлении наш премьер, «низкие процентные ставки и необеспеченные товарами деньги на рынке разогнали инфляцию в мире». И выравнивание внутренних цен по экспортному паритету вызывает заметное неудовольствие российского правительства. Равно как и выведение сверхприбылей за рубеж, в чем, в частности, были замечены и отечественные металлурги.
Возможно, новое повышение цен на прокат до совершенно неудобоваримых уже значений подтолкнет власти к более решительным шагам по отношению к производителям стали, чем январское повышение экспортной пошлины на металлолом. Правда, остается вопрос о степени эффективности таких мер.
Правительство КНР в конце апреля, вроде бы, и правильно все делало, отменяя возврат НДС при экспорте большинства категорий стальной продукции. Однако это заявление стало причиной рекордного скачка цен на нее. К 12 мая котировки на арматуру на Шанхайской фьючерсной бирже подскочили на $100 за т по сравнению с 30 апреля, а на горячекатаный прокат — более чем на $130 за т. Экспортные цены на арматуру и катанку китайского производства превысили $1000 за т FOB, за считанные дни увеличившись на $150 за т, а предложения на поставку товарной заготовки в Китай достигли более $800 за т CFR по сравнению с $670-690 за т в конце апреля. Стоимость железной руды, поставляемой в Китай из Австралии, рывком вышла на отметку $237 за т CFR, более чем на 20% превысив прежний абсолютный рекорд 2011 г.
Правда, в конце недели котировки на китайских биржах пошли вниз, убрав около половины майского прироста. Однако это в значительной степени произошло благодаря изменению правил биржевых торгов, что позволило погасить спекулятивный ажиотаж. Правительство КНР заявило, что примет меры против подорожания, но без конкретики. Это также помогло утихомирить страсти, но не решает главную проблему: как прекратить подъем цен в отдельно взятой стране в условиях ускорения инфляции на мировом рынке?
Небольшое исследование китайской консалтинговой компании Mysteel показало, что реальных инструментов у правительства КНР почти что и нет. Экспорт оно уже попыталось уменьшить — результат с точки зрения ценовой ситуации негативный. Расширение производства стали с целью создания избытка предложения ведет к еще более сильному подорожанию сырья и противоречит базовой политике, направленной на сокращение эмиссии углекислого газа, что, наоборот, требует снижения выплавки. Впрочем, китайские меткомбинаты и так увеличивают средний уровень загрузки с начала апреля.
Дешевая распродажа из госрезерва панацеей тоже не является. В этом году власти уже объявили, что рассматривают вопрос о выбросе на рынок 500 тыс. т алюминия из стратегических запасов. Котировки на этот металл немного дрогнули, а затем снова пошли вверх, достигнув 10-летнего максимума. Увы, но 500 тыс. т — это всего лишь около 1,5% от годового оборота китайского рынка алюминия. А в отношении стального проката ничего нельзя противопоставить известному принципу: чтобы продать что-нибудь ненужное, надо сначала купить это самое ненужное. И вообще, хранить на складах госрезерва арматуру или листовой прокат, подверженные ржавлению, — это, возможно, не самая лучшая идея.
В Китае даже обсуждается возможность сужения внутреннего спроса, например, за счет остановки ряда инфраструктурных проектов и отмены других. Но это означает — своими силами гробить национальный экономический рост. К тому же, повышение цен определяется, главным образом, внешними факторами. Даже Китай не может повлиять на Штаты или ЕС, чтобы те прекратили финансово поддерживать бизнес и население либо подняли процентные ставки.
Во Вьетнаме, где проблема роста цен на металл тоже вышла на уровень правительства, признают, что особых рычагов влияния на ситуацию не имеют. Там сейчас предлагается принять меры по сокращению внешних продаж стальной продукции, например, посредством введения экспортных пошлин. То же самое заявляют и индийские специалисты, указывая, что их ставка должна составлять порядка 20-25%.
Впрочем, пока что ни одна страна в мире не прибегла к такому приему, поэтому рассуждать об эффективности подобных мер можно только умозрительно. У нас повышение экспортной пошлины на металлолом на 30 евро за т особого результата не дало. Да, лом сейчас стоит в России дешевле, чем на внешних рынках, но его удешевление, начавшееся только в апреле (через два месяца после введения в силу новых правил), к настоящему времени приостановилось. Может, с прокатом просто надо действовать решительнее. С другой стороны, на экспорт уходит более трети стали, выплавляемой в России, поэтому полностью его закрыть тоже нельзя.
Правда, следует отметить, что события последних месяцев словно подталкивают России к тому, чтобы вообще до минимума сократить экономические связи с западными странами. Так, премьер-министр упоминал в своем выступлении о таком вопросе как борьба с изменением климата и ее последствия.
Прежде всего, следует отметить, что таковая борьба, скорее всего, является полным фейком. Просто по логике: абсолютно вся нынешняя пропаганда западных стран лжива, лицемерна и двулична. Поэтому было бы крайне маловероятно, если бы в этих завалах фальсификаций нашлось одно-единственное истинное направление, продиктованное реальной заботой о нуждах всего человечества. Как говорится, почему вдруг борьба с климатическими изменениями должна принципиально отличаться от всяких BLM, борьбы за права сексуальных меньшинств, «европейского выбора» и прочих фантомов?!
Здесь можно проследить несколько целей. Так, безуглеродный переход маскирует резкое снижение уровня потребления и жизни населения в целом из-за удорожания и меньшей доступности энергии, заслоняет в массовом сознании реальные общественные проблемы, обеспечивает перекачку триллионных сумм в нужные карманы за счет государственного субсидирования, льгот и повышенных цен, блокирует экономический рост в развивающихся странах, отрезая их от дешевой и доступной энергии. Кроме того, использование исключительно солнечной и ветряной энергии позволяет избавится от зависимости от импорта традиционных энергоносителей — угля, нефти и газа.
Для России это означает искусственное урезание спроса на ее главные экспортные товары — нефть и газ, обложение российской продукции углеродными тарифами, навязывание ей климатической повестки, что приводит только к излишним затратам без создания какой-либо ценности для потребителей.
Правительство РФ сейчас пытается встроиться в эту систему на своих условиях. Правительство внесло в Государственную Думу законопроект «Об ограничении выбросов парниковых газов», заявляется о необходимости создания собственной системы учета их выбросов и поглощения, о перспективах новой отрасли по производству водорода и др. Однако представляется, что в долгосрочной перспективе это бесполезно. Если даже Китай вопреки интересам собственной промышленности начал бороться с выбросами углекислого газа, никто не позволит нам остаться в стороне. В эти игры можно только не играть, категорически, бесповоротно и принимая на себя все последствия.
Экономическая автаркия — это, безусловно, плохо, КНДР не даст соврать. Слишком большая часть российской экономики работает на экспорт, в слишком большом количестве важных областей мы критично зависим от импорта. Но и продолжать связывать себя цепью со все больше идущей в разнос западной финансовой системой — тоже не лучший выход. И с течением времени он становится все более худшим. Между прочим, это начинают понимать и в других странах. Так что, может, нас и так ждет развал глобальной экономики на зоны?! А если процесс нельзя остановить, может, есть смысл его возглавить?!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Пока мы отдыхали, обстановка на мировом рынке стали продолжала развиваться в прежнем направлении. Цены на стальную продукцию снова выросли, причем если ранее, так сказать, солировал листовой прокат, то теперь к нему присоединился и сортовой.
Решение китайских властей об отмене возврата НДС при экспорте не одного только горячекатаного проката, но и большинства других категорий стальной продукции, очевидно, было продиктовано стремлением сократить внешние поставки и приостановить рост цен на национальном рынке. Однако результат оказался обратным ожидаемому.
Котировки на прокат в Китае после майских праздников пошли вверх, приближаясь к экспортному паритету. На торгах Шанхайской фьючерсной биржи стоимость арматуры по наиболее торгуемому октябрьскому контракту к концу прошедшей недели превысила отметку 5670 юаней ($780 без НДС) за т, а горячекатаный прокат лишь немного не дотянул до 6000 юаней ($825,5). И в том, и в другом случае котировки превысили прежний рекордный уровень 2008 г.
В секторе листового проката китайские компании заранее подняли стоимость своей продукции на экспорте, заложив в нее отмену возврата НДС. А вот для поставщиков сортового проката такое развитие событий стало неожиданностью. Реакцией на действия китайского правительства стал скачок цен на арматуру и товарную заготовку. Тем более, что в Китае была отменена 2%-я импортная пошлина на полуфабрикаты, что уравняло в правах производителей из стран АСЕАН, для которых ранее действовала свобода торговли, и всех остальных.
После Первомая предложения на поставку заготовки в Китай достигли $680-700 за т CFR. Турецкие металлурги смогли взвинтить экспортные котировки на арматуру на $40-50 за т по сравнению с концом апреля, приблизив их к рубежу $700 за т FOB. При этом они начали усиленно скупать металлолом, спровоцировав его взлет почти до $490 за т CFR. По оценкам британского издания «Metal Bulletin», в текущем месяце стоимость этого сырья в Турции и странах Восточной Азии может превысить $500 за т. А железная руда между тем уже подорожала до $200 за т CFR Китай, превысив прежний рекорд 2011 г.
Впрочем, цены на листовой прокат в прошедшую неделю тоже не пасли задних. В Евросоюзе корпорация ArcelorMittal объявила об очередном повышении, в результате которого базовые цены на горячекатаный прокат возросли у нее до 1050 евро за т EXW. Реальные сделки достигли 1020-1050 евро за т, причем большинство европейских компаний принимают заказы с поставкой в октябре. В США спотовые котировки на горячекатаный прокат пока приостановились у отметки $1650 за т EXW, но могут снова прибавить в середине текущего месяца.
При этом стальная продукция не является изолированной от других рынков, где тоже идет беспрецедентно масштабное повышение цен. Американские эксперты уже, не скрывая, упоминают в своих материалах о происходящей в ресурсом секторе гиперинфляции и называют ее причинами продолжающийся приток эмиссионных денег в реальный сектор при недостаточных объемах производства. При этом денежная масса нарастает заведомо быстрее, чем может увеличиваться выпуск товаров. Все-таки, построить завод или хотя бы вернуть в строй доменную печь несколько сложнее, чем вбросить в экономику денежную сумму с энным количеством нулей.
Впрочем, известный американский биржевой аналитик Майкл Ли (Michael Lee), чье мнение приводит Kitco News, «успокаивает» публику тем, что Штатам не грозит участь Зимбабве, и американские доллары не придется считать миллионами и миллиардами в магазинах и на бензоколонках.
По его мнению, США идут по японскому пути конца 80-х гг. Денежная накачка экономики сопровождается падением оборачиваемости, поэтому цены, конечно, растут, но не так уж и сильно. Основной рост происходит на фондовом рынке, где гиперинфляция проявляется в стремительном надувании стоимости активов.
Действительно, в Японии в 1989 г. цена квадратного метра земли в центре Токио достигала $1 млн., а ведущие японские банки и компании занимали ведущие места в мире по стоимости активов и рыночной капитализации. Но как только пузырь лопнул, произошел всеобщий крах, так как этими раздутыми активами были обеспечены множество кредитов, в один миг ставших безвозвратными. Именно тогда японская экономика ухнула в глубокую депрессию, из которой так и не вышла. И не до сих пор не вышла, а безвозвратно, вообще.
Поэтому предсказание для экономики США японского пути никак не назовешь оптимистичным прогнозом. Однако, как отмечает Майкл Ли, остановиться американские власти уже не могут. Если они прекратят печатать деньги или приподнимут хотя бы на пару процентных пунктов кредитные ставки, страна тут же свалится в кризис. Поэтому строительство финансовой «Вавилонской башни» будет продолжаться, а цены будут становиться все выше.
По мнению аналитиков «Metal Bulletin», в середине текущего года на мировом рынке листового проката может начаться коррекция, основной причиной которой станет расширение объемов предложения, в частности, за счет увеличения импорта. Однако цены, близкие к рекордным, могут сохраниться, как минимум, до конца 2021 г.
Причем это еще и весьма оптимистичный взгляд. Если денежная эмиссия в западных странах не утихнет, не будет причин и для остановки инфляции. Во всяком случае, признаков ее торможения пока не наблюдается. Вот если ArcelorMittal в конце текущей недели не объявит о новом повышении, тогда да, это будет сигнал.
Российский рынок стали вынужден следовать за мировым. Как говорится, танцуют все! Экспортные котировки на отечественную заготовку в ближайшее время могут достигнуть $650 за т FOB, а горячекатаный прокат уже превысил $1000 за т FOB при поставках за пределы Европейского Союза.
Дистрибьюторы в Москве и области, не делая перерыва на майские праздники, взвинтили цены на арматуру в своих прайс-листах до 64-65 тыс. руб. за т, а на горячекатаный прокат – до 100 тыс. руб. за т! При этом металлургические компании, на которых вынуждены ориентироваться металлотрейдеры, расписали следующие повышения вплоть до августа.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

«Кто виноват?» и «Что делать?» — извечные русские вопросы, к которым нас подводит сложившаяся к майским праздникам обстановка на российском и мировом рынке стали.
Подорожание стальной продукции в США, Европе, Китае, откуда оно перекинулось в наши края, не прекращается, хотя цены в некоторых регионах почти достигли рекордного уровня лета 2008 г., а кое-где давно его превысили.
Корпорация ArcelorMittal в восьмой раз подряд завершила очередную неделю свежим повышением котировок на листовой прокат. Теперь у нее базовая цена на горячекатаную продукцию составляет 1020 евро за т EXW, а на холоднокатаные рулоны и оцинкованную сталь — 1200 евро за т. В США некоторые компании выставляют предложения на июньские поставки горячекатаного проката на уровне около $1650 за т EXW.
Свою лепту во всеобщий подъем внесло правительство Китая, с 1 мая отменившее возврат НДС при экспорте 146 категорий стальной продукции. Ранее предполагалось, что оно ограничится горячекатаным прокатом, который уже успел подняться до более $900 за т FOB, и возможно, арматурой и катанкой, но в список попало почти все.
Так что теперь и российские импортеры китайской нержавеющей стали получили извещение о том, что все отныне дорожает еще на 13%. В то же время, китайцы отменили импортную пошлину на заготовку, что дало российским металлургам возможность поднять экспортные котировки на нее на $10-20 за т.
Нечто подобное наблюдалось в последний раз в 2008 г., но сейчас ситуация кардинально иная. Тогда цены взлетели вверх, но потом с грохотом рухнули, а вся мировая экономика провалилась в глубокий, хотя и не долгий кризис. Теперь же стоимость стальной продукции поднимается на новые вершины, чтобы оттолкнуться от них и лезть дальше.
В США опрос, проведенный в конце апреля S&P Global Platts, показал, что 75% представителей производителей проката, 79% потребителей и 83,5% дистрибьюторов считают, что рост цен будет продолжаться и в мае. При этом на бирже сужается разница между спотовыми и фьючерсными контрактами. По оценкам участников торгов, горячекатаный прокат в декабре будет стоить порядка $1420-1450 за т.
Более того, американская компания Steel Dynamics предсказывает, что ажиотаж на национальном рынке листового проката не прекратится и в 2022 г. А управляющий директор индийской компании Jindal Steel and Power Ltd (JSPL) В.Р. Шарма высказал предположение, что ценам на стальную продукцию на мировом рынке понадобится два года, чтобы перейти от нынешнего подъема к спаду. Разве что в Европе перелом может наступить уже в июле, если Европейская комиссия прислушается к мнению потребителей и отменит либо хотя бы ослабит ограничения на импорт стальной продукции.
Впрочем, к радикальному изменению ситуации этот фактор не приведет. Если в Китае правительство хоть как-то заботится о сбалансированности госбюджета и уже начинает отменять некоторые крупные инфраструктурные проекты как слишком дорогостоящие, то западные страны пустились во все тяжкие. Приток денег в их экономику не прекращается. Это оборачивается растущим платежеспособным спросом на металлы, пиломатериалы, пластики, контейнерные перевозки, микросхемы и многое другое. Инфляция стремительно раскручивает цены на ресурсы.
Повернуть этот процесс вспять нельзя. Попытка снятия экономики с «денежной иглы» обернется сильнейшей «ломкой» — всесокрушающей лавиной невозвратов, дефолтов и банкротств, схлопыванием сначала спроса, потом производства, а потом еще раз спроса — по кругу. Поэтому пирамиды будут надстраиваться, а цены расти, пока… пока, наверное, сумасшедшее колесо потребления не раскрутится так сильно, что слетит с нарезки.
Конечно, можно предположить, что производители когда-нибудь нарастят выпуск, чтобы покрыть сузившийся из-за дороговизны видимый спрос, что позволит сбалансировать его с предложением. Но и это ничего окончательно не решит. Если объявить коронавирус побежденным, отменить локдауны и прекратить выплачивать компенсации и пособия, все немедленно обрушится. А если оставить денежную накачку, она будет и дальше приводить к дефицитам и новым повышениям цен.
Итак, с тем, кто виноват в том, что стоимость листового проката в России за последние полгода поднялась более чем в два раза, а арматуры — в полтора, мы разобрались. В том, что нынешние котировки ни в коем случае не являются пиковыми, а имеют достаточный потенциал для продолжения роста, — определились. Осталось понять, что теперь со всем этим делать.
Как всегда, самый простой вариант — не делать ничего. Не мешать производителям развивать несырьевой экспорт и приравнивать внутренние цены к растущим мировым. Рынок, как говорится, порешает и все выправит. Правда, не сразу и не за бесплатно.
Непрерывное увеличение издержек, к которым для конечных потребителей относится металлопрокат, приведет, в первую очередь, к выбыванию (или, может, выбиванию) наиболее слабых игроков, которые не смогут покрыть нарастающие убытки. Зато оставшиеся, перетерпев, поднимут цены на свою продукцию, и так подорожание, пройдя по всей производственно-сбытовой цепочке, достигнет наконец самых конечных потребителей.
При этом объем рынка, мало изменившись в стоимостном выражении, резко сузится в физических показателях — тоннах, штуках и квадратных метрах. Рост цен будет опережать расширение покупательской способности. Тем более, что многие производственные мощности окажутся невостребованными, а оставшиеся на рынке компании поневоле включат режим самой жесткой экономии. Для России это чревато провалом в 90-е годы, когда основным источником доходов бизнеса станет экспорт, а персонал и расходы на социалку перейдут в разряд досадных издержек.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Мировая экономика идет вразнос. Дефициты в ней становятся объективным и постоянным фактором. В Евросоюзе наблюдается галопирующий рост цен на листовой прокат. Корпорация ArcelorMittal взяла за правило повышать котировки по четвергам. Теперь базовый уровень для горячекатаного проката достиг 970 евро за т EXW. Реальные продажи, правда, пока что, как правило, не превышают 920 евро, но это временное явление. Некоторые специалисты предсказывают, что в третьем квартале в Германии горячекатаный прокат выйдет на отметку 1000 евро за т с доставкой.
В США верхний уровень цен на данную продукцию превысил $1540 за т EXW, но там, по крайней мере, появился свет в конце туннеля. Предполагается, что во втором полугодии объем предложения возрастет за счет импорта, что позволит постепенно спустить котировки до $1100-1200 за т к концу текущего года. В Европе важнейшее значение приобретет решение Европейской комиссии о сохранении либо отмене импортных квот после 30 июня.
Цены растут за рубежом, значит, подъем наблюдается и в России. Меткомбинаты, не дожидаясь начала мая, уже предлагают горячекатаный прокат более чем по 85 тыс. руб. за т CPT, а холоднокатаный подорожал до более 100 тыс. руб. за т. И как ни печально, это, скорее всего, еще не пик. На экспорте производители ориентируются уже на $1000 за т FOB, что соответствует порядка 91-92 тыс. руб. за т с НДС. Большая часть продукции отгружается за рубеж или по прямым контрактам с крупными российскими потребителями, а вот спотовый рынок столкнулся с настоящим, неподдельным и непреодолимым дефицитом.
Правительство, увы, самоустранилось от контроля цен на стальную продукцию на внутреннем рынке. Сил хватило только на продовольствие, а все остальное отдано на произвол… можно было бы сказать, рыночных сил, но они ни в какую масть не рыночные! Мировой рынок проката, как и вся глобальная экономика, перекорежен и искажен. Не имея сил заказать собственную музыку, мы вынуждены плясать под чужую дудку.
Понятно, что последствия всей этой какафонии будут самыми разрушительными. В российской экономике снова обостряется дефицит денег. Как отмечают многие металлотрейдеры, в первом квартале продажи просели на 20-30% по тоннажу — это первый эффект дороговизны. Вернутся ли потерянные покупатели на рынок, если прокат снова подешевеет, большой вопрос. Скорее всего, нет. Да и возвращение цен хотя бы на докризисный уровень 2018 г., когда российский горячекатаный прокат на экспорте доходил до $600 за т FOB, может очень сильно отдалиться. Не исключено, что для такого удешевления понадобится полноценный кризис с глобальным обвалом цен и спроса. Но пока деньги миллиардами и триллионами достают из «тумбочек», этого не произойдет.
Еще одно неприятное следствие хронической нехватки денег у российских компаний — поголовная гонка за дешевизной. Грошовая (или даже не совсем грошовая) экономия на проработке проектов, квалифицированных специалистах, качественных материалах, оборудовании, своевременной оплате труда подрядчиков и многом другом оборачивается огромными потерями. В первую очередь, убиваются на корню любые высокотехнологичные производства. Отдельные оазисы существуют только в немногих крупных передовых корпорациях, государственных и частных.
Следует отметить, что наиболее тяжелая ситуация сложилась в секторе листового проката. Здесь трудно что-либо сделать, не прибегая к самым сильнодействующим средствам государственного контроля. Но вот наметившееся в последнее время повышение цен на арматуру выглядит неоправданным. Да, это необычно и непривычно, но лист и сорт очень сильно оторвались друг от друга. Если для горячекатаного проката и $1000 за т FOB может оказаться не самым предельным значением, то для заготовки $600 за т FOB Черное море — это оптимум, выше которого она в ближайшее время может не подняться.
Основным источником подъема цен на заготовку и сортовой прокат является Китай. Местное правительство, объявив одним из своих приоритетов борьбу с глобальным потеплением, словно задалось целью продемонстрировать, к каким непростым последствиям это может привести даже в самой легкой форме и на самом раннем этапе. Уровень загрузки мощностей китайских меткомбинатов снижался весь март и только в апреле возобновил рост. Из-за административного ограничения производства стали на национальном рынке возник дефицит товарной заготовки, а арматура поднялась до более 5000 юаней за т ($678 без НДС). По нашим меркам, это свыше 62 тыс. руб. за т с НДС. Это при том, что еще в прошлом году 4000 юаней за т считались в Китае достаточно высоким уровнем.
Китайцы начали в больших количествах закупать заготовку, превысившую $650 за т CFR. Везти ее из черноморских портов накладно, да и долго — в июне на Дальнем Востоке начнется дождливый сезон. Но российские компании, осуществляющие поставки через Владивосток и Находку, получили хороший рынок сбыта. Однако больше всех от оживления в Китае выиграли вьетнамские и индонезийские компании. В свою очередь, они увеличили импорт металлолома, и тот снова поднялся в цене.
Вообще, за пределами Китая и пары-тройки стран строительный сектор находится в депрессивном состоянии. По оценкам Worldsteel, в 2020 г. спрос на прокат в этой отрасли в глобальном масштабе сократился на 3,9% по сравнению с предыдущим годом, тогда как в 2009 г. спад составил только 1,9%. По этой причине мировые цены на сортовой прокат повысились за последние полгода довольно умеренно — на 40-45%, тогда как лист прибавил за то же время 80% и более. А при достаточно вялом спросе на заготовку и арматуру за пределами Китая цены на эту продукцию зависят, прежде всего, от дороговизны металлолома.
Рынок лома между тем тоже столкнулся с дефицитом. Это наблюдается у нас, где цены достигают $340-350 за т FCA без НДС, это происходит и в других странах. Климатическая политика требует от металлургов сокращения выплавки стали с использованием доменно-конвертерного процесса, из-за чего растет спрос на альтернативный металлолом. В то же время, объем ломосбора — показатель относительно постоянный, быстро он не меняется.
Второй квартал традиционно является периодом сезонного понижения цен на лом. Но, учитывая недостаточный объем предложения, его стоимость в Турции и странах Восточной Азии в обозримом будущем вряд ли понизится до существенно менее $400 за т CFR. Соответственно, и стоимость заготовки российского производства на Черном море, скорее всего, будет оставаться в пределах $550-600 за т FOB. Не больше, но и не меньше. Поэтому и для арматуры на российском рынке нижняя ценовая граница будет проходить где-то в районе 50 тыс. руб. за т с НДС, а верхняя должна немного превышать 55 тыс. руб. за т.
В принципе, для стройки сейчас начался высокий сезон. А темпы роста будут зашкаливать благодаря эффекту низкой базы. Но понять, кто чего стоит на самом деле, можно будет только летом.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Как пишут в учебниках, классический кризис — это кризис перепроизводства (или, точнее, недопотребления, что кардинально иное, но дает тот же результат). Произведенные товары невозможно продать, платежеспособный спрос рушится на глазах, цены валятся вниз.
Возможно, экономисты всегда готовятся к прошедшим кризисам, как генералы — к уже отгремевшим войнам. Однако, как оказалось, кризисы бывают и совсем другие, когда спрос есть, денег вроде бы хватает, и это не гиперинфляционные фантики, а настоящая твердая валюта, но не оказывается в достатке товаров, чтобы этот спрос удовлетворить.
Те, кто постарше, помнят времена тотального дефицита, но и это не тот случай. Дефицит — это когда нужных товаров нет в открытой продаже, но для нужных людей, из-под полы и втридорога все при желании можно достать. Нынешний же рынок относительно открытый и прозрачный, тени в нем практически нет. Просто определенных товаров, будь то, например, микросхемы или листовой прокат, нет в нужном количестве, чтобы не только покрыть текущие потребности, но и создать какой-то запасец.
Причем этот дефицит имеет избирательный характер. Если при гиперинфляции одинаково растет в цене все, вернее, дешевеют и теряют свою ценность деньги, то в текущем кризисе происходит выборочное увеличение затрат на отдельные виды ресурсов.
Самое интересное, что в западных странах, откуда к нам пришел этот необычный кризис, непрерывный рост цен на листовой прокат продолжается уже пять месяцев, с начала ноября прошлого года. И все это время на рынках наблюдается острый дефицит, который почему-то никуда не исчезает. Безобразие! Что делает «невидимая рука рынка»?! Почему она злостно бездельничает?!
Ну хорошо, в Европе действуют импортные квоты, которые то ли отменят, то ли нет в середине текущего года. Но почему европейские металлурги не могут выйти даже на докризисный уровень?! Почему, по данным Worldsteel, выплавка стали в ЕС-27 по итогам января-февраля 2021 г. была на 3,7% меньше, чем годом ранее?! Что помешало европейским производителям в условиях рекордного с 2008 г. взлета цен нарастить выпуск?! Почему в США за те же два месяца отставание составило почти 10% по сравнению с прошлогодним графиком?!
Насчет США кое-какой ответ дал глава местной компании Cliffs Лоренцо Гонсалвеш, когда его спросили, почему из десяти имеющихся в его распоряжении доменных печей загружать в обозримом будущем планируется от шести до восьми. Как можно было понять этого достойного господина и эффективного менеджера, компания ставит на первое место прибыльность бизнеса, а не объемы производства, и не намерена изменять этому принципу даже в условиях острого дефицита проката на американском рынке.
Второй ответ дает недавно проведенное исследование британской консалтинговой компании McKinsey & Co. Согласно ее расчетам, европейский рынок стали продолжает сужаться. Если в 2004-2008 гг. средний объем потребления стали в ЕС составлял 188 млн. т в год, то в 2011-2019 гг. — уже 153 млн. т, а после 2020 г. этот показатель сократится до 140-150 млн. т в год. Увы, дезиндустриализация Европы — похоже, процесс необратимый. Там даже некому прокукарекать что-то вроде: «Make Europe Great Again!» В результате, по мнению аналитиков McKinsey, чтобы обеспечить нормальный уровень загрузки — порядка 85%, в ЕС и Великобритании надо вывести из эксплуатации избыточные мощности в объеме 25-30 млн. т в год.
Таким образом, начавшийся в ноябре подъем — явление конечное, а после него придется снова положить зубы на полку. Поэтому металлурги не видят необходимости в том, чтобы вкладываться в срочное возвращение в строй мощностей, которые через несколько месяцев опять окажутся избыточными и убыточными.
Кроме того, есть и третий ответ, который приводит S&P Global Platts, ссылающийся на опрос, проведенный среди германских металлургов. Сейчас инвестиционные бюджеты региональных сталелитейных компаний направлены на снижение выбросов углекислого газа, т. е. борьбу с глобальным потеплением. На прочие цели, в частности, расширение производства, денег уже не так, чтобы хватает.
И пока Еврокомиссия не отменяет импортные квоты, а правительства европейских стран, продлевая локауты, не перестают исправно выплачивать пособия и компенсации, ничего не мешает ценам на дефицитную стальную продукцию расти все выше и выше. Базовые цены на горячекатаный прокат там уже достигли 900 евро за т EXW. В Турции, равняющейся в этом плане на Европу, они, кстати, доросли до $1000 за т — на радость российским экспортерам.
В Азии между тем солирует Китай, где местные власти, тоже внося свой вклад в борьбу с глобальным потеплением и заявляя со всех трибун о необходимости сокращения производства стали, буквально из ничего создают собственный кризис недопроизводства. И с ним же героически борются, вводя барьеры для экспорта. Пекин уже, считай, несколько недель держит рынок в подвешенном состоянии, готовясь отменить НДС для экспортеров проката и при этом не объявляя о вступлении этого решения в силу.
Китайские компании, уставшие ждать, уже исходят из того, что 13% экспортного НДС у них так или иначе отберут, и заблаговременно подняли экспортные котировки на горячекатаный прокат до $900 за т FOB. В этом они получили горячую поддержку со стороны всех прочих поставщиков данной продукции в регионе. Японцы, например, уже $1000 за т CFR Вьетнам запрашивают.
Итак, кризис налицо, и не спрятаться от него никому, не скрыться. На российском рынке уже вполне есть свой дефицит, вызванный, в частности, запланированными на текущий месяц ремонтами, а цены на стальную продукцию подтягиваются к экспортному паритету. Апрельские котировки комбинатов на горячекатаный прокат уже подскочили от прежних 70 тыс. до не менее 75 тыс. руб. за т CPT. На май пока что анонсируются 80 тыс. руб. за т, но по нынешним временам и с учетом опять просевшего курса рубля это уже как-то мелковато.
Заграница нам по-прежнему только гадит, но и родное правительство не поможет. Минэкономразвития, по словам министра Максима Решетникова, считает нецелесообразным вводить в России демпфирующий механизм для сглаживания колебаний цен на металлопродукцию, поскольку полагает, что введение экспортных пошлин очень быстро приведет к дефицитам.
Честно говоря, такую логику понять немного трудно, потому что демпфер по типу того, что уже вводится на рынке зерновых, не причиняет убытков производителям, а лишь режет им конъюнктурные сверхприбыли и давит вниз экспортный паритет. И вообще, для металлургических комбинатов очень важное значение имеет уровень загрузки. Уменьшать его только для того чтобы сократить поставки на внутренний рынок, которые все равно остаются прибыльными, — это что-то из категории жестких извращений.
Другое дело, что министр в целом частично прав, сообщая, что введение демпферов не только нецелесообразно, но по большому счету и невозможно. Это пшеницу и кукурузу можно привести к единому знаменателю и базовой цене отсечения. На рынке стальной продукции, где существует множество категорий стальной продукции, а котировки на одни виды проката колеблются по-иному, чем на другие, Министерство просто замучается создавать какой-то механизм управления. Кроме того, поставщиков зерна в России много, а горячекатаного листового проката, по сути, — только три. Типичный олигархический… нет, олигополистический рынок!
Да, правительство озабочено выросшими ценами на металл, но его заботы пока что ограничиваются стальной продукцией строительного назначения, с которой дела обстоят не так трагично, как с листом. Особого дефицита в этом секторе мирового и российского рынка нет. Цены, конечно, высоковатые, если сравнить с прошлыми годами, но и совсем уж непосильными их не назовешь.
Вообще, на самом деле проблема с инфляцией, которая раскручивается в России вследствие роста цен на многие виды ресурсов на мировом рынке, имеет, можно сказать, концептуальный характер. Побороть ее можно только одним способом — в той или иной степени отрезать нашу страну от глобальной экономики, уходить в автаркию, возвращать государственную монополию внешней торговли либо жестко контролировать ценообразование. Иными словами, здравствуй, СССР2.0!
В принципе, ничего особо ужасного в этом нет. Прежняя сверхдержава, чей цвет — красный, потенциально была весьма перспективным экономическим образованием, а вместе с СЭВ — так особенно. Увы, в те времена некому было осмыслить концепцию страны-мегакорпорации с достаточно сильным артельным сектором, а экономические эксперименты конца 50-х и 60-х гг. вообще поставили на будущем Союза жирный крест.
Сейчас такой вариант выглядит чистой воды фантастикой. Нет ни кадров, ни зарубежных партнеров, с которыми можно было бы выстроить новую экономическую модель, ни желания проводить новые широкомасштабные социальные революции. Хотя, кто знает, кто знает?.. Нынешний западный мир становится все более безумным, неуютным и непривлекательным местом, так что порой возникает желание отделиться от него подальше.
Но, если не можешь стать ведущим, приходится быть ведомым. Если предпочитаешь автаркии открытую экономику, приходится принимать все ее преимущества и недостатки. В том числе, вынужденное следование правилам, которые не ты принимаешь и устанавливаешь. Кстати, это относится не только к ценам на ресурсы, но и к такому потенциально конфликтному предмету как борьба с выбросами углекислого газа и глобальным потеплением.
Россия, между прочем, занимает четвертое место в мире по объемам эмиссии Цэ-О-два после Китая, США и Индии, и есть подозрение, что одними цветочками и помидорами, т. е., конечно, нашими лесными богатствами мы не отбрешемся. Придется либо участвовать во всеобщем безумии, наводняя города электроповозками, строя ветряки вместо электростанций и обваливая собственную промышленность и жизненный уровень населения, либо… когда-нибудь сказать этому твердое «Нет!» и принимать на себя последствия.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Рынок стали сильно перегрет. Спрос на стальную продукцию в мировом масштабе превышает предложение, что приводит к дефициту и подъему цен. Основные процессы происходят в западных странах и в Китае, но российская экономика тесно связана с мировой, поэтому стоимость стальной продукции на отечественном рынке неизбежно подтягивается к экспортному паритету.
Между тем, котировки на российский горячекатаный прокат при поставках в страны Евросоюза достигли $900 за т FOB и более, а на других направлениях могут превышать $850 за т FOB. Соответственно, меткомбинаты выставляют на май цены на уровне 75-80 тыс. руб. за т с НДС для отечественных потребителей.
Для российской экономики такое подорожание, приближающееся уже к двукратному по сравнению с серединой прошлого года, представляет собой крайне негативный фактор. Проблема заключается в том, что у предприятий, использующих металлопродукцию, растут именно затраты, а ни в коем случае не готовая продукция, цена которой не определяется ни экспортными, ни импортными паритетами за отсутствием таковых.
При этом российский бизнес, за исключением самого крупного, и так в последние годы сталкивался с постоянным ростом издержек на налоги, платежи, услуги «естественных» монополий и прочее на фоне стагнирующего спроса и понижения конечных оптовых (но не розничных!) цен. И для кого-то резкое увеличение стоимости металла будет уже не последним гвоздем в гроб, а целым костылем! Сейчас серьезно возрастает опасность попадания значительной части российской экономики в воронку бедности с постоянно сужающимися спросом, доходами и производством.
Может ли эта проблема решиться естественным путем, без серьезного вмешательства государства в экономику, только под влиянием рыночных сил? Вообще-то да. Рынок всегда цикличен, за подъемами там всегда следуют спады. Вопрос только в том, как долго продлится нынешний период безудержного роста?
В западных странах биржевые фьючерсы на листовой прокат показывают начало предполагаемого снижения в середине текущего года. Однако в США, например, удешевление горячекатаного проката хотя бы до $1000 за т ожидается не раньше, чем в первом квартале 2022 г. В Евросоюзе металлургические компании обеспечены заказами до августа-сентября, а оцинкованная сталь уже продается некоторыми компаниями с поставкой в четвертом квартале. Там не надеются на понижение до конца лета.
В последнее время рванул вверх Китай. За вторую половину марта горячекатаный прокат прибавил там около 10% благодаря введению в силу производственных ограничений в городском округе Таншань, на который в 2020 г. пришлось 13,5% выплавки стали в Китае, а также вследствие повышенного спроса.
По данным китайской консалтинговой компании Mysteel, видимое потребление стальной продукции в стране в апреле будет на 10% выше, чем годом ранее. Причем, в прошлом апреле Китай уже отменил большую часть карантинных ограничений. Судостроители, производители бытовой техники и других потребительских товаров, машиностроители и поставщики промышленного оборудования получают рекордные объемы заказов. Инвестиции в транспортную инфраструктуру в этом году, по прогнозу Mysteel, превысят прошлогодние показатели на 16,4% и достигнут 3,1 трлн. юаней ($472 млрд.).
Возможно, во втором полугодии ажиотаж на китайском рынке несколько схлынет, но второй квартал обещает быть очень оживленным. Более того, правительство страны уже несколько недель держит экспортеров проката в подвешенном состоянии, заявляя о намерении отменить для них возврат НДС, чтобы больше продукции оставалось для внутреннего потребления. Некоторые китайские компании, готовясь к этому шагу, задрали экспортные котировки на горячекатаный прокат до более $850 за т FOB.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Прошедшая неделя выдалась очень турбулентной. Она началась с визита Сергея Лаврова в Китай, продолжилась обменом санкциями между Китаем и западными странами и дошла до кульминации при посадке на мель поперек Суэцкого канала застрявшего контейнеровоза.
На мировом рынке стали между тем возникают и растут разрывы. Цены на листовой прокат изменяются совсем в другом ключе, чем на сортовой. В западных странах, Китае и остальном мире наблюдаются совершенно различные тенденции, ведущие к не соответствующим друг другу результатам.
На Западе продолжается взлет цен на листовую продукцию. В Евросоюзе базовые котировки на горячекатаный прокат превысили 800 евро за т EXW, достигнув очередного наивысшего значения с 2008 г., а ArcelorMittal объявила об их повышении до 900 евро за т. В США некоторые компании выставляют предложения из расчета более $1500 за т.
Видимая часть этого айсберга заключается в том, что местные компании по-прежнему не в состоянии полностью удовлетворить внутренний спрос, а импорт ограничивается. Ситуация осложняется тем, что загрузка мощностей европейских и американских металлургов достигла максимально возможного в нынешних обстоятельствах уровня, из-за чего избыточный, разогревающий рынок спрос переходит из месяца в месяц.
В частности, складские запасы в германских сервисных металлоцентрах с конца прошлого года находятся на минимальной отметке за последние три десятилетия и никак не могут возрасти. Более того, по данным Platts, в феврале резервы даже немного сократились, поскольку потребительский спрос превышает поступления металла от производителей. Поэтому трейдеры ставят объемы выше цен и готовы заключать контракты за любые деньги. Между тем, книги заказов металлургических предприятий и так заполнены на три-пять месяцев вперед.
Постоянное увеличение стоимости стальной продукции приносит свои проблемы. Металлотрейдерам и конечным потребителям нужно дополнительное финансирование на закупку конкретно подорожавшего проката. Но банки не дают им этих денег, отказываясь расширять кредитные линии. Это приводит к тому, что некоторым компаниям приходится ограничивать приобретение стальной продукции, снижая загрузку своих мощностей, или вовсе уходить с рынка.
Данная проблема в последнее время приобретает все большую остроту в России. Но то же самое происходит в Европе, США и Китае. Предыдущий абзац — это, вообще-то, цитата из недавней статьи в Platts с небольшим дополнением из материала китайской Mysteel. В связи с этим возникает резонный вопрос: а как долго рынок сможет выдержать эту бешеную раскрутку?
На представительной конференции 2021 International Iron Ore Market Seminar в китайском городе Циндао интересную мысль высказал заместитель генерального секретаря китайской металлургической ассоциации CISA Ван Йиншэн (Wang Yingsheng). По его словам, второй квартал будет очень «горячим» с точки зрения спроса. В Китае его будут формировать, в первую очередь, строительство, где реализуются запущенные в прошлом году в рамках постковидного стимулирования проекты, а во вторую, промышленность, доверху загруженная экспортными заказами на бытовую технику и другие потребительские товары для американских и европейских покупателей.
Однако во втором полугодии, как считает китайский эксперт, ситуация поменяется. Правительство КНР снова ужесточает ограничения на коммерческую покупку недвижимости. В первые два месяца 2021 г. количество новых строек сократилось на 9,4% по сравнению с тем же периодом докризисного 2019 г. А реализация инфраструктурных проектов может сильно замедлиться из-за превышения бюджетов. Стальная продукция в Китае вообще-то сейчас стоит на 35-45% дороже, чем в начале 2020 г. когда о коронавирусе знали только узкие специалисты. Конечно, это не сравнить с Европой и даже Россией, но и подъем цен на прокат более чем на треть плохо укладывается в сметы.
Кроме того, Ван Йиншэн считает, что во второй половине 2021 г. спрос на китайские товары за рубежом упадет вследствие насыщения рынка. А в самой КНР подорожание проката, цветных металлов, пластиков и других ресурсов пройдет по всей производственной цепочке вплоть до готовой продукции и вызовет сужение платежеспособного спроса и на нее.
В западных странах в середине года возможна отмена локдаунов, что должно привести к уменьшению потребления товаров в пользу возрождающейся сферы услуг. Так же не исключено, что будет снижен уровень финансовой поддержки населения. Впрочем, там ситуация очень неоднозначная.
Наконец, еще выше поднимутся цены, прежде всего, на листовой прокат. Ситуация с сортовым выглядит не такой напряженной. Трудности, с которыми столкнулась турецкая экономика, привела к снижению цен на металлолом и заготовку на внешних рынках. А их восстановлению будет препятствовать рекордный рост затрат на морские перевозки. Из-за тотальной нехватки контейнеров и судового тоннажа стоимость доставки за последние полгода подскочила в несколько раз по всем направлениям. Из-за этого экспортерам приходится снижать цены FOB.
Застрявший в Суэцком канале контейнеровоз может еще сильнее обострить ситуацию, хотя и на ограниченный период. В любом случае, транспортный кризис в ближайшие пару-тройку месяцев не закончится. Прекратиться он сможет только после насыщения западных рынков азиатскими товарами и снижения видимого спроса на них, а это произойдет, скорее всего, не раньше второй половины текущего года.
Поэтому цены на арматуру в России в обозримом будущем, скорее всего, останутся в интервале 50-55 тыс. руб. за т с НДС, а вот горячекатаный прокат, вышедший на рубеж 70 тыс. руб. за т, на нем не остановится. В этой связи вспоминается, что в 2018 г. российское правительство смогло обуздать подъем цен на бензин, причиной которого стал тот же рост экспортного паритета. Тогда был введен так называемый демпферный механизм, в рамках которого государство компенсировало нефтяникам прибыли, недополученные из-за того, что внутренние цены удерживались существенно ниже экспортного паритета.
Так почему бы не ввести аналогичную систему и для металлургов? И с тем же условием, что в случае превышения внутренних цен над экспортными они должны будут делиться сверхприбылями с государством. Конечно, это потребует постоянного мониторинга котировок на различные виды проката и значительных расходов, но зато от сокращения затрат на металлопродукцию однозначно выиграет вся экономика!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В западных странах подъем цен на стальную продукцию идет с неослабевающей скоростью. В Евросоюзе корпорация ArcelorMittal объявила очередное повышение. Теперь она предлагает горячекатаный прокат по 850 евро за т EXW за базу. В Турции местные металлургические компании взвинтили котировки на данную продукцию до более $900 за т, а в США некоторые производители рассчитывают на скорый подъем до $1500 за т.
При этом прокат буквально отрывают с руками. Та же ArcelorMittal заключает сделки на сентябрь, а контракты на продукцию с более высокой добавленной стоимостью предусматривают поставку уже в четвертом квартале текущего года. Европейские сервисные металлоцентры жалуются на то, что им уже несколько месяцев не удается восстановить складские запасы. Прокат разбирают быстрее, чем успевают придти новые партии с метзаводов.
Причиной такого невероятного роста, достигшего рубежей 2008 г., а то и установившего новые рекорды, специалисты называют «перепотребление». Правительства многих стран мира, борясь с последствиями коронавируса, забрасывают свои экономики деньгами в беспрецедентных масштабах. США, например, за последний год довели этот показатель до $6,4 трлн., включая недавно одобренный Конгрессом новый пакет в $1,9 трлн. Японцы запустили ряд программ более чем на $2,8 трлн. Китайцы обошлись немногим более $500 млрд., зато направили их в реальный сектор. Вообще, только полные нищеброды не поддержали свое хозяйство хотя бы парой десятков миллиардов в долларовом эквиваленте.
При этом, в ходе карантинов была в значительной мере выбита сфера услуг. А деньги, не потраченные на туризм, развлечения и общепит, были израсходованы, например, на покупку товаров. Китай, чьи компании, в основном, и выполняют западные заказы, показал по итогам первых двух месяцев 2021 г. фантастические темпы роста производства бытовой техники. Так, выпуск телевизоров прибавил более 31% по сравнению с тем же периодом прошлого года, а кондиционеров — более 70%, до 29,4 млн. штук!
Не удивительно, что китайский рынок стали тоже растет как на дрожжах. По сравнению с январем-февралем 2020 г. объем выплавки увеличился на 12,9%, производство готового проката — на 23,6%, включая двойной счет, арматуры — на 19%. Конечно, здесь надо учитывать эффект низкой базы, так как именно в феврале прошлого года Китай был тотально закрыт на карантин. Тем не менее, в абсолютном значении все эти показатели значительно превышают докризисный 2019 г.
Для доставки товаров из Китая и стран Юго-Восточной Азии в США и Европу не хватает судов. Тарифы на фрахт взлетели и, по мнению специалистов, не уменьшатся, как минимум, до июня. Тем не менее, весь этот потребительский бум в последнее время все больше воспринимается как странный и необоснованный.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На мировом рынке стали прошедшая неделя была неоднозначной. Листовой прокат продолжал дорожать в Евросоюзе, США, Турции. Здесь спрос на него по-прежнему отстает от предложения. Металлургические компании заключают контракты на июнь, а некоторые — даже на август. Ранее понижательную коррекцию прогнозировали в апреле-мае, теперь ожидания переместились на август-сентябрь.
В начале прошедшей недели внезапно упали цены на стальную продукцию и железную руду в Китае. И причин для этого было достаточно. Во-первых, власти заявляют, что коронавирус в КНР побежден окончательно и бесповоротно, поэтому больше не надо применять чрезвычайные меры по стимулированию экономического роста. Государство впредь будет давать меньше денег бизнесу и меньше вкладывать средств в строительство.
Во-вторых, правительство и деловые круги КНР озаботились борьбой с глобальным потеплением. А чтобы уменьшить выбросы углекислого газа, нужно сокращать выплавку чугуна и сместить сырьевой баланс в металлургии в сторону металлолома. Наконец, в-третьих, на северо-востоке страны обострились проблемы с экологией. Чтобы снизить загрязнение, остановили с десяток доменных печей.
Цены на металлолом, железную руду и заготовку в Китае и других азиатских странах действительно понизились. Но на торгах Шанхайской фьючерсной биржи 12 марта котировки на прокат вдруг подскочили и вернулись на прежний уровень. Просто все объявленные ограничительные меры — это завтра-послезавтра, а видимый спрос на стальную продукцию растет сейчас. По данным местных источников, начали уменьшаться складские запасы как листового проката, так и арматуры.
Так что, скорее всего, рост в Азии возобновится. Вероятно, то же самое произойдет и в Турции, где на прошлой неделе тоже произошло торможение. Местная валюта ослабела по отношению к доллару, строительный сектор после оживления в феврале утих, экспортная конъюнктура не слишком благоприятная. Поэтому в стране слегка подешевел металлолом, а российские экспортеры были вынуждены отказаться от нового повышения котировок на заготовку.
Однако в США и Европе металлолом в марте существенно подорожал, так что турецким металлургам вряд ли удастся сбить цены на него еще сильнее. Скорее, наоборот, больше шансов на то, что в новых сделках стоимость сырья немного прибавит. А значит, не станут дешеветь, как минимум, и российские полуфабрикаты.
Рост цен за рубежом тянет вверх отечественный рынок. Арматура некоторое время держалась ниже отметки 50 тыс. руб. за т с НДС, но сейчас она уже снова выше этого рубежа. Впрочем, о возвращении котировок к январским 60-65 тыс. руб. за т речи не идет. А вот горячекатаный прокат в апреле вполне может дойти до рекордных 70 тыс. руб. за т и на них не остановиться.
На этом уровне повышение цен на металл и другие ресурсы — неприятная, но частность. Рынку придется приспособиться к тому, что арматура может стоить дороже 50 тыс. руб. за т, а горячекатаный прокат или сварная труба — больше 70 тыс. руб. за т. Собственно, так или иначе он уже к этому приспосабливается. Нынешний ценовой кризис как и все, что были до или будут после него, убивает слабых и недостаточно приспособленных, но делает сильных еще сильнее.
В конце концов, России давно пора становиться богатой промышленной страной с высокими ценами, но и высокими доходами. И на этот курс мы, кажется, пробуем встать.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Экономика — большая и очень инерционная система, процессы в которой происходят достаточно медленно. Но если она уж двинулась в каком-то направлении, новые изменения в ней потребуют значительных усилий.
Сейчас на мировом рынке стали мы наблюдаем как раз начало некоторых новых тенденций, которые, возможно, будут определять пути его развития на ближайшие месяцы и даже годы. Во-первых, стартовавший в прошлом году подъем цен на стальную продукцию приобретает черты долгосрочного. Во-вторых, идея «обезуглероживания» прочно завладела широкими массами и в ближайшее время будет оказывать все большее влияние на развитие металлургической промышленности.
Причины подъема цен уже рассматривались в наших публикациях. Коротко говоря, ситуация здесь укладывается в традиционную формулу: «Всего на всех не хватит, потому что всех много, а всего — мало». Потребление стальной продукции растет по ряду причин, основной из которых является решение проблемы падающего платежеспособного спроса посредством эмиссионной денежной накачки. В то же время, выпуск стальной продукции не может увеличиваться так быстро, а на закрытых рынках наподобие США и Евросоюза дефицит усугубляется импортными ограничениями.
К этому сложно что-то добавить, за исключением одного аспекта. Судя по всему, мировая металлургическая промышленность столкнулась с долгосрочной нехваткой сырья. Так, глобальная железорудная отрасль так и не смогла в полной мере компенсировать сокращение производства ЖРС в Бразилии.
В 2020 г. местная корпорация Vale произвела всего лишь 300,4 млн. т данной продукции против 385 млн. т в 2018 г., а на текущий год прогнозирует рост только до 325-335 млн. т. Перевести все свои ГОКи на сухое складирование отходов обогащения, что даст возвращение в строй закрытых ранее мощностей и увеличение выпуска до более 380 млн. т, компания планирует только в 2022 г. До этого времени руда, скорее всего, останется в дефиците, а ее стоимость будет превышать $100 за т.
С металлоломом получается все еще печальнее. Металлургические комбинаты, где в качестве сырья используется железная руда, сейчас не в моде. Их строят в Индии, Китае, странах Юго-Восточной Азии (часто с китайскими инвестициями), но в остальном мире при создании новых металлургических мощностей делают однозначную ставку на металлолом при небольшой доле горячебрикетированного железа.
В результате спрос на металлолом растет, а вот поставки его — не очень. Металлофонд — вещь достаточно инертная, а устроить его ускоренное обновление посредством широкомасштабной модернизации основных фондов могут сегодня в мире только китайцы. Причем им-то как раз лома не хватает, и они завозят его из-за рубежа в растущих объемах.
Безусловно, мировой рынок стали всегда обладает волатильностью и непостоянством, ценовые колебания на нем были, есть и будут. Но, по крайней мере, пока в глобальной экономике не произойдет новых больших перемен, общая тенденция будет направлена вверх. В западных странах уже вовсю идет размещение заказов на прокат с поставкой в третьем квартале, и о понижении котировок никто не заикается. Более того, ArcelorMittal выставляет новые предложения по горячекатаному прокату уже на уровне 800 евро за т EXW за базу.
Очевидно, от этого повышения не уйти и российскому рынку. В марте отечественные металлурги, судя по их текущим котировкам, не настаивают на серьезном подорожании, но в апреле заводские цены, скорее всего, опять возрастут. Причем это затронет не только листовой прокат, но и арматуру. Недолго ей придется побыть ниже отметки 50 тыс. руб. за т…
Значительные изменения могут произойти в ближайшее время в Китае, где состоялась двойная сессия Всекитайского собрания народных представителей и Народной политической консультативной конференции. Помимо всего прочего, там затрагивался и вопрос о снижении выбросов углекислого газа. Ставится задача достичь пика не позднее 2030 г., а к 2050 г. Китай должен полностью покончить с этим вредным явлением.
Вообще-то, борьба с глобальным потеплением — вещь до крайности темная и противоречивая. Земной климат вообще не отличается постоянством и меняется в весьма широких пределах под влиянием чисто космических факторов наподобие колебаний солнечной светимости и угла наклона земной оси. И надо ли с такой фанатичной безоглядностью перечеркивать все плоды столетней индустриализации, — большой вопрос. Тем более, что за «климатической религией» отчетливо прослеживаются чьи-то конкретные финансовые интересы.
Кстати, повышение содержания углекислого газа в атмосфере — это не обязательно плохо. От этого, например, однозначно выигрывает растительный мир. Есть исследования, увязывающие рост мировой урожайности в последние десятилетия с увеличением углеродной подкормки. Так что, глобальное потепление по-своему способствует повышению глобальной продовольственной безопасности.
Впрочем, в западных странах вопрос о борьбе с выбросами углекислого газа давно уже не дискутируется. Это директива, которая подлежит выполнению, причем, не менее чем во всем мире. В последнее время усиливается давление международных институтов на угольную энергетику, а вопрос об «углеродных» таможенных тарифов как раз 5 марта был впервые вынесен на рассмотрение ВТО, где создана специальная инициативная группа.
Очень много говорится о будущем триумфе «водородной металлургии», а количество проектов в этой сфере, анонсированных в различных странах, кажется, перевалило уже за два десятка. Хотя при этом все специалисты указывают, что их реализация будет возможна только при условии крупных государственных дотаций и при наличии надежных источников дешевого «зеленого» водорода, который пока что, как минимум, в шесть раз дороже природного газа.
Запуск первых мощностей по получению восстановленного железа с использованием водорода намечается, вроде бы, на середину текущего десятилетия, но, например, австралийская компания BlueScope Steel, недавно решившая вместо этого потратить деньги на модернизацию доменной печи, прогнозирует появление водородной инфраструктуры не ранее 40-х гг.
В то же время, в Китае, насколько можно понять, пока что идет речь о выбросах не углекислого газа, а куда более вредных веществ — пыли, окисей серы и азота. По данным правительства КНР, к концу 2020 г. радикальную экологическую трансформацию, направленную на минимизацию уровня загрязнения окружающей среды, прошли либо проходят в настоящее время мощности по выплавке 620 млн. т стали в год, а еще 530 млн. т должны быть модернизированы в ближайшие пять лет.
На двойной сессии не было дано однозначной информации о дальнейшем развитии жилищного и инфраструктурного строительства в КНР. Но Министерство промышленности и информационных технологий оценивает на текущий год национальное потребление стали в 1,1 млрд. т. При этом впервые было сказано, что с целью снижения выбросов и уменьшения ценового уровня правительство Китая поддерживает расширение импорта стальной продукции, а особенно, полуфабрикатов.
Таким образом, Китай, в прошлом году закупивший за рубежом 18,3 млн. т заготовки, может сохранить и даже увеличить эти объемы. Если это действительно произойдет, китайский импорт станет еще одним фактором, который будет способствовать повышению цен на стальную продукцию и металлолом на мировом рынке.
А поскольку прокат будет дорожать за рубежом, очевидно, точно такие же процессы будут развиваться и у нас. Единственное, что могло бы замедлить ценовой рост, — это укрепление рубля, но на него надеяться крайне трудно. Участники российского валютного рынка — народ донельзя нервный и пугливый. Так, очередное заявление американской администрации о возможности новых санкций против России вызвало паническое проседание курса, а новый скачок цен на нефть, превысивших $68 за баррель, был практически проигнорирован.
Остается только рассчитывать на то, что российская экономика все же растет, весной повысится активность в строительной отрасли, а инвестиции государства и крупных частных и государственных корпораций смогут компенсировать рост затрат на подорожавшую металлопродукцию. В конце концов, уж очень больших колебаний на российском рынке проката не ожидается, а эффект неприятной неожиданности должен постепенно пройти.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Цены на мировом рынке стали снова растут. И будут расти – по крайней мере, в ближайшем будущем. Как говорится, так легли сейчас карты.
Соответственно, российским металлотрейдерам тоже рано или поздно придется переходить к повышению спотовых котировок, потому что более благоприятных условий от металлургов они, скорее всего, не дождутся. В марте – уж точно. Насчет апреля какие-то варианты, в принципе, есть, но тоже вряд ли.
Стальную продукцию сейчас одновременно толкают вверх Китай и западные страны. В Китае этот рост имеет объективный характер. После завершения новогодних праздников (11-17 февраля) котировки на арматуру и горячекатаный прокат поднялись более чем на $45 за т под влиянием нескольких факторов.
Прежде всего, китайские поставщики стальной продукции уверены, что видимый спрос на нее в ближайшее время не упадет, а наоборот, будет и дальше расширяться. Начало весны – это еще и начало сезонного подъема в китайской строительной отрасли.
Многочисленные проекты, стартовавшие в прошлом году в рамках государственной программы стимулирования экономики, сейчас как раз входят в интенсивную фазу. Может быть, новых строек в этом году будет меньше, но об этом у металлургов будет болеть голова через год, не раньше. А сейчас рынок, судя по впечатлениям его участников, готов взять все, что ему предлагают, и немножко больше.
Не зря китайские компании приобретают за рубежом заготовку и металлолом по ценам, которые немного превышают текущий рыночный уровень в КНР. Значит, рассчитывают на то, что через месяц-полтора, когда заказанная продукция поступит в порты, котировки будут еще выше.
В последние недели в Китае производится очень много стали и проката. По данным национальной металлургической ассоциации CISA, в период с 11 по 20 февраля, то есть, во время праздников, входящие в нее крупные и средние компании выплавляли, в среднем, 2,282 млн. т стали в сутки. Это на 24(!)% больше, чем в тот же период прошлого года.
Конечно, здесь надо учитывать, что в середине февраля 2020-го в Китае как раз началась эпидемия коронавируса, с которой власти страны боролись методом самых жестких карантинных ограничений. Меткомбинатов это, правда, практически не коснулось, но из мини-заводов простаивали порядка 75-80%. И все равно, рост на 24% — это очень много. Под его влиянием в Китае снова подскочили цены на сырье. Железная руда, в частности, превысила $175 за т CFR. А некоторые эксперты в Китае и западных странах не исключает, что на пике она дойдет до $200 за т.
Еще один небольшой, но тоже значимый фактор – появившиеся еще в январе слухи о том, что китайское правительство снизит уровень возврата НДС экспортерам проката. Сейчас они получают обратно все 13%, но, возможно, этот показатель снизится до 8 или 9%. А это означает повышение экспортных котировок, по меньшей мере, на $20-40 за т.
В то же время, сам по себе Китай не смог бы разогнать мировой рынок до сверхвысоких величин. Сегодня стоимость горячекатаного проката на Шанхайской фьючерсной бирже составляет немногим более 4800 юаней или $750 за т с НДС. И это, кстати, рекордное значение за последние 12 лет. Да, если китайская экономика в ближайшие месяцы покажет класс… то есть, рост, а железная руда действительно достигнет $200 за т, стальная продукция в Китае может дойти и до $800 за т с НДС. Может быть. А может, нынешние рекордные объемы производства окажутся избыточными, и во второй половине марта котировки покатятся вниз. Такое тоже неоднократно бывало на китайском рынке.
Китай как крупный импортер заготовки и растущий покупатель металлолома оказывает сильное влияние на эти рынки. Но создавая спрос, он одновременно и устанавливает ценовой потолок. Для заготовки в странах Восточной Азии он ориентировочно составит немногим более $600 за т CFR – при условии, что железная руда, металлолом и прокат в ближайшие несколько недель продолжат рост.
Чтобы довести котировки на листовой прокат до нынешних высот — $800 за т EXW в Турции, 710-740 евро за т в Евросоюзе и невероятные $1335 за т в США, нужны другие условия. Они создались в западных странах.
Следует отметить, что рынки Евросоюза и США – не нормальные. На них больше не действуют традиционные законы спроса и предложения. Во-первых, прошлогоднее увеличение спроса не сопровождается там расширением предложения. По имеющейся информации ассоциации Worldsteel, которая с текущего года перевела свою традиционно открытую статистику на сильно платную основу и, кажется, начала мухлевать с данными, в январе 2021 г. в США было выплавлено стали на 9,9% меньше, чем в том же месяце прошлого года, а в ЕС-27 – на 0,4%. Несмотря на рекордно высокие цены и объявления о вводе или возвращении в строй новых мощностей западные металлургические компании не могут – или же не хотят – удовлетворять потребительский спрос, ФАС на них нет!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В первой половине февраля высокие цены на стальную продукцию продолжали оставаться в центре внимания Государственной Думы, правительства, деловых кругов. Недовольство по этому поводу уже давно и громко высказывают строители, которые хотят за счет увеличения затрат на металл подвести базу под дальнейшее подорожание жилья, прогнозируемое в текущем году. К ним присоединились машиностроители, а на прошлой неделе с возмущенным письмом в Минэнерго обратился Совет производителей энергии (СПЭ), объединяющий крупнейшие энергокомпании РФ.
Спад на мировом рынке, проявившийся во второй половине февраля, к настоящему времени подошел к концу. Котировки на стальную продукцию разворачиваются в сторону повышения. Новый курс при этом проложил Китай, весьма мощно проведший последние дни перед Новым годом по местному календарю (12 февраля).
Китайские компании не только прекратили экспортные продажи по низким ценам, но и подняли внутренние котировки на стальную продукцию и железную руду. При этом ожидается, что после праздников все будет стоить еще дороже. Предполагается, в частности, что ЖРС опять может возрасти до более $170 за т CFR Китай, а китайский горячекатаный прокат подойдет к отметке $700 за т FOB или превысит ее.
Кроме того, китайцы проявляют интерес к импорту металлолома, а это наверняка будет способствовать подорожанию данного ресурса в странах Азии. В Японии, где лом во второй половине января просто обвалился, а в первых числах февраля опустился на дно, уже произошел отскок. А в западной части гигантского материка Евразия точно такой же кульбит совершил и турецкий рынок металлолома. Там уже пошли вверх котировки на стальную продукцию, так что и российские металлурги могут смотреть в будущее с большим оптимизмом, чем ранее.
Все это, безусловно, скажется и на состоянии внутреннего рынка. Наметившееся снижение заводских котировок на арматуру может приостановиться несмотря на прогрессирующее удешевление металлолома после ввода в действие повышенных экспортных пошлин с 31 января. С горячекатаным прокатом вообще все становится неясным. Причем спотовые цены в последние недели понижались под влиянием объективных факторов — слабого видимого спроса с одной стороны и наметившейся нехватки оборотных средств у металлотрейдеров, с другой.
Таким образом, сложно рассчитывать на то, что стальная продукция в России в обозримом будущем заметно подешевеет. Для этого нет пока условий. Стоимость железной руды так и останется высокой, а обеспечить российских металлургов дешевым и доступным металлоломом не реально — здесь не поможет даже введение полного запрета на его экспорт. На мировом рынке котировки на стальную продукцию тоже не торопятся падать. Правда, есть основания надеяться на понижающую коррекцию во втором квартале, но… когда это будет? Тут еще до марта дожить надо!..
О курсе рубля вообще ничего не хочется говорить, потому что хорошего о нем не скажешь. Его отвязка от нефтяных котировок, как оказалось, работает в обе стороны — как во время спада, так и при подъеме до более $60 за баррель. А вот пугливая реакция московской валютной биржи на любой чих из-за бугра — это проблема, которая в нынешних политических и экономических координатах не решается.
Впрочем, новый виток конфронтации с Западом теоретически открывает возможность меньше обращать внимание на устанавливаемые им в одностороннем порядке правила. В первую очередь, это относится к климатической политике. То, что самая холодная за последние несколько лет зима 2020/2021 гг. в очередной раз продемонстрировала неспособность «климатически правильной» альтернативной энергетики ветра и солнца обеспечивать потребности экономики и населения во время погодных экстремумов, ничего не доказало и ничего не изменило.
В Европарламенте обсуждают необходимость введения углеродных тарифов, чтобы дешевый импорт не подрывал позиции местного бизнеса, вынужденного тратить огромные средства на покупку более дорогой «зеленой» энергии и внедрение «безуглеродных» технологий. В Китае, где нынешняя зима тоже выявила ряд проблем с энергообеспечением, зашла речь о переводе металлургической промышленности на «безуглеродные» технологии.
Между прочим, этот вопрос совсем не праздный. Некое НГО, в частности, посчитало, что только для снижения «углеродного следа» китайской алюминиевой промышленности нужно закрыть 47 ГВт мощностей каптивных угольных электростанций на алюминиевых комбинатах и заменить их чем-то новым, а это, между прочим, больше, чем совокупная установленная мощность всех российских АЭС. В Европе переход металлургии на водородные технологии приведет к увеличению затрат на выплавку стали на 35-65% даже при условии, что сам водород в процессе с какой-то радости подешевеет в 4-6 раз по сравнению с нынешними показателями.
Россия, в отличие от Китая, не брала на себя никаких обязательств по «обезуглероживанию» энергетики и экономики, однако вопрос о проведении собственной климатической политики уже ставится на уровне президента и правительства. Конечно, можно сказать, что мы сами должны считать наши углеродные выбросы, чтобы за нас это не сделали другие и не установили нам показатели «по аналогии», как это делается при антидемпинговых расследованиях. Однако российские компании, работающие на западных рынках, постепенно вынуждены принимать тамошние правила и направлять все больше средств на борьбу с глобальным потеплением, хотя никто еще не доказал, что оно, во-первых, есть, а во-вторых, вызвано именно хозяйственной деятельностью человека, а не природными процессами.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Китайские компании, устроившие в конце января большую распродажу излишков, изрядно расшатали рынок, предлагая горячекатаный прокат по $600-660 за т FOB и катанку по $590-650 за т FOB, тогда как котировки на аналогичную продукцию производства СНГ в начале этого безобразия составляли соответственно $750-760 и $720-750 за т FOB.
Сейчас цены упали по всему рынку. Подешевел прокат в Юго-Восточной Азии и Турции, некоторое ослабление происходит и в странах Евросоюза. Меткомбинаты из России и Индии были вынуждены пересмотреть экспортные котировки в сторону понижения.
Но основные события происходили в секторе сортового проката. Прежде всего, подешевел металлолом. Турецкие металлургические заводы, которые в начале января приобретали это сырье по $475-480 за т CFR, теперь стремятся сбросить цены до менее $400 за т и имеют на это хорошие шансы. В Азии американский и японский лом, еще недавно достигавший $460-500 за т CFR, обвалился до $370-390 за т.
Согласно впечатлениям аналитиков, происходит откат на уровень начала декабря прошлого года. И знаете, для российского рынка это хорошо. Вступившие, наконец, в силу экспортные пошлины на металлолом в нынешних условиях практически приостанавливают внешние поставки. Внутри страны лом уже пошел вниз и, очевидно, продолжит дешеветь в ближайшие несколько недель, как минимум.
Постепенно спускается с прежних высот и немилосердно задранная вверх арматура. Производители сбавили февральские котировки до 60 тыс. руб. за т CPT по сравнению с около 63-65 тыс. руб. за т в январе. И это еще не финиш: как говорится, процесс пошел. По некоторым данным, отдельные компании готовы и на более серьезные уступки, а значение экспортного паритета уже составляет менее 50 тыс. руб. за т с НДС. С этим уже можно жить!
Листовой прокат пока подешевел на мировом рынке в гораздо меньшей степени. В этом секторе реально наблюдался и сохраняется до сих пор дефицит предложения. Европейские и турецкие металлургические компании обеспечены заказами до апреля включительно. Им нет никакого резона сильно сбрасывать цены даже при резком сокращении количества новых сделок.
Вопросов и неясностей очень много. Например, был ли вызван недавний спад в Китае только краткосрочными факторами (похолодание и вспышка коронавируса в ряде городов промышленного северо-востока) или он все-таки имеет системный характер? Ряд представителей правительства КНР и национальной металлургической ассоциации CISA в последнее время заявляли о необходимости сокращения объемов выплавки стали, превысивших в прошлом году 1,05 млрд. т. Западные эксперты считают, что в текущем году китайские власти снизят уровень поддержки национальной экономики, что приведет к прекращению роста потребления стальной продукции.
Отдельный вопрос связан с сырьевым обеспечением китайской металлургической промышленности. Власти заявляют, что хотели бы уменьшить очень высокую зависимость от импорта железной руды. Кроме того, Китай взял курс на борьбу с выбросами углекислого газа, а для этого надо снижать загрузку меткомбинатов. В последнее время на высоких уровнях сообщалось, что правительство будет способствовать увеличению потребления металлолома и стимулировать его импорт. Говорилось и о том, что китайские компании могут возобновить импорт заготовки.
Между тем, в 2020 г. Китай импортировал 18,3 млн. т полуфабрикатов, в основном, именно длинномерных. И эти закупки стали важнейшим фактором, определившим структуру азиатского рынка стали в прошлом году. Так, в 2020 г. Вьетнам экспортировал в Китай 3,54 млн. т стали, главным образом, товарной заготовки. Вследствие этого вьетнамские металлургические компании закупили за рубежом в прошлом году рекордные объемы металлолома, что стало одной из основных причин его подорожания в конце прошлого года.
В текущем году Китай заготовку не покупал, а экспортировал. Вьетнамцы резко снизили импорт лома, который обвалился в Азии на 15-20% по сравнению с первой половиной января. Однако теперь Китай сам может стать импортером лома. В правительстве называли желаемые объемы его потребления национальными металлургическими компаниями — 300 млн. т в год. А реально в прошлом году было использовано что-то около 220-240 млн. т. Откуда брать недостающее?! Между прочим, весь оборот восточноазиатского рынка — менее 40 млн. т в год.
Еще один вопрос касается железной руды. В первой половине января ее стоимость в Китае была очень высокой — около $170 за т. В начале февраля она опустилась до около $150 за т. Но это все равно много. По данным S&P Global Platts, в январе операционная рентабельность китайских меткомбинатов была отрицательной. При этом предложение руды на мировом рынке ограничено, и эта проблема, скорее всего, не будет решена в ближайшие месяцы. И вопрос: будут ли китайские компании сокращать производство из-за слишком дорогостоящего сырья или, наоборот, поднимут цены на прокат, если в экономике страны после Нового года все-таки начнется подъем?
Скорее всего, какое-то оживление все-таки будет. В начале марта пройдет очередная сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), а ее обычно принято встречать благополучными экономическими показателями. К тому же, в 2021 г. в Китае стартует новая Пятилетка, а значит, правительство будет провозглашать какие-то планы на будущее.
Так что, велика вероятность, что во второй половине февраля цены на прокат в Китае поднимутся, а вот надолго или нет, сказать сложно. Впрочем, вероятность нового взлета, наверное, невелика, а падения в марте — еще меньше. Во всяком случае, коронавирус на данный момент в КНР снова удалось побороть. По состоянию на 2 февраля количество новых случаев упало до 25 (двадцати пяти) на всю страну.
Как представляется, регулировать кругооборот металла в Азии будет уровень цен. При этом примем в качестве примерной константы железную руду и предположим, что она на ближайшее время останется в интервале $130-170 за т CFR Китай. Средняя стоимость товарной заготовки в Китае в последние месяцы — что-то около $500-530 за т без НДС. Значит, чтобы китайцы покупали ее за рубежом, им надо продавать ее примерно на $20-30 за т дешевле. Металлолом при таких раскладах должен опуститься где-то до $280-320 за т CFR. Все это, кстати, соответствует уровню осени прошлого года, до начала ценового скачка. Но лом все еще в дефиците, особенно, если китайцы будут его импортировать. Поэтому он, скорее всего, будет стоить дороже, а заготовка — превышать $500 за т FOB. При таких раскладах рассчитывать на китайский импорт полуфабрикатов сложно. Спрос на заготовку на международном рынке будет тогда относительно низким, а ее стоимость будет определяться, прежде всего, текущими колебаниями металлолома.
Более сложная картина с листовым прокатом. В Европе участники рынка в целом ожидают понижения цен на листовой прокат во втором квартале. Но здесь очень важную роль будут играть импортные квоты. Одно дело, если Европейская комиссия продлит их действие. Другое — если она, как предполагалось, отменит их 30 июня. И третье, если квоты снимут, но зато введут новые антидемпинговые пошлины на важнейшие виды стальной продукции и повысят старые. Кстати, этот третий вариант пока выглядит наиболее вероятным.
В то же время, в США ситуация иная. Там-то как раз заболеваемость коронавирусом в последнее время существенно снизилась. Власти обещают пресловутые $1,9 трлн. на поддержку экономики. Улучшение обстановки в США сыграло немалую роль в том, что возобновился рост цен на нефть, причем стоимость сорта «брент» вплотную подошла к отметке $60 за баррель. В последние дни на американском рынке снова начал дорожать листовой прокат, который, вроде бы, должен был уже перевалить через свой пик.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В последнюю неделю января обстановка на мировом и российском рынке стали в целом успокоилась, если не достигнув равновесия, то, по крайней мере, прояснившись на данный момент.
В западных странах, которые в прошлом году били рекорды по темпам роста цен на прокат, появились негативные тенденции. Массовая вакцинация там проваливается, в ряде государств опять усилены карантинные ограничения. Экономика, не успев толком восстановиться после прошлогодних испытаний, снова уходит на спад. Экспертам приходится пересматривать в сторону понижения прогнозы на текущий год.
Одновременно там постепенно улучшается ситуация с предложением стальной продукции. В Евросоюзе производство стали в декабре выросло на 10,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Американские металлурги, правда, по-прежнему сильно отстают от прошлогоднего графика, но зато в США, наконец, начал поступать дополнительный импорт. Просто цены там настолько поднялись, что окупают даже уплату 25%-ных стальных тарифов.
Сигнал же к повороту дал Китай. Сильное похолодание в декабре и первой половине января, сопровождаемое перебоями с поставками электроэнергии, сузило внутренний спрос на стальную продукцию, а вспышки коронавируса в ряде городов на северо-востоке страны довершили дело. Если ранее китайский рынок вбирал все, что производили местные компании, и требовал еще, то в середине января у металлургов и трейдеров появились излишки.
Перед Новым годом по местному календарю (12 февраля) многие китайские компании нуждались в наличных средствах. Они и получили их, отправляя стальную продукцию за рубеж по бросовым ценам — порядка $620-640 за т FOB для горячекатаного проката и еще меньше для арматуры и катанки. Понято, что эта дешевая распродажа скоро прекратится, но свое дело она уже сделала.
Переход китайских компаний к достаточно широкомасштабному экспорту по сравнительно низким ценам привел к падению цен на металлолом в Турции и странах Восточной Азии, что потянуло вниз котировки на прокат. Очевидно, этот спад не будет значительным. Все-таки металлургические компании в разных странах обеспечены заказами на два-три месяца вперед, так что сильно сбрасывать цены у них пока нет необходимости. Но возвращения на уровень начала января, скорее всего, уже не произойдет.
В силу этих причин стоимость проката на российском спотовом рынке тоже снижается и, наверное, понизится еще немного, а заводские цены дойдут до максимальной отметки в феврале, после чего тоже повернут вниз. Арматура, возможно, опустится ближе к экспортному паритету, который сейчас немного превышает 50 тыс. руб. за т с НДС, но на существенное удешевление листового проката рассчитывать пока сложно. Ему могло бы помочь укрепление рубля, но текущее состояние валютного рынка не дает особых поводов для оптимизма.
Точкой отчета для новых изменений должен стать Новый год по китайскому календарю. Но пока рынок движется курсом на понижение.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

О причинах повышения цен на прокат в России говорилось уже очень много, и здесь трудно добавить что-то новое. Этот подъем пришел на наш рынок из-за рубежа, где основными факторами стали усиленный спрос, превратившийся к концу прошлого года в ажиотажный, и недостаточные (в силу различных причин) объемы предложения.
Резкое и продолжительное повышение цен на металлопрокат дезорганизует спотовый рынок. Как отмечалось на состоявшемся 21 января заседании Совета Российского союза поставщиков металлопродукции (РСПМ), главная опасность здесь заключается в наступающем дефиците оборотных средств у дистрибьюторов.
Банки не захотят и не будут помогать своим клиентам, увеличивая для них лимиты и предоставляя новые кредитные линии. Скорее наоборот, видя наступление сложных времен, они будут еще сильнее зажимать гайки. Это может привести к тому, что у металлотрейдеров возникнут проблемы с новыми закупками проката, а весной, когда пойдет в рост видимый спрос, на российском рынке может появиться дефицит металла.
В начале второй половины января цены на арматуру и заготовку на мировом рынке пошли вниз под влиянием как сузившегося спроса после ажиотажа в конце прошлого года, так и удешевления металлолома. В Турции, например, лом за прошедшую неделю понизился на $25-30 за т, а в дальнейшем ожидается еще более сильный спад. Скорее всего, в феврале уменьшится стоимость этого сырья в Европе и Северной Америке. Правда, сильно металлолом, скорее всего, не упадет вследствие прихода на этот рынок китайских компаний и вступления в силу российских экспортных пошлин. Но экспортный паритет для арматуры в России уже упал до немногим более 50 тыс. руб. за т с НДС и будет снижаться дальше.
Менее определенной выглядит обстановка на рынке листового проката. Экспортные котировки на российскую продукцию там тоже уменьшаются, но основной причиной этого является распродажа, устроенная китайскими компаниями перед их Новым годом (12 февраля). Предполагается, что, максимум, через две недели она закончится.
Правда, цены на стальную продукцию и после праздников, очевидно, останутся там заметно ниже мировых. В конце прошлого года это ощущалось слабо, потому что разогретый китайский рынок поглощал все, что могли произвести местные металлурги, и просил добавки. В январе на нем возникли излишки, и это ощутили на себе все. Что, интересно, принесет февраль? Ответ пока неопределенный — а кто его знает?!
В то же время, под влиянием Китая затормозился рост цен на листовой прокат в Евросоюзе и США. Местные рынки постепенно насыщаются, производство в этих регионах растет, так что условия для понижательной коррекции вполне сложились. Кроме того, в западных странах есть проблемы с коронавирусом. Заболеваемость высокая, а раскрученная вакцина от BioNTech/Pfizer как бы и не совсем хорошая. Поэтому прежние оптимистичные прогнозы об ускорении экономического роста там сменились глубокой задумчивостью.
На нашем российском рынке в марте также ожидается понижение цен на прокат. По крайней мере, вероятность этого велика. Подгадить здесь могут, главным образом, американцы, причем двояко. Во-первых, они могут разогнать печатный станок, что будет способствовать повышению долларовых цен на все ресурсы. Однако реализация этого варианта требует времени, а пакет на $1,9 трлн., который обсуждается еще с прошлого года, уже давно воспринят рынком и включен во все расчеты.
Во-вторых, США могут досадить конкретно России новыми санкциями, на которые в наших финансовых кругах почему-то всегда реагируют очень нервно и снижают от страха курс рубля. Казалось бы, давно пора привыкнуть, что идет очередная холодная война, враг не стесняется в средствах, но основные его усилия сосредоточены в информационном пространстве. Тяжело было в 2014 г. сниматься с кредитной иглы, это да, а сейчас российская реальная экономика стала менее уязвимой.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

После непродолжительного отдыха работа начинается с места в карьер. Да и мир не стоит на месте. Обстановка постоянно меняется, в ней снова возникают неопределенности. На этой неделе ожидаются важные события, которые могут дать старт новым тенденциям.
В США 20 января в Белый дом должен официально придти новый президент. Правда, местные СМИ при всей своей ангажированности пока не показывают картины торжествующих победителей, но если в среду удастся провернуть всю процедуру без сучка и задоринки, политика немного сдвинется в сторону второго плана, а на первый выйдет экономика.
В первой половине января внутренние котировки на горячекатаный прокат в США прибавили порядка $100 за т и вплотную подошли к рекордным показателям середины 2008 г. На европейском рынке рост также возобновился после праздничной паузы. Как считают местные специалисты, рано или поздно спрос и предложение сбалансируются за счет завершения процесса восстановления складских запасов, увеличения производства и импорта стальной продукции. Но в качестве самого раннего срока называются апрельские продажи с поставкой в июне-июле.
После каникул российские металлургические компании продолжили повышение экспортных котировок, которое сопровождается дальнейшим подорожанием стальной продукции на внутреннем рынке. Горячекатаный прокат по 67 тыс. руб. за т CPT, арматура по 63 тыс. руб. за т становятся объективной реальностью, отражающей реальные международные тенденции. А ведь мировой рынок еще не достиг пределов своего роста. И с учетом того, что в западных странах продолжают заваливать экономику деньгами, не известно, когда это прекратится.
Вообще, Китай на прошлой неделе усложнил обстановку на мировом рынке стали. В стране несколько ухудшилась рыночная конъюнктура вследствие сильного похолодания в северо-восточных провинциях, ковида, трудностей в энергоснабжении. Однако ситуация пока не катастрофичная. Тем не менее, китайские компании начали выходить на внешние рынки, предлагая катанку по $650 за т FOB и горячекатаный прокат по $680-700 за т FOB. Для сравнения, поставщики из СНГ стремятся довести котировки на эти виды стальной продукции соответственно до $750 и $780 за т FOB.
Дешевый китайский прокат уже появился на рынках Восточной Азии, Латинской Америки и даже Турции. Так что, если эта тенденция получит продолжение, стоимость отечественной продукции за рубежом понизится. Впрочем, 15 января котировки на Шанхайской фьючерсной бирже снова поднялись, оборвав спад. Предсказывать тут что-то трудно, надо просто проследить за тем, в какую сторону повернет китайский рынок на этой неделе.
мена знака может произойти и с металлоломом. В последние дни турецкие металлурги добились понижения цен на этот ресурс. В странах Восточной Азии котировки уперлись в потолок вследствие неясного положения в Китае и прекращения подъема на региональном рынке арматуры. Это начинает оказывать давление на стоимость заготовки, которая к настоящему времени превысила $600 за т FOB. Впрочем, если она подешевеет, в России может опуститься арматура, которая сейчас предлагается заводами гораздо выше экспортного паритета.
Но делать далеко идущие выводы и здесь рано. Металлолом в Турции подешевел, в основном, из-за того, что местные компании обеспечили свои февральские потребности и часть мартовских и просто стали его меньше покупать. Между тем, в США и Европе январские котировки на лом превысили уровень предыдущего месяца соответственно, в среднем, на $100 и 50 евро за т. А в феврале он может снова подорожать за счет низкого ломосбора и продолжающегося роста цен на стальную продукцию. Да и у нас у тому времени вступят в силу повышенные экспортные пошлины на данное сырье.
Таким образом, существенного понижения цен на российскую стальную продукцию за рубежом в обозримом будущем скорее всего, не произойдет. А значит, нет особых оснований рассчитывать на удешевление проката в России — по крайней мере, в ближайшей перспективе. Западные рынки, похоже, может остановить только хор-роший кризис, Китай — это вещь в себе. Ослабить остроту проблемы, возможно помогло бы солидное, этак на 8-10% укрепление рубля, но он продолжает ослабляться параллельно с валютами западных стран.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Компания «Уралиндуктор» предлагает предлагает весь спектр высокочастотных и сверхвысокочастотных индукционных нагревателей.

Могут применяться в различных отраслях деятельности, таких как:

  • Полный прогрев деталей на заданную температуру для дальнейшей обработки (ковки, штамповки, прессование и тд.)
  • Поверхностная закалка на заданную глубину и температуру
  • Закалка и термообработка деталей сложной формы
  • Бесконтактная плавка, пайка и сварка металла
  • Получение опытных образцов сплавов
  • Гибка и термообработка деталей

Более детально познакомится с разделом «Высокочастотные индукционные нагреватели» Вы можете посетив страницу Высокочастотные индукционные нагреватели

Новый год — новые надежды, новые события, новые тенденции и… старые проблемы, которые не хотят так просто уходить в прошлое просто по воле календаря.
Чему научил прошедший 2020 г., так это тому, что непредвиденные события могут полностью изменить все расклады и создать совершенно новую реальность. Поэтому любые прогнозы сегодня — дело ненадежное и неблагодарное.
Впрочем, с другой стороны, неприятности масштаба пандемии коронавируса происходят не каждый год. Если мы и в 2021 г. столкнемся с некой неожиданной проблемой сравнимого уровня, значит, мы чего-то не видим или не понимаем в окружающем нас мире.
Если же рассматривать текущую ситуацию в свете уже имеющихся тенденций, можно предположить, что нас ждет очередной не простой и совсем не скучный год, в котором произойдет много чего интересного.
Правда, коронавирус останется с нами и в 2021 г. Вакцинация уже стартовала, но многие уважаемые эксперты считают, что она позволит переломить ситуацию лишь ближе к середине года. Весьма вероятно, что, как минимум, в некоторых странах новый 2022 г. тоже будут встречать в масках и соблюдая социальную дистанцию, а масштаб международных авиаперевозок и заграничного туризма будет бледной тенью докризисных показателей.
Возможно, что в России и других передовых с точки зрения здравоохранения и фармацевтики странах качественное улучшение эпидемиологической ситуации произойдет уже весной, а то и раньше. Однако влияние коронавируса на поведение и потребительские привычки и предпочтения будет чувствоваться еще долго. Не говоря уже о том, что эпидемия представляет собой прекрасный повод для манипулирования информацией и питательную среду для конспирологических теорий и конспироложества.
Влияние продолжающейся эпидемии на экономику будет двояким. Прежде всего, год начинается с локдаунов в ряде стран, что нанесет новый удар по и без того чахлой сфере услуг и потребительскому рынку. Уровень безработицы практически по всему миру заметно превышает показатели 2019 г. Антикризисные программы 2020 г. привели к резкому нарастанию бюджетных дефицитов и государственной задолженности. В экономику ряда стран были вброшены триллионы необеспеченных денег, которые, правда, в основном, пошли на возмещение потерь.
Все это — бомбы, заложенные под мировую экономику. Не факт, что какие-то из них обязательно взорвутся в 2021 г., но все они будут тикать. В текущем году увеличивается вероятность крупных банкротств и дефолтов. При этом новых решений для старых проблем пока не предложено. С экономическими неприятностями будут и дальше бороться, в основном, с помощью «печатного станка».
С другой стороны, печатать деньги в 2021 г. будут много и раздавать их щедро. События заключительных месяцев прошлого года показывают, что заметная часть средств, выделенных в рамках борьбы с последствиями ковида, попала в реальный сектор экономики. А в Китае они туда, собственно, и направлялись. В текущем году и в других странах должны заработать программы стимулирования экономики, предусматривающие государственные инвестиции либо поддержку некоторых секторов. Если все это запустится, спрос на ресурсы действительно возрастет, а повышение цен на них продолжится. Фактически это будет означать ускорение инфляционных процессов в масштабах мировой экономики.
Приход к власти новой администрации в США, возможно, приведет к некоторой либерализации международной торговли, но только между «своими». Ожидания Турции, Ирана, Китая в отношении отмены санкций и ограничений могут и не оправдаться. Отмена стальных тарифов, введенных в США при Трампе, достаточно вероятна, если новым американским властям об этом напомнят, но не обязательна. Хотя, если это произойдет, то и Европейской комиссии будет сложнее продлить еще на три года действие квот на импорт стальной продукции.
Чего можно точно ждать, так это усиления климатической пропаганды и проведения еще более жесткой климатической политики. Население западных стран уже достаточно обработано и больше никаких вопросов на этот счет не задает. Собственно, никого уже не интересует, насколько оправдана борьба с глобальным потеплением и стоит ли она того, чтобы идти ради нее на огромные расходы и серьезные жертвы.
В прошлом году много и часто говорили о водородной металлургии, внедрении решений по улавливанию и захоронению углекислого газа и других климатически правильных вещах. В текущем году придет очередь реального запуска пилотных проектов. Металлургам и вообще промышленникам это сулит только рост затрат и моральное удовлетворение в качестве награды. Впрочем, новой тенденцией 2021 г., скорее всего, станет давление в пользу введения платы за выбросы углекислого газа там, где ее пока нет, и повышение там, где она есть.
Вообще, наше противостояние с западными странами в 2021 г., очевидно, будет только усиливаться. Следует ждать новых санкций, новых провокаций, новых наездов в информационном пространстве. Это надо просто воспринимать как данность. Вменяемых «партнеров» на той стороне больше нет, пытаться договариваться не с кем и не о чем.
В связи с этим возникает вопрос, а не пора бы вообще отгородиться новым «железным занавесом» от становящегося все более безумным западного мира и вместе с дружественными странами приступить к строительству «интернационала здравого смысла», где действуют законы и договоренности, нет идеологического давления, а экономикой управляют правительства а не банки и безликие инвестиционные фонды?! Да и многие международные организации типа МОК, ОЗХО, ВАДА и других уже достаточно продемонстрировали свою предельную заангажированность и бесполезность.
В экономике России 2021 г., по-видимому, пройдет под знаком импортозамещения и закрытия уязвимостей, которых, увы, хватает. По крайней мере, разработка Единого плана по достижению национальных целей и начинающие действовать механизмы по стимулированию и поддержке инвестиций преследуют именно эти цели. В целом стоящие перед страной задачи отличаются грандиозным масштабом, требуют очень качественного управления и продвигаются достаточно медленно. Судя по всему, в нынешним году все эти процессы только будут проходить стартовый этап. Поэтому одним из приоритетов для политического руководства станет, наверное, выигрыш времени.
Еще одной тенденцией текущего года в отечественной экономике будет дальнейшее развитие процессов цифровизации. Россия будет становиться все более информационным обществом. При этом бизнес, платежная и налоговая система будут становиться все более прозрачными.
Для российских металлургических компаний 2021 г. должен ознаменоваться дальнейшим расширением внутреннего рынка, в том числе, в сегменте инфраструктурного строительства, увеличением спроса на специализированную высококачественную продукцию, новыми инвестиционными проектами и модернизациями. Правда, вопрос о соотношении мировых и внутрироссийских цен при сохранении относительно низкого курса рубля останется весьма актуальным и проблемным.
Легко так или иначе не будет. Но зато будет интересно!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Уважаемые и дорогие коллеги!
От всей души поздравляем Вас с Новым годом!
Спасибо за Ваш выбор и доверие!
Мы уверены, что наше сотрудничество всегда будет плодотворным,
Новый год принесет нам с Вами еще более крепкие деловые отношения.
Желаем Вам стабильности во всех делах,
успехов во всех начинаниях и благополучия в любой сфере жизни.
Здоровья Вам, Вашим родным и близким.
С праздником!

с уважением,
коллектив ООО «МТПК»

Электронная открытка, НАЖИМАЙ!

Этот год наконец-то подходит к концу. Однако даже завершаясь, он оставляет в наследство наступающему 2021 году ряд проблем.
Для металлургов и потребителей стальной продукции главной из них является, конечно, резкое повышение цен, продолжавшееся до самых праздников. В США и Евросоюзе буквально «на флажке» стоимость горячекатаного проката установила свежие максимальные отметки с 2008 г. — соответственно более $1100 и порядка 660-680 евро за т EXW.
В течение прошедшей недели европейцев практически догнали турецкие компании, а сортовой прокат, который ранее сильно отставал от листового, активно наверстывал упущенное. При этом, судя всему, наступление праздничной паузы не будет означать прекращения роста.
Из всех основных факторов, вызвавших этот подъем в четвертом квартале 2020 г., наиболее сомнительным выглядит экономический рост в западных странах, так как ситуация там сложилась весьма непростая. Правда, и здесь вероятность смены знака с плюса на минус пока не выглядит высокой. Хотя во многих европейских государствах объявлены весьма суровые карантинные мероприятия, до последнего момента это не оказывало никакого влияния на постоянное увеличение стоимости проката.
Металлолом в Турции и Восточной Азии вплотную подошел к отметке $500 за т CFR, а кое-где и перешагнул ее. Причем в январе ожидается новое подорожание, которое будет иметь несколько составляющих.
Прежде всего, это реальная нехватка металлолома. Сбор его заметно уменьшился в 2020 г., а новые карантины и наступившая зима отнюдь не улучшают перспективы. Особенно, в свете ожидаемого повышения экспортных пошлин в России и возвращения Китая на мировой рынок лома в качестве импортера.
Кроме того, верхнюю планку на рынке металлолома устанавливают компании из западных стран. У них есть деньги — реальные или виртуальные кредитные, цены на их продукцию поднялись до самого высокого уровня более чем за двенадцать лет. Поэтому можно не экономить на сырье, тем более, что оно реально нужно.
Железная руда находится вблизи самой высокой отметки за последние без малого десять лет и в ближайшее время тоже, очевидно, существенно не подешевеет. Спрос на это сырье определяет Китай, где экономика через полгода после завершения эпидемии коронавируса находится просто в процветающем состоянии.
В принципе, китайцы, как и западные страны, вбрасывали в экономику деньги, наращивая государственный долг. Но если у американцев и европейцев все средства в конечном итоге стекались в банки и использовались для надувания пузырей на фондовых биржах, то китайское правительство облагодетельствовало, прежде всего, реальный сектор.
Как отмечалось на Central Economic Work Conference (CEWC) в середине декабря, за первые десять месяцев 2020 г. объем эмиссии специальных инфраструктурных облигаций, за счет которых финансируются строительные проекты, составил 3,55 трлн. юаней ($544 млрд.), что на 66,7% превысило показатель всего 2019 г. По данным Argus Media, только в октябре 2020 г. в Китае стартовали более 4,5 тыс. новых проектов с совокупным объемом инвестиций 3,22 трлн. юаней. Не зря, согласно официальным оценкам, потребление стальной продукции в китайском строительном секторе в 2020 г. прибавило 13,4% по сравнению с предыдущим годом или почти 68 млн. т.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В середине декабря экспортные котировки на российский горячекатаный прокат превысили отметку $700 за т FOB. Вследствие этого металлургические комбинаты снова откорректировали цены на аналогичную продукцию для российских потребителей. Новый ориентир теперь составляет 60-62 тыс. руб. за т CPT по январским контрактам, а в феврале производители ожидают рост еще на 4-5 тыс. руб. за т.
Данное повышение базируется, прежде всего, на том подъеме, что сейчас происходит на мировом рынке. В Турции горячекатаный прокат приблизился к $800 за т EXW, в США преодолел $1000 за т. В Европе от корпорации ArcelorMittal ожидали, что она до Рождества объявит о доведении базовых котировок до 700 евро за т EXW, и она таки это сделала! Отстает только Восточная Азия, но и там цены на российский горячекатаный прокат во Вьетнаме вышли на уровень $700 за т CFR.
Судя по всему, это подорожание продолжится и после Нового года, хотя и не такими высокими темпами. Для этого есть объективные причины. Во-первых, это долларовая инфляция, выражающаяся в росте цен на все ресурсы — от нефти до меди. Во-вторых, ожидания запуска новых стимулирующих антиковидных пакетов, которые будут способствовать увеличению инвестиционного и потребительского спроса. В-третьих, сохраняющийся дефицит сырья — металлолома и железной руды — и увеличение сырьевых затрат металлургов. В-четвертых, недостаточные объемы предложения стальной продукции, ее острая нехватка на спотовом рынке.
По мнению самих металлургов, повышение продлится в январе и феврале. Дальше возможны варианты. Один из них заключается в продолжении заваливания рынков наличностью, что приведет к новому подъему в духе лета 2008 г. Когда денег много, их легко дают всем и не слишком задумываются о будущем возврате, все прейскуранты уходят в небеса.
торой вариант заключается в резком переходе от всеобщего оптимизма к кризису. В ряде стран на праздники анонсированы жесткие карантинные мероприятия, которые могут снова оказать угнетающее влияние на экономику. Вакцинирование практически нигде еще не началось, а когда оно стартует, на первый план неизбежно выйдут негативные побочные эффекты. Закончились или заканчиваются льготные периоды, которые не факт, что будут продлены, обостряются проблемы с задолженностью. Однако для такого поворота вниз нужен «детонатор» — непредвиденное остро неблагоприятное событие, пресловутый «черный лебедь».
Промежуточное положение между этими крайними сценариями занимает инерционный вариант. В соответствии с ним, сразу же после Нового года на мировом рынке стали сохранится дефицит, но постепенно спрос будет покрываться, покупатели сделают паузу, а металлурги, наоборот, увеличат объемы производства. Возможно, к весне улучшится ситуация с поставками сырья, и оно, наконец, начнет дешеветь.
Впрочем, почти что в любом случае стоимость стальной продукции на мировом рынке в ближайшие два-три месяца будет находиться вблизи максимальных отметок за последние 8-12,5 лет. В этом случае следование российских компаний принципу экспортного паритета может привести к появлению ряда серьезных проблем.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Резкое повышение спроса, вызвавшее взлет цен на стальную продукцию по всему миру, как раз и было обусловлено приступом всеобщего оптимизма. Пусть вакцинация еще только начинается, пусть ее реальное воздействие, по мнению специалистов, мир увидит не раньше середины следующего года, но в перспективе эпидемии и вызванным ею ограничениям все равно конец! А приход в вашингтонский Белый Дом этого милого дедушки Байдена, как по волшебству, вернет весь западный мир в старые добрые времена!
Если в 2019 и 2020 гг. запасы, в основном, сокращались, то в последние несколько недель все начали, как сумасшедшие, пополнять резервы. Этот ажиотажный спрос породил дефицит, который еще сильнее раскрутил всеобщий ажиотаж.
По данным итальянской металлоторговой ассоциации Assofermet Acciai, за 2019 и 2020 гг. уровень складских запасов проката в европейской сбытовой сети уменьшился на 19 млн. т. А сейчас участники рынка стремятся вернуть резервы на уровень 2018 г.
При этом в Европе по-прежнему простаивают 10 доменных печей, на которые приходится 17% мощностей региональных меткомбинатов. А восполнить недостающее за счет импорта того же горячекатаного проката нельзя — не дают квоты, которые были не только снижены с июля 2020 г., но и переведены на квартальную основу, да еще и с лимитами для ведущих поставщиков.
Первое из них мы уже назвали — это пополнение складских запасов, боязнь вообще остаться без металла. Но оно опирается на второй фактор — ограниченный объем предложения.
Еще лет 5-10 назад ситуации, подобной той, что сейчас сложилась в Евросоюзе или США, просто не могло бы возникнуть. Дефицит стальной продукции в каком-либо регионе был бы быстро ликвидирован за счет импорта. Однако протекционизм водрузил высокие барьеры между регионами. Российские, например, компании не могут отправить дополнительные объемы проката в ЕС или США, хотя они бы там точно не помешали.
А собственно западные компании осторожничают. Пополнение складских запасов — процесс конечный. Как ожидается, в первом квартале 2021 г. он завершится, после чего видимый спрос упадет. А успеет ли экономика к тому времени перейти на траекторию устойчивого роста, вопрос спорный. Тем более, что, по мнению всех без исключения специалистов, потребление стальной продукции в будущем году в большинстве стран еще не вернется на докризисный уровень 2019 г.
Еще один очень важный аспект — сырьевой. В Турции цены на металлолом впервые с марта 2014 г. достигли отметки $400 за т, что почти в два раза превышает минимальный апрельский уровень и на треть — котировки всего лишь трехмесячной давности. В Восточной Азии этот рубеж, как ожидается, тоже будет превзойден в ближайшее время.
Нехватка металлолома имеет объективный и не устранимый пока характер. Ломосбор сократился из-за карантина и промышленного спада. При этом новые «локдауны», объявленные в ряде европейских стран, наносят рынку новый удар. Не говоря уже о том, что зимой предложение лома и так традиционно снижается по объективным причинам.
Подорожание металлолома облегчается стремительным ростом цен на некоторые виды стальной продукции. Когда в Турции горячекатаный прокат предлагается по $700-730 за т EXW, а в США приближается к $1000 за т, лом «по четыреста» — не проблема. Еще один «горячий» и повсеместно растущий в цене товар — катанка, стоимость которой на рынках Ближнего Востока и Восточной Азии существенно перевалила за $600 за т FOB.
Дефицитный, дорогой и, более того, дорожающий металлолом будет, очевидно, поддерживать цены на стальную продукцию на высоком уровне в ближайшие месяцы. А с другой стороны их будет подпирать железная руда, подскочившая до $160 за т CFR Китай впервые с начала 2013 г.
Итак, спрос со стороны Китая плюс растущее потребление руды в Японии и Евросоюзе, где возвращаются в строй доменные печи, составляет один полюс. На втором находятся поставщики ЖРС, которые в данный момент просто «не тянут». Улучшение в бразильской железорудной отрасли в сентябре оказалось временным. В ноябре экспорт сырья упал до наименьшего показателя за полгода и даже опустился ниже прошлогоднего графика. Австралия остается при своих, но там начинается сезон штормов, которые периодически срывают работу портов.
Таким образом, железная руда по-прежнему останется дорогостоящей. А по мнению Джеффри Карри, главного аналитика по глобальным товарным рынкам в американском инвестиционном банке Goldman Sachs, мир вообще вступает в период подъема цен на все ресурсы. Действительно, в последнее время подорожали все базовые цветные металлы, и даже нефть на прошлой неделе прорвалась выше отметки $51 за баррель.
В общем, если рынки в ближайшее время не прибьет каким-либо шальным «черным лебедем», стоимость стальной продукции за рубежом, по крайней мере, до февраля-марта останется высокой. В связи с этим возникает вопрос о котировках на прокат в России.
С одной стороны, если стальная продукция дорожает везде, то почему для отечественного рынка должны предоставляться исключения?! При этом нельзя сказать, что более чем 25%-е повышение заводских цен на горячекатаный прокат за две недели является совсем уж необоснованным. В конце концов, металлолом в России поднялся более чем до 20 тыс. руб. за т без НДС и железнодорожного тарифа, что является абсолютным рекордом, а внутренние цены на железную руду даже при поставках в пределах одной группы ориентируются на международные индексы. Да и дефицит у нас тоже есть, так как меткомбинаты переориентировались на экспорт.
Впрочем, совсем уж вешать нос и посыпать голову пеплом нам тоже не стоит. Крупный бизнес, работающий в тесной связке с государством, — это тоже хороший локомотив для экономики, доказано в свое время Южной Кореей. И происходящий на наших глазах запуск нового инвестиционного цикла, включающий также и государственные капиталовложения в инфраструктуру, позволяет смотреть в будущее с определенным оптимизмом.
Хотя нынешние времена, конечно, непростые. Напряжение чувствуется во всем. Надо выдержать.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Главным событием периода конца ноября — начала декабря на российском рынке стали было, без сомнения, «взрывное» повышение цен на стальную продукцию, прежде всего, листовой прокат. Металлургические компании стремятся подтянуть внутренние котировки в долларовом эквиваленте к уровню экспортных продаж и делают это резко и быстро, чтобы не отрезать хвост по частям.
С технической точки зрения, у производителей есть основания так поступать. На мировом рынке листовой прокат сейчас в сильном дефиците, а цены на него взлетели вверх. В Турции местные компании в первую неделю декабря предлагали горячекатаные рулоны на уровне $700 за т EXW, а в странах Западной Европе базовые котировки на данную продукцию приближаются к 600 евро за т. Причем, самое главное, почти нет оснований опасаться резкого падения.
Некоторые европейские трейдеры открыто ворчат, призывая Европейскую комиссию временно отменить квоты на импорт стали, чтобы позволить российским и турецким компаниям насытить, наконец, региональный рынок стальной продукции. Но и без этого отечественным экспортерам живется совсем не плохо. Они тоже обеспечены заказами, как минимум, до марта, а то и апреля, причем по нынешним высоким ценам, превышающим $600 за т FOB для горячекатаного проката. Даже если котировки потом упадут, они все равно останутся в выигрыше.
Впрочем, рынок пока не падает. Хотя в некоторых сегментах уже заметна некоторая усталость. Например, с трудом идет дальнейший рост цен на арматуру и металлолом в Турции. Похолодание в Китае стабилизировало местный рынок сортового проката и положило конец подъему котировок на товарную заготовку. В результате китайские компании приостановили ее импорт. В других странах Дальнего Востока полуфабрикаты все еще дорожают, но без китайского содействия им будет трудно взять новые высоты.
В то же время, Европа и США, по мнению местных специалистов, будут расти, по меньшей мере, до Рождества. В Штатах базовые цены на горячекатаные рулоны к настоящему времени превысили $900 за т EXW, а на оцинкованную сталь — достигли $1100 за т. Это нивелирует эффект 25%-ных стальных тарифов и открывает американский рынок для поставщиков из других стран. Например, вьетнамские компании отправляют в США оцинковку во все больших объемах и скупают подкат, где только могут. В ноябре стоимость горячекатаных рулонов под перекат не превышала во Вьетнаме $610-630 за т CFR, но теперь она запросто может перескочить через $650 за т.
Подъем в секторе листового проката продолжается и в Китае. Экономика страны мощно накатывает на финиш года. Западные страны приобретают огромные объемы китайского (и, кстати, вьетнамского) ширпотреба, из-за чего в мире возник серьезный дефицит контейнеров. Китайский бизнес, получивший в этом году крупные налоговые льготы и снижение прочих платежей в рамках программы посткоронавирусного стимулирования экономики, растет как на дрожжах.
Производство стальной продукции в стране не снижается вопреки традиционным сезонным тенденциям. Из-за этого железная руда подскочила почти до $140 за т — самого высокого уровня за последние семь лет. Металлолом, кстати, на максимуме за два с половиной года. И это еще один довод в пользу сохранения дороговизны стальной продукции.
Таким образом, на свои, как минимум, $600 за т FOB на экспорте российские компании могут твердо рассчитывать. Но вот вопрос о том, стоит ли выводить на эту отметку внутренние цены, выглядит совсем не однозначным. С одной стороны, да, бизнес есть бизнес. Если приоритетным направлением для меткомбинатов является внешний рынок, который возьмет столько, сколько сможешь продать, да еще спасибо скажет, то почему отечественные покупатели должны платить меньше?! Тем более, что у производителей есть твердая уверенность: потребитель заплатит! Если в Европе или Турции он берет прокат и не сильно смотрит на цену, то почему в России он должен вести себя как-то по-иному?! Собственно, одновременно со взлетом в секторе горячекатаного проката на нашем рынке поднялись заводские и спотовые котировки на сварные трубы.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Повышение цен на мировом рынке стали продолжается. Стоимость горячекатаного проката во Вьетнаме и Турции уже превысила $600 за т CFR. Европейские компании вышли на рубеж 550 евро за т EXW и держат в уме 600 евро, о которых заявила еще в середине месяца ArcelorMittal. В США поставщикам покорилась вершина $850 за т EXW.
Подорожание стальной продукции сопровождается аналогичным взлетом цен на сырье. Металлолом в Турции и Восточной Азии достиг наивысшего значения с лета 2018 г. — $350 за т CFR и более. Железная руда поставляется примерно по $130 за т CFR Китай. Даже нефть впервые после обвала в марте стоит более $48 за баррель.
При этом следует отметить, что этот подъем уже не производит впечатление краткосрочного скачка. Да, на некоторых рынках в декабре котировки, скорее всего, откорректируются вниз. Но отступления обратно на уровень начала осени, скорее всего, не произойдет. Изменилась ситуация в экономике, на которую повлияли, прежде всего, изменившиеся ожидания.
В настоящее время западные и, кстати, турецкие металлургические компании заполнили портфели заказов на первый квартал и продают апрель. Понятно, что рано или поздно стадия накопления запасов закончится, видимый спрос пойдет на спад, а цены отступят — благо, им есть, куда отступать. Но это понижение, по-видимому, не будет ни резким, ни значительным, хотя бы потому, что на свете есть Китай.
Предполагалось, что спрос на стальную продукцию на китайском рынке пойдет на спад из-за ухудшения погоды. Во второй половине ноября в северо-восточные провинции страны, вроде бы, пришла зима со снегом и холодом, но затем все снова наладилось. По прогнозам метеорологов, как минимум, еще неделю в густонаселенных восточных провинциях будет стоять умеренно прохладная сухая погода, так что ничто не будет мешать строителям. А цены на прокат и железную руду на китайском рынке снова рванули вверх и к концу прошедшей недели установили новые максимальные значения за последние 1,5-2,5 года.
В начале осени многие аналитики прогнозировали на конец года постепенное замедление китайской экономики. Они ошиблись. Правительство КНР не объявляло в последние месяцы о новых стимулах, поскольку в них уже не было необходимости. Запущенные ранее программы инфраструктурного строительства, дешевые кредиты, восстановление потребительского рынка — все эти факторы обеспечили Китаю настоящий экономический бум. По официальным прогнозам, рост ВВП в четвертом квартале превысит 6% год к году. Потребление и производство стальной продукции даже в зимние месяцы останутся на высоком уровне.
Конечно, сейчас китайский рынок немного перегрет. И когда на северо-восток страны придут морозы и снегопады, котировки снизятся. Соответственно, прекратится подъем на азиатском рынке металлолома, по всему региону подешевеет заготовка. Но и в этом случае новые цены будут выше, чем в октябре текущего года.
Вероятно, свой пик в декабре пройдут и экспортные котировки на российскую стальную продукцию и полуфабрикаты. Но их превышение над внутренним рынком сохранится. При этом сегодня продавцы проката в России доминируют над покупателями, а продажи за рубеж имеют для металлургов первостепенное значение. Поэтому спотовым ценам придется и дальше подтягиваться к заводским.
В принципе, больших проблем с этим нет. В последнюю неделю ноября в России на споте дорожали почти все основные виды стальной продукции — листовой прокат от горячекатного листа до оцинковки и полимерки, арматура, сварные трубы. Видимый спрос, безусловно уменьшился по сравнению с началом осени, но остается достаточно высоким для этого времени года. И, самое главное, дешевый прокат сейчас в России взять неоткуда. И в ближайшее время, очевидно, его и не будет.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Цены прут вверх как сумасшедшие. За неделю еще $20-40 за т в плюс — легко! На некоторых рынках они достигли наивысшей отметки за полтора года, где-то вышли на уровень осени 2018 г. Горячекатаный прокат в Турции, Вьетнаме, Евросоюзе дошел до $600 за т, а в США — до $800 за т!
И рост на этом не останавливается. ArcelorMittal в ЕС объявляет о повышении базовых цен на г/к до 600 евро за т EXW. Российские экспортеры примериваются к $575 за т FOB при поставках в Турцию.
Для самих металлургов это хорошо, конечно. А для внутреннего рынка — страшно. Потому что экспортный паритет при таких раскладах улетает к 52 тыс. руб. за т с НДС. Впору молить: «Рубль, вернись хотя бы к 65 за доллар, я все прощу!» Даже нефть, и та доползла почти до $45 за баррель.
Лидерами нынешнего подъема выступают несколько стран. Само собой, в их число входит Китай. Экономика там летит вперед на всех оборотах. Государство, борясь с коронавирусом, резко увеличило в этом году финансирование инфраструктурных проектов, нарастило строительство, выдало триллионы юаней кредитов компаниям реального сектора.
По данным статистики, в Китае сейчас растет спрос на все — недвижимость, автомобили, бытовую технику, грузовики, экскаваторы… Одним словом, в отличие от Европы и США, ковидные деньги там изначально пошли в народное хозяйство, что и вызвало беспрецедентное расширение платежеспособного спроса, а также рекордный рост потребления ресурсов, включая стальную продукцию, и рост цен на них.
В ноябре к этому добавились ожидания приближающейся зимы, которая, по прогнозам метеорологов, будет холодной и снежной. Поэтому китайские строители буквально перешли на работу в три смены, чтобы успеть сделать как можно больше до морозов, пока деньги дают, а конечные потребители проката в других отраслях приступили к пополнению запасов, чтобы не остаться с пустыми складами посреди зимы, когда транспорт занимается перевозками угля.
Вот цены на прокат в Китае и вышли на пиковые уровни начала августа, когда на местном рынке наблюдался точно такой же ажиотаж. Одновременно взлетела железная руда. Здесь китайский спрос наложился на временное сокращение поставок из Бразилии и Австралии.
Немаловажную роль сыграл и такой фактор как укрепление юаня до самого высокого уровня за два с половиной года. Благодаря этому китайские компании не слишком чувствительны к подъему долларовых котировок на импортную железную руду, а сами отправляют стальную продукцию на экспорт по весьма высоким ценам.
Представляется, что с началом холодов в Китае рынок придет в норму, а стоимость сырья и стальной продукции отступит. Арматура и горячекатаный прокат на споте уже превысили 4000 юаней за т ($539 без НДС по нынешнему курсу), а это пик, на котором цены обычно долго не держатся.
Итак, Китай — одна из важных составляющих текущего скачка на мировом рынке стали. Следующими источниками этого роста следует назвать Вьетнам, Индию и Турцию. В первой половине ноября все они демонстрировали высокий спрос на стальную продукцию. При этом Вьетнам сам по себе очень бурно развивается, повторяя путь Китая, только с задержкой лет на 15-20. А в Индии имеет место быть восстановительный рост после сильнейшего провала во втором квартале. Там во всю мощь действует эффект отложенного спроса.
Турция на их фоне производит впечатление спринтера. Там случилось почти 10%-е повышение курса национальной валюты менее чем за неделю, что для этой страны является, без преувеличения, чудом невиданным. Похоже, местные потребители не слишком верят, что лира удержится надолго, и всеми силами скупают стальную продукцию в запас, пока она снова не подорожала. Сейчас российские производители горячекатаного проката совершенно правильно сконцентрировались на турецком рынке, спеша ковать железо, не отходя от кассы. Вряд ли такой ажиотаж с подъемом цен более чем на 15% за три недели продлится там долго.
В Европе и США листовой прокат продолжает идти вверх по тем же причинам, что и раньше. Автомобилестроители наращивают видимое потребление после простоев, а в условиях ограниченного объема предложения это приводит к вымыванию продукции со спотового рынка. Нечто подобное, хотя и в более легкой форме, происходит в России. Только у нас прокат уходит не на автозаводы, а на экспорт.
Причем засада в том, что восполнить дефицит за счет импорта западным странам нельзя. У американцев стальные тарифы, а в ЕС действуют квартальные квоты. Причем против Турции, крупнейшего поставщика горячекатаного проката, скорее всего, будут введены ретроспективные антидемпинговые пошлины.
Сейчас американские и европейские компании принимают заказы на февраль-апрель и взвинчивают цены на лист. Причем, что характерно, арматура в США уже несколько месяцев сохраняет стабильность, а в Евросоюзе даже немного подешевела в этом месяце. А это говорит о том, что подъем имеет искусственный характер. Закончится действие эффекта отложенного спроса в автомобилестроении, и покатятся цены вниз. Скорее всего, это произойдет в первом квартале будущего года.
Безусловно, подъем на мировом рынке стали еще какое-то время будет продолжаться, а еще какое-то время цены продержатся на высоком уровне просто по инерции. А там, глядишь, и весна наступит с ее сезонным ростом. Поэтому резкое падение в обозримом будущем, пожалуй, маловероятно, хотя без некоторого понижения в декабре-январе, по-видимому, не обойдется.
В то же время, для российских металлотрейдеров текущая обстановка складывается неблагоприятно. Начинается зима, когда спрос естественным образом падает. И хотя в той же стройке высокий сезон в этом году оказался сильно сдвинутым вперед, против природы, как говорится, не попрешь. Между тем, заводские цены растут, а экспортный паритет вообще уходит ввысь в какие-то невероятные дали.
Чтобы снять эти противоречия и разрешить конфликт, необходимо либо понижение экспортных котировок на горячекатаный прокат и заготовку хотя бы на 10-15%, или повышение курса рубля на ту же величину. Первое произойти в принципе может, но не скоро. Второе в обозримом будущем маловероятно. Остается только поднимать цены на споте, что, понятное дело, не просто. Но и выжидать до бесконечности тоже не получится.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Российские машиностроители показывают различные результаты. Как правило, у них сильное конструкторское звено. Те, кто сохранил старую советскую школу, сейчас успешно подкрепляют традиции новыми знаниями. Их отставание от зарубежных конкурентов зачастую обусловлено такими факторами как дизайн, эргономика, уровень сервисного обслуживания и вообще поддержание отношений с клиентами, условия продаж. Над этими вещами еще надо работать.
Металлургические предприятия чувствуют себя хорошо. Низкий курс рубля и высокая конкурентоспособность помогли им сохранить или даже укрепить позиции на внешних рынках. Правда, это оборачивается усилением давления на отечественных потребителей. Заводские котировки на прокат поднялись в ноябре и, очевидно, снова прибавят по декабрьским контрактам. При этом металлурги явно настроены на продолжение роста и в первом квартале 2021 г. Перед дистрибьюторскими компаниями стоит непростая задача — реализовать аналогичное повышение на споте. В последнее время у них это получалось не очень хорошо.
Причин для повышения цен у металлургических компаний хватает. Например, в России дорожает металлолом. Спрос на это сырье весьма активный, в том числе, и со стороны экспортеров, а объемы предложения оставляют желать лучшего. Карантин нанес серьезный удар по бизнесу сборщиков — физических лиц, а компенсировать эти потери не удается до сих пор.
Кстати, в целом мировой рынок стали на прошлой неделе находился на повышении, затронувшем все основные сегменты. Котировки на заготовку, сортовой и листовой прокат прибавили порядка $10-20 за т и теперь находятся на уровне лета прошлого года. Правда, этот подъем все-таки не производит впечатления долгосрочной тенденции.
Прежде всего, одной из причиной роста стало повышение активности в Китае. Местные компании торопятся, опасаясь холодной зимы. Пока погода стоит хорошая, строительный сектор демонстрирует просто небывалое для этого времени года оживление. А местные власти, заставляя некоторые металлургические компании сокращать выпуск, чтобы снизить давление на окружающую среду, способствуют ограничению предложения.
В результате, в частности, цены на арматуру в Китае подскочили до самой высокой отметки за одиннадцать месяцев, а на товарную заготовку — за пятнадцать. Это способствует расширению китайского импорта полуфабрикатов и подорожанию данной продукции. Однако, скорее всего, наступление холодов обратит процесс вспять.
В Турции и европейских странах причинами ценовых подъемов стали укрепление лиры, увеличение стоимости металлолома до более $300 за т CFR Турция и, не в последнюю очередь, «добрый дедушка Байден». От «хайли лайкли» нового президента США ждут, что он исправит все несообразности, которые наворотил за четыре года злобный Трамп, и в мировую экономику вернутся мир и благолепие. В частности, немалые надежды возлагают на него китайцы, у которых с Байдером давние, длительные и, надо понимать, взаимовыгодные деловые отношения.
Однако экономические эксперты не ожидают каких-либо резких изменений в американской торговой политике после смены власти. Так, American Iron and Steel Institute (AISI) яростно лоббирует сохранение стальных и алюминиевых тарифов, которые, по его мнению, необходимы для поддержки национальной металлургической промышленности. Многие американские компании в последние годы перевели производственные мощности из Китая во Вьетнам, Индонезию или Мексику и не слишком хотят тратить новые деньги, для того чтобы вернуться обратно. Никуда не делись и конфликты между Евросоюзом и США в авиастроении и сфере информационных технологий, имеющие фундаментальный характер.
Что, скорее всего, изменится, если команде Байдена удастся сломить сопротивление противника, так это отношение новых американских властей к климатической тематике. Впрочем, доля ветряной и солнечной энергетики в США росла и при президентстве Трампа, а власти более десятка «демократических» штатов уже приняли постановления о переходе к полностью безуглеродной энергетике к 2040-2050 гг. Конечно, можно влить туда еще больше государственных средств, повысить субсидии на электромобили, но это не будет чем-то кардинально новым. А вот решится ли новая администрация ограничить добычу сланцевой нефти и газа — большой вопрос.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Хотя общая ситуация в стране и в мире, скажем так, оставляет желать лучшего, особенно, в плане здравоохранения, российская металлургия подходит к своей ежегодной выставке во вполне здоровом и бодром состоянии.
Прежде всего, она в очередной раз доказала свою высокую конкурентоспособность на мировом рынке. Отечественные металлургические компании минимизировали потери от эпидемии коронавируса, компенсировав сужение внутреннего спроса, особенно, во втором квартале расширением экспортных операций.
Теперь перед дистрибьюторскими компаниями стоит непростая задача по поднятию спотовых цен на арматуру и горячекатаный прокат перед началом зимы, когда спрос на эту продукцию по объективным причинам снижается. И очень велика вероятность, что им так и не удастся довести прокат даже до уровня ноябрьских заводских котировок.
При этом Россия — не Турция, где ослабление курса национальной валюты на 10-20% в год считается привычным явлением и ни у кого не вызывает особых эмоций. Нынешняя модель российской экономики основана на низкой инфляции, а в некоторых секторах в последние годы вообще наблюдается дефляция. Поэтому стабильный валютный курс для нее представляет собой обязательную программу.
Потребление стальной продукции в России становится все более разнообразным и специализированным. Металлургические компании больше ориентируются на конкретных потребителей в промышленности и добывающих отраслях. Хотя, конечно, ключевой отраслью для отечественного рынка стали остается строительство. Там сильно просел коммерческий сектор, но инфраструктурные проекты на подъеме, а жилищной сфере можно рассчитывать на меры государственной поддержки.
Мировой рынок стали, как ни удивительно, начал ноябрь на скромном, но однозначном повышении. «Локауты», объявленные в ряде стран, стали из неясной угрозы объективной и предсказуемой реальностью. При этом они не затрагивают промышленность и строительный сектор. Правда, новые ограничения, сопровождающиеся ростом безработицы, падением уверенности в будущем и прочими экономическими неприятностями, скорее всего, окажут негативное воздействие на рынки автомобилей, недвижимости и других товаров длительного пользования. Сейчас металлурги обеспечены заказами на пару-тройку месяцев вперед, но после Нового года у них могут начаться проблемы.
Прояснилась, можно сказать, обстановка и в США. Байден и компания празднуют «перемогу». Впрочем, в любом случае творческие подходы к подсчету голосов в ряде штатов несомненно войдут в анналы мировой демократии. А информационное покрытие конфликта американскими СМИ вызывают большие сомнения в том, что с этой страной вообще можно иметь дело в чем бы то ни было.
Впрочем, европейские СМИ просто в восторге от перспектив президентства Байдена, а официальное объявление о его победе будет, без сомнения, воспринято рынками как положительный сигнал. Другое дело, что реальная политика может существенно отличаться от предвыборной риторики.
В последние дни подскочили спрос и цены на стальную продукцию в Китае. Отчасти это обусловлено тем, что метеорологи прогнозируют холодную зиму. Поэтому строительные компании стараются успеть как можно больше до морозов, а другие конечные потребители накапливают запасы, опасаясь перебоев с поставками. Позднее это наверняка обернется сужением видимого спроса.
Однако Китай в любом случае останется главной движущей силой в мировой металлургической отрасли. В 2021 г. в стране начинается новая, 14-я Пятилетка, в которой особое внимание будет уделяться инфраструктуре, в том числе, энергетической и информационной, экологии, научно-техническому развитию. Китайское руководство хочет, чтобы к 2035 г. КНР по уровню доходов населения встала вровень со странами среднего достатка наподобие Южной Кореи или Израиля. А это означает приоритетное развитие высокотехнологичных отраслей, обеспечивающих высокий уровень добавленной стоимости и создающих большое число высокооплачиваемых рабочих мест.
По оценкам китайских специалистов, потребление стали в стране в ближайшие годы стабилизируется, но на весьма высоком уровне — порядка 1 млрд. т в год. При этом в металлургической отрасли будут продолжаться процессы модернизации. За счет этого, скорее всего, удастся положить конец непрерывному расширению производственных мощностей. Вряд ли Китай в обозримом будущем останется нетто-импортером стали, как это было в июне-сентябре текущего года, но его влияние на мировой рынок как крупного экспортера будет менее значительным.
Нормализовалась ситуация и в Индии. В апреле-сентябре 2020 г. местные компании отправили на экспорт порядка 10,8 млн. т стальной продукции и полуфабрикатов, но в последние несколько недель индийских металлургов больше интересует национальный рынок. В отличие от рубля или турецкой лиры, индийская рупия в этом году сохранила относительную стабильность. Поэтому внутренние цены на прокат в стране выше экспортных.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Современная экономика — это очень большая и чудовищно инерционная система, обладающая солидным запасом прочности. Конечно, по принципам диалектики, количественные изменения рано или поздно переходят в качественные, и это зачастую случается достаточно резко. Но, как говорится, не стоит уж слишком раскатывать губу… Игра идет вдолгую, поэтому приходится терпеть и отслеживать те постоянные малозаметные изменения, которые происходят и в нашей стране, и за ее пределами.
На прошлой неделе состоялась онлайновая конференция Steel Success Strategies Online (SSS 2020), которую провела Fastmarkets. Помимо всего прочего, там был поставлен интересный вопрос о том, какой станет мировая металлургическая промышленность в 30 лет, в 2050 году?
Вообще-то, если посмотреть на 30 лет назад, в 1990 г., получится, что за это время произошли довольно радикальные количественные изменения. За три десятилетия Китай превратился из нищего захолустья в промышленную сверхдержаву, которая выплавляет почти 60% стали в мире, а Индия практически из ничего поднялась на второе место в глобальном рейтинге. В то же время, страны СНГ, даже все вместе взятые, не дотягивают до того еще, умирающего Советского Союза, да и западные государства, пройдя через деиндустриализацию, сильно сбавили обороты.
Однако в технологиях за тридцать лет не произошло каких-либо принципиальных перемен. Да, за это время окончательно ушли в небытие мартены, а непрерывная разливка стали используется сейчас практически везде. Стало больше мини- и микрозаводов, которые освоили выпуск не только арматуры, но и листового проката, а многие меткомбинаты, наоборот, прекратили свое существование. В сортаменте металлургических компаний увеличилась доля продукции с более высокой добавленной стоимостью, в частности, проката с покрытиями.
Во-вторых, климатическая кампания — далеко не первая. До этого были и борьба с озоновой дырой (мир праху тогдашней холодильной промышленности и да здравствует DuPont, «вовремя» подгадавшая с заменой фреонам), и борьба с коноплей (снова DuPont, погубившая целую отрасль по выращиванию технической конопли, из которой, например, можно было делать белую бумагу, не нуждающуюся в химических отбеливателях), и ЛГБТ-движение, организованное теми же людьми и с точной такой же информационной поддержкой.
Тем не менее, приходится признать, что на сегодняшний день все это — реальность. Многие страны не только перестраивают свою экономику в соответствии с новыми идеологическими установками, но и усиленно давят на остальных, чтобы они сделали у себя то же самое. А помогают им в этом некие «институциональные инвесторы» с десятками триллионов долларов в активах.
В общем, «зеленая» металлургия образца 2050 г. в рамках этой парадигмы выглядит следующим образом. Во-первых, металлургические комбинаты, по большей частью, вымерли как динозавры, а по меньшей, обзавелись установками по улавливанию и утилизации углекислого газа. Во-вторых, в качестве восстановителя повсеместно используется водород, который получают на электролизерах, питаемых солнечной или ветряной энергией. В-третьих, в качестве сырья для производства стали используется металлолом либо восстановленное железо, полученное с помощью того же водорода.
В-четвертых, многие эксперты предполагают, что экономика 2050 г. будет более металлоемкой, чем современная. Прежде всего, прогнозируется замещение бетона стальным строительством, потому что при производстве цемента выделяется углекислый газ, и ничего с этим не поделаешь, а перевести еще и цементные заводы на водород — кишка тонка. Кроме того, больше металла потребуется для новой энергетической инфраструктуры. Так, по некоторым прогнозам, чтобы перевести мир на возобновляемую энергию, к 2050 г. потребуется поставить три миллиона ветроустановок, для каждой из которых понадобится по несколько тысяч тонн стали. Причем через каждые 20-30 лет эти башни надо будет заменять новыми. При таких раскладах прогнозы о расширении мирового потребления стали до 3,5-4 млрд. т в год к 2050 г. уже не выглядят такими уж невероятными.
Интересно, что вообще вся борьба с глобальным потеплением представляется чудовищно дорогостоящим и ресурсоемким предприятием. Уже отмечалось, например, что для одной только замены нынешнего автопарка электромобилями потребуются фантастические объемы меди, лития, кобальта, никеля, для чего в ближайшие 15 лет надо будет инвестировать в горнодобычу вдвое больше средств, чем было вложено в 2005-2020 гг.
А после обнародования прогнозов на SSS 2020 появляются вопросы о том, хватит ли вообще ресурсов на эти три миллиона ветряков и глобальное стальное строительство?! Или нам через тридцать лет придется пускать в переработку каждый кусочек использованного металла и добывать руду с менее чем 15%-ным содержанием железа, как это сейчас приходится делать в Китае? И какая тогда будет себестоимость стали с такой-то дороговизной ресурсов, да еще с водородными технологиями?!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Слабый рубль в последние месяцы сильно сдвинул баланс в сторону экспорта. Российские металлургические компании, как выяснилось, могут компенсировать любой спад внутреннего потребления увеличением внешних продаж. По этой причине производители заявляют о намерении поднять в ноябре отпускные цены на арматуру и горячекатаный прокат, хотя и в том, и в другом сегменте спотовый рынок, пожалуй, исчерпал возможности для роста и находится на грани сезонного понижения.
Внешний фактор сыграл немалую роль в рекордном подъеме в секторе проката с покрытиями, который, очевидно, только в ноябре пройдет свой пик. Мало того, что дешевый рубль позволил российским компаниям нарастить поставки оцинкованной стали в Европе. Власти «слишком хорошо» выполнили задачу по защите отечественного рынка от внешней конкуренции, введя антидемпинговые пошлины на украинскую и китайскую продукцию, а валютный курс довершил дело. Выходит, по оцинковке российские производители еще не достигли полного импортозамещения!
Данные тенденции наблюдаются не только в России. Так, например, выдающийся подъем происходит в последние два с половиной месяца на американском рынке листового проката. Местные цены на горячекатаные рулоны за это время поднялись на 50% или около $250 за т, прибавляя по $20-25 за т в неделю.
Как сообщают американские источники, причин такого стремительного роста две. Во-первых, за время карантина упали до минимума все складские запасы — автомобилей у дилеров, бытовой техники на складах, стальной продукции в металлотрейдерских сетях. Как только экономика начала приподнимать голову во второй половине лета, все стали восстанавливать резервы, создав мощный эффект отложенного спроса. Нечто подобное было у нас в июне со стальными трубами.
Во-вторых, американские металлургические компании пока не слишком спешат с возвращением в строй производственных мощностей. Средний уровень их загрузки поднялся от менее 60% в конце августа лишь до около 70% во второй половине октября. По-прежнему в США простаивают три доменные печи из восьми остановленных весной, не запущены и некоторые электропечи на заводах по производству листового проката. Впрочем, может, это и правильно. Некоторые американские аналитики прогнозируют резкое падение цен в начале 2021 г., когда рынок окончательно насытится, а спрос снова упадет.
В Евросоюзе тоже сработал эффект отложенного спроса на автомобили. В сентябре их продажи впервые в этом году превысили прошлогодний показатель. Соответственно, увеличился спрос на стальную продукцию для автопрома. Но тут существенное значение имело и сужение объема предложения горячекатаного проката, на который с 1 июля были введены страновые квоты. Это сильно урезало поставки из Турции, которая была ведущим экспортером данной продукции в ЕС. Кроме того, против турецких компаний ведется антидемпинговое расследование, которое может завершиться ретроспективными пошлинами с точкой отсчета в середине октября.
На прошлой неделе корпорация ArcelorMittal, недавно продавшая свои американские активы, объявила о повышении котировок на горячекатаный прокат сразу на 50 евро за т, до 530-550 евро за т EXW за базу. При этом реальные цены еще с конца сентября затормозились на границе 500 евро за т. Однако сочетание ограниченного импорта и агрессивной позиции металлургических компаний могут сдвинуть их вверх.
Вообще, перспективы европейской металлургической отрасли выглядят не слишком благоприятными. Местные компании несут все больше лишних расходов, связанных с реализацией климатической политики. Плата за выбросы углекислого газа, внедрение водородных технологий, использование возобновляемой энергии не создают никакой стоимости, не способствуют увеличению производительности и повышению качества продукции.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

До сих пор со стороны предприятий отрасли сохраняется очень высокий спрос на прокат с покрытиями и умеренно высокий — на стальные трубы. Цены на продукцию этих категорий продолжает подниматься. Правда, в секторе оцинкованного и окрашенного проката немалую роль сыграл и дефицит предложения, обусловленный нехваткой подката и сужением объемов импорта.
В то же время, арматура, похоже, уже достигла пика и в ближайшем будущем, вероятно, повернется к снижению на споте. Не слишком благоприятными выглядят перспективы и горячекатаного проката. При том, что производители не отказываются от намерения поднять котировки на оба вида продукции в ноябре.
Сейчас соотношение между внутренними ценами и экспортом сдвинуто в сторону зарубежных поставок. Отчасти это воздействие курса рубля, который как-то застрял на уровне 77-79 руб. за доллар и больше не падает, но и не укрепляется. Но не следует забывать еще и о том, что происходит на мировом рынке.
Если в первую неделю октября ситуация представлялась не слишком радужной, то теперь там есть просветы. В Китае понемногу снижаются внутренние цены на стальную продукцию, однако местные производители подняли экспортные котировки. Причем эта тенденция была поддержана и другими участниками азиатского рынка.
Также китайцы возобновили импортные закупки заготовки. Пусть по сравнительно невысоким ценам, преимущественно, в странах АСЕАН, но возобновили. Это означает, что в ближайшее время не произойдет спада в Восточной Азии.
В Турции стало чуть лучше с арматурой, слегка подорожал металлолом. А российским металлургам удалось заключить новые контракты на поставку горячекатаного проката на этот рынок, причем на несколько более высоком уровне, чем в начале текущего месяца.
В Евросоюзе окончательно наступила стабилизация после сентябрьского подъема. Дистрибьюторы и большинство конечных потребителей восполнили запасы, рынок насытился. Поэтому попытки региональных металлургических компаний довести базовые цены на горячекатаный прокат до 520-530 евро за т EXW с поставкой в первом квартале 2021 г. пока безуспешны.

Представляется, что во второй половине октября каких-либо существенных событий в мире не произойдет. Но нас может ждать очень даже штормовой ноябрь.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Российский рынок стали пока «не замечает» новых проблем. Спрос на такие виды стальной продукции как прокат с покрытиями, холоднокатаный прокат, отчасти трубы общего назначения остается высоким. Цены на них растут. На другие категории, в частности, арматуру и горячекатаный прокат тоже растут, хотя и через силу. Тут основной движущей силой выступают действия металлургических комбинатов, пытающихся приблизить внутренние котировки к экспортным паритетам, а первопричиной — низкий курс рубля.
В целом ситуацию в российской экономике можно назвать относительно стабильной. Не очень хорошей — весенний карантин еще долго будет нам аукаться, а тут появились и новые проблемы, — но устойчивой. Роль ее опоры продолжают играть крупные государственные и частные компании. Судя по новостям за последнюю неделю, как минимум, в металлургии инвестиционные процессы идут полным ходом. Да и не только в металлургии, пожалуй.
Мировой рынок рвется на части под влиянием политики. Так, может, надо просто смириться с этим процессом и создавать с помощью партнеров свою торговую зону здравого смысла без тоталитарной толерастии и дорогостоящих климатических бредней, но со взаимным уважением, порядочностью, соблюдением законов и правил?! Представляется, что само существование в нормальных человеческих условиях без мозговыносительств и извращений уже становится в некоторой степени роскошью.
Весной и летом приоритетом для российских металлургических комбинатов был экспорт. Собственно, внешние рынки и сейчас сохраняют высокую привлекательность, хотя бы за счет более высоких долларовых цен. Однако условия для внешних поставок с тех пор заметно ухудшились.
Прежде всего, сентябрь показал, что без китайского импорта мировому рынку стали становится грустно. Практически всю первую декаду октября китайцы праздновали годовщину основания КНР. Теперь они возвращаются к делам. Биржевые торги 9 октября, в первый день после завершения паузы, продемонстрировали рост цен на железную руду, арматуру и горячекатаный прокат примерно до уровня середины сентября. И возникает естественный вопрос: продолжится ли это повышение и дальше?
В принципе, особых препятствий для этого нет. Над Китаем не довлеет проблема коронавируса. По данным компании Caixin, за первые четыре дня праздничной недели в туристические поездки по стране и просто в гости отправились 425 млн. человек, что составляет чуть менее 80% от рекордного в истории прошлогоднего показателя. Да, в сентябре на китайском рынке наблюдалось отчетливое превышение предложения над спросом, но надо учитывать, что оба этих показателя находились на наивысшем уровне в истории. Китай большой, там есть еще, где и что строить, а обновление промышленной базы — процесс перманентный.
В то же время, весьма сомнительно, что во второй половине осени повторится летний ажиотаж, когда китайцы не только загружали по максимуму свои металлургические заводы, но и ввозили значительные объемы стальной продукции из-за рубежа. Кроме того, очень важным фактором является ценовое соотношение. Китайцы летом импортировали заготовку примерно по $400 за т CFR или чуть ниже, а за горячекатаный прокат платили не более $450-470 за т CFR при том, что внутри страны котировки примерно соответствовали нынешним. Поэтому пока мировые цены не вернутся на этот уровень, серьезными импортерами китайцы не станут.
Следующий вопрос — Турция. Летом и в начале осени экономика страны явно находилась на подъеме, а строительный сектор занимал в ней лидирующее место. Но в последнее время положение там пошатнулось. Турецкая валюта падает по отношению к доллару. Причем если рубль пока сумел остановиться на определенном рубеже и даже чуточку укрепился к концу прошедшей недели, то лира проседает все ниже.
В Европе цены на листовой прокат резво росли весь сентябрь. Региональные металлургические компании заявляли о расширении спроса со стороны промышленности, строительства и автомобилестроения и возвращали в строй остановленные весной мощности. Агентство Moody’s повысило прогноз для мировой металлургической отрасли с негативного на стабильный, предсказывая благоприятную конъюнктуру на ближайшие 12-18 месяцев.
Но в начале октября подъем как-то выдохся, а глава ArcelorMittal Poland, комментируя решение компании об окончательном выводе из эксплуатации доменной печи и конвертерного цеха в Кракове, обмолвился, что сентябрьский рост был обусловлен, главным образом, пополнением запасов. Реальное же потребление стальной продукции в регионе все еще существенно отстает от докризисных показателей и в обозримом будущем к ним не вернется.
В США с ценами вообще происходит настоящая вакханалия. За последние два месяца горячекатаный прокат подорожал более чем на 40%, а новые предложения американских компаний превышают $700 за т EXW за базу. Причины для такого взлета есть. Прежде всего, и здесь сработал фактор пополнения запасов, а объем предложения листового проката на местном рынке весьма ограниченный. В отличие от европейцев, американские металлурги пока притормозили процесс возвращения в строй производственных мощностей, а импорт затруднен из-за стальных тарифов и дорогостоящей логистики.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Октябрь начинается сложно. Недалеко от российских границ разворачивается самая настоящая война, в которую активно лезет третья сторона. При этом никуда не делись прежние проблемы с Белоруссией и европровокациями. Нефть упала ниже $40 за баррель, нехорошо с рублем, который вплотную подошел к рубежу 80 руб. за доллар.
Причем если ранее основные проблемы приходили к нам извне, то вспышка коронавируса произошла внутри наших границ. И это именно вспышка — внезапная и разрушительная. Пока что карантинные меры имеют ограниченный характер, но что придется делать, если ежесуточный прирост заражений превысит рекордные майские значения?!
На фоне всех этих событий происходит перестройка мирового рынка стали. Китай однозначно вернул себе роль экспортера. Импорт заготовки и горячекатаного проката в КНР прекратился, и это вполне логично. Стоимость стальной продукции на китайском рынке после сентябрьского понижения опустилась ниже «импортного паритета». Более того, китайским компаниям стало выгодно отправлять горячекатаный прокат за рубеж по цене менее $500 за т FOB (продукция толщиной более 3 мм).
С 1 по 8 октября в Китае празднуют годовщину основания КНР. В отношении того, что произойдет после завершения этой паузы, ожидания достаточно противоречивые. С одной стороны, перепроизводство стальной продукции в стране весьма значительное. В конце сентября складские запасы находились на максимальном уровне с апреля текущего года. Понадобится немало времени, чтобы просто сбалансировать спрос и предложение.
С другой стороны, китайская экономика интенсивно развивается. После праздников продолжится активная реализация крупных строительных проектов. Большинство отраслей промышленности показывают рост по сравнению с показателями годичной давности. Так что спрос на стальную продукцию в Китае во второй половине октября будет высоким.
Наконец, уже с 1 октября ужесточается режим экологического мониторинга. Наступает последняя зима 13-й пятилетки, и надо подтянуть выполнение задания по улучшению качества атмосферного воздуха и снижения уровня загрязнения окружающей среды в крупнейших промышленных центрах. Из-за этого работу металлургических предприятий, возможно, будут чаще прерывать, чтобы улучшить экологические показатели.
Тем не менее, очень маловероятно, что котировки на стальную продукцию в Китае снова поднимутся на августовский уровень, когда стоимость арматуры могла достигать 4000 юаней ($520 без НДС) за т. Да и тогдашний ажиотаж на местном рынке, скорее всего, не повторится. Поэтому на внешние рынки китайские компании вернутся после праздников, по-видимому, лишь в качестве экспортеров стальной продукции. Возобновление ее импорта возможно лишь при снижении стоимости в Азии на 8-12% по сравнению с текущими ценами. Но даже если это произойдет, вряд ли объемы таких сделок сравняются с летними.
Без поддержки со стороны Китая и в условиях растущей экономической неопределенности, вызванной коронавирусом, международной напряженностью и приближением американских выборов, рассчитывать на возобновление роста цен на мировом рынке не приходится. Кстати, к концу сентября, похоже, прекратился подъем и в Европе. Местные потребители и металлотрейдеские компании в августе-сентябре очень активно пополняли израсходованные на весну и лето запасы и к настоящему времени задачу эту в основном выполнили. Теперь видимый спрос будет меньше, да и возвращение в строй производственных мощностей европейских металлургов ослабляет нехватку предложения.
Из всего этого вытекает, что российские компании в ближайшее время будут вынуждены пойти на ценовые уступки при экспорте стальной продукции, а также столкнутся с сокращением внешних заказов. И это станет положительным фактором для внутреннего рынка, который в последнее время, похоже, рассматривался меткомбинатами как второстепенное приложение к желанной загранице.
Отчасти это было вызвано и тем, что в условиях слабого рубля котировки на арматуру и горячекатаный прокат в России находились ниже экспортного паритета. При этом слабость отечественного рынка в одних сегментах и недостаточно высокая активность в других не позволяли уравнять одни цены с другими.
В октябре повышение заводских котировок выглядит безальтернативным. Поэтому дистрибьюторам приходится подтягивать вверх уровень прайс-листов и реальных продаж. В случае проката с покрытиями, холоднокатаных рулонов и отчасти труб это им вполне удается, но вот в секторах арматуры и горячекатаного проката подъем происходит с проблемами.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На мировом рынке стали, с одной стороны, происходят странные и в чем-то нелогичные события. Но, с другой, он, можно сказать, возвращается к своему привычному состоянию, ранее изменившемуся под воздействием коронавируса.
Одной из таких тенденций становится возвращение Китаю статуса нетто-экспортера стальной продукции, утраченного в летние месяцы. Китайские компании практически полностью потеряли интерес к импорту горячекатаного проката, заготовки и товарного чугуна, зато в последние две-три недели активизировались китайские экспортеры листовой продукции. Причем на региональном рынке горячекатаного проката они заняли привычную позицию в низкоценовом сегменте.
Данная ситуация обусловлена тем, что цены на прокат в Восточной Азии и в Китае совершили рокировку. Ранее стоимость стальной продукции в КНР была выше, что и объясняло интерес местных компаний к импорту. Теперь же к закупкам проката и полуфабрикатов подключились Вьетнам, Филиппины и другие страны Юго-Восточной Азии, по всему региону подорожал металлолом, так что цены там выросли. С другой стороны, в Китае стальная продукция, наоборот, подешевела, опустившись примерно на уровень начала июля.
Что характерно, эти изменения вовсе не означают, что с китайской экономикой произошло в сентябре нечто плохое. Местный рынок оказался «перепроданным» в августе, когда все ждали в начале осени чего-то несусветного, небывалого бума на стройке и дружного подъема в промышленности. Обстановка же просто не вышла за пределы нормального.
Здесь следует отметить, что производство стали в Китае и так достигло в августе рекордной отметки — 94,8 млн. т. К ним еще надо добавить свыше 1,2 млн. т чистого импорта. Это более чем на 10% превышает объем предложения в августе прошлого года. Конечно, китайская экономика сильна, строят там очень много, а промышленное производство в большинстве отраслей превышает прошлогодние показатели, но настолько много стальной продукции ей не нужно.
По данным консалтинговой компании Mysteel, китайские металлургические компании снизили загрузку мощностей в сентябре, так что после празднования очередной годовщины основания КНР в начале октября национальный рынок стали может снова стабилизироваться. Но источником подъема для зарубежных производителей он, скорее всего, уже не станет. Да, страны Юго-Восточной Азии приняли у китайцев эстафету в закупках горячекатаного проката и заготовки, а завершение дождливого сезона в регионе обещает рост потребления стальной продукции. Однако бурного ценового подъема там в ближайшее время, скорее всего, не произойдет.
В то же время, западные страны как с цепи сорвались. В Евросоюзе стоимость листового проката поднялась с начала сентября на 30-50 евро за т. Металлургические компании в четвертом квартале планируют довести базовые цены на горячекатаный прокат до 520-530 евро за т EXW, что представляет собой наивысший уровень с осени 2018 г. В США подорожание за последние четыре недели и вовсе превысило $60 за т. Правда, там цены лишь приблизились к докризисным отметкам: очевидно, из глубокой ямы легче вылазить. Даже в Японии ведущие производители стали объявили о подъеме котировок в октябре на $40-50 за т.
В принципе, причины для такого скачка имеются. Экономика в этих странах действительно демонстрирует рост по сравнению с летними месяцами, хотя и с сохранением солидного отставания от прошлогодних показателей. Металлотрейдеры, прожившие лето с минимальными складскими запасами, приступили к их пополнению. Объемы производства, в то же время, остаются низкими. В августе только в Италии и Великобритании было выплавлено больше стали, чем годом ранее, тогда как в большинстве других стран ОЭСР спад по сравнению с тем же месяцем прошлого года достигает 15% и более.
Однако экономика США и Европы отнюдь не выглядит благополучной. Об этом свидетельствуют, в частности, низкие цены на нефть, едва превышающие $40 за баррель. Причины этой дешевизны понятны: нерешенность проблемы коронавируса, недостаточная экономическая активность, слишком мало пассажирских и грузоперевозок — нет спроса на нефтепродукты. Пока все проблемы заливаются там деньгами с печатного станка. Но сомнительно, что эту политику удастся продлевать до бесконечности. А в ноябре, уже совсем скоро, американские выборы…
Впрочем, подъем в западных странах ликвидирует ненормальную ситуацию, когда стоимость стальной продукции в Китае была выше, чем в США (в начале августа). А европейский рынок листового проката становится интересным для поставщиков из других стран. Только для турецких компаний, находящихся под угрозой антидемпинговых пошлин на горячекатаные рулоны в ЕС, ситуация является весьма двусмысленной.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На российском рынке стали создалась не совсем типичная ситуация. Внутренние цены на арматуру и листовой прокат оказались ниже экспортных, причем для горячекатаной продукции эта разница достигает 4-5 тыс. руб. за т, что весьма необычно.
Одной из основных причин возникновения такого феномена стало снижение курса рубля в последние месяцы. По сравнению с докризисным уровнем отечественная валюта подешевела почти на 20%, что, конечно, поддержало экспортеров, но сильно сдвинуло вверх пресловутый экспортный паритет.
Сейчас российские металлургические компании настаивают на повышении котировок в октябре, однако это противоречит рыночной логике. Спрос на стальную продукцию пока что достаточно высокий, но в четвертом квартале он так или иначе ослабнет под действием естественных сезонных факторов.
Металлурги основывают свои действия на увеличении стоимости стальной продукции за рубежом. Действительно, за последние полтора месяца экспортные котировки на российский горячекатаный прокат поднялись на 20% и впервые с весны прошлого года превысили отметку $500 за т FOB. Заготовка лишь слегка подорожала после августовского застоя, но этого хватило, чтобы ее стоимость достигла максимального уровня с начала текущего года.
Однако будет ли продолжение у этого роста? Во второй половине августа и в начале сентября весь мировой рынок стали резво шел вверх. Но к настоящему времени обстановка стала более контрастной. Где-то рост продолжается, где-то произошло торможение, а где-то цены пошли вспять.
Пока все хорошо и прекрасно в западных странах. В Евросоюзе только за последние две недели горячекатаный прокат подорожал на 25-35 евро за т, а продукция с более высокой добавленной стоимостью — еще больше.
Металлургические компании рассчитывают в ближайшие две-три недели довести базовые цены на г/к до 500 евро за т EXW и имеют для этого основания. Видимое потребление проката в регионе остается существенно ниже прошлогоднего, но отставание сократилось. Пошли заказы от промышленников и строительного сектора, а местные дистрибьюторы после длительного перерыва приступили к пополнению складских запасов. Еще быстрее поднимаются котировки на листовой прокат в США.
Тем не менее, этот подъем вряд ли будет продолжительным. Положение в экономике западных стран, бесспорно, улучшилось по сравнению с провальным вторым кварталом, но остается еще достаточно сложным. Об этом, в частности, сигнализирует падение цен на нефть. Еще в конце августа биржевые котировки на сорт «брент» превышали $45 за баррель, сейчас они балансируют на отметке $40 за баррель, потеряв более 10% всего за декаду.
В Турции приостановился рост цен на металлолом. Его стоимость достигла $300 за т CFR в первых числах сентября, но пока не в состоянии оторваться от этой отметки. При этом турецкие металлурги не принимают дальнейшего подорожания, опасаясь, что им не удастся продолжить повышение котировок на арматуру внутри страны и на экспорте. Впрочем, не исключено, что они просто собираются с силами и смогут выйти на новые высоты ближе к концу сентября.
По-разному развивается ситуация в азиатских странах. В Индии и Вьетнаме активизировался внутренний спрос. Вследствие этого индийские компании взвинчивают внутренние и экспортные цены на прокат, а также сокращают объемы внешних поставок. Во Вьетнаме импортный горячекатаный прокат подскочил до $535-540 за т CFR. Но этому повышению может положить конец внезапный спад в Китае.
Стоимость арматуры и листового проката на китайском рынке находится сейчас на минимальных отметках за последние два месяца. Местные компании резко сократили импорт заготовки и практически отказались от зарубежных горячекатаных рулонов. В последние дни подешевела, хотя и не очень сильно, железная руда. Китайский фактор начинает оказывать влияние на весь азиатский рынок, направляя его в сторону понижения?
Возможно, негативное влияние на участников китайского рынка оказали данные о стагнации и даже небольшом снижении национального товарного экспорта. Правительство страны открыто предупреждает производителей, что рассчитывать на рост зарубежных продаж в обозримом будущем не приходится, а значит, приоритет должен отдаваться внутренним поставкам. В то же время все понимают, что такой поворот лицом к национальному потребителю будет весьма болезненным. За восемь месяцев 2020 г. китайские компании заработали на экспорте около 11 трлн. юаней ($1,6 трлн.), и даже частично заместить их внутренними продажами не просто.
Так или иначе, видимый спрос на стальную продукцию в Китае снизился, что и привело к падению цен. Правда, аналитики консалтинговой компании Mysteel оптимистично считают, что во второй половине сентября рост возобновится, но котировки, по-видимому, так и не смогут побить августовские рекорды. А без китайской поддержки будет сложно брать новые высоты и азиатскому рынку в целом.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Говорят, цыплят по осени считают. И вот она наступила, эта осень. Большинство стран мира прожили уже более двух месяцев без строгого карантина, запущены и работают все посткризисные программы стимулирования экономики. Как говорится, можно делать выводы.
Безусловно, кризис нам будет долго аукаться. Тем более, что эпидемия продолжается. И хотя массовых карантинов, скорее всего, вводить уже никто не станет, само наличие санитарного контроля и социального дистанцирования будет оказывать негативное влияние на экономику, особенно, на сферу услуг.
Для России серьезными проблемами остаются низкие цены на нефть и газ и снижение объемов их добычи и экспорта. Это главные причины ухудшения макроэкономических показателей: ВВП, промышленного производства, внешних продаж, доходов государственного бюджета. Однако за пределами этого сектора обстановка выглядит вполне приемлемой.
Как сообщил мэр Москвы в докладе президенту, промышленность, строительство, даже торговля и услуги в целом вышли на докризисный уровень. И с этой оценкой реально можно согласиться. По крайней мере, продолжающийся рост цен на стальную продукцию строительного назначения — арматуру, оцинкованный и окрашенный прокат, сварные трубы — свидетельствует о том, что, как минимум, в этой отрасли дела идут неплохо. А в будущем году там можно рассчитывать и на повышение темпов роста за счет мер господдержки и расширения масштабов инфраструктурного строительства, в частности, в той же Москве.
По оценкам министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, российская экономика в 2020 г. сократится на 5% по сравнению с прошлым годом, но в 2021 г. рост снова возобновится. Причем, очевидно, он будет иметь не только восстановительный характер. Как сообщил в выступлении на Столыпинском форуме вице-премьер Юрий Борисов, правительство ставит перед собой задачу обеспечения темпов роста ВВП на уровне не менее 3-4% в год за счет приоритетного развития системообразующих отраслей.
К таковым вице-премьер отнес автомобилестроение, авиастроение, тяжелое машиностроение — те производства, где появление одного нового рабочего места позволяет создать 6-8 рабочих мест на предприятиях-смежниках. Очевидно, к этой категории следует отнести и строительный сектор, но речь сейчас идет именно о промышленности. По сути, вице-премьер призывает к созданию в России полноценного широкомасштабного производства комплектующих.
На состоявшейся 27-28 августа в Челябинске и Златоусте конференции «Нержавеющая сталь и российский рынок» неоднократно звучала мысль о том, что при нынешней ситуации в металлоторговле с ее высокой конкуренцией и низкими маржами естественная стратегия развития бизнеса заключается в переходе к более высокому переделу, от простой резки и шлифовки проката — к изготовлению деталей с применением лазерного раскроя, гибочного, сварочного и прочего оборудования.
Не секрет, что современные машиностроительные предприятия представляют собой, главным образом, соединение конструкторских бюро со сборочным производством. Каждое из них получает комплектующие для своих готовых изделий от сотен специализированных поставщиков, которые зачастую клепают свою продукцию чуть ли не в гаражах с минимальными затратами, но приемлемым качеством. Подобные кластеры производителей комплектующих существуют в Китае, Южной Корее, Германии, Италии. Сейчас фактически начинается их создание и в России.
Если металлотрейдеры осваивают выпуск все более сложной металлопродукции, то перед российскими металлургами стоит другая задача — обеспечение российской промышленности и строительного сектора современными материалами и востребованными видами проката. Пробелы в сортаменте отечественных комбинатов зачастую оборачиваются потерей целых сегментов рынка. Например, сотни тысяч тонн нержавеющей стали в год поступают в Россию уже в виде готовых изделий, потому что у нас, по сути, нет собственного производства холоднокатаного нержавеющего проката.
Впрочем, эту пустоту собралась заполнить группа ТМК, анонсировавшая строительство интегрированного завода по производству нержавеющей продукции. И вообще, только за две недели в отечественной металлургической промышленности анонсировано три крупных инвестиционных проекта — ТМК, нового литейно-прокатного комплекса от ОМК и новой линии цинкования на НЛМК. И это не считая того, что другие российские сталелитейные компании весьма щедро вкладывают средства в свое развитие. Это, кстати, говорит о том, что отечественные металлурги оптимистично оценивают перспективы национальной экономики — ведь большая часть новой продукции так или иначе будет сбываться на внутреннем рынке.
Таким образом, перспективы российской экономики выглядят достаточно благоприятными. Развитие отраслей-лидеров и крупных государственных и частных компаний может помочь малому и среднему бизнесу, который на сегодняшний день является наиболее депрессивным сектором. Из-за этого, в частности, очень медленно и плохо растут внутренние цены на горячекатаный прокат. К началу сентября они оказались ниже экспортных котировок.
На мировом рынке стали сейчас действительно фаза роста. За вторую половину августа подскочили на $40-60 за т цены на листовой прокат в США и Евросоюзе. Стоимость горячекатаных рулонов во Вьетнаме и ОАЭ приближается к отметке $550 за т CFR. Российские компании довели внешние котировки на данную продукцию до немногим менее $500 за т FOB, что соответствует январю текущего года. Подорожание металлолома в Турции обещает новый подъем в секторах заготовки и сортового проката.
Более того, есть все основания рассчитывать на продолжение этого роста. В Китае и других странах Восточной Азии подходит к концу дождливый сезон, а значит, увеличатся объемы потребления стальной продукции. Правда при этом, очевидно, будут и дальше расти затраты металлургов на железную руду и металлолом.
В западных странах, с одной стороны, тоже оживился спрос на стальную продукцию. Но, с другой, их экономика весьма медленно выходит из кризиса. Признаком неблагополучия является, в частности, понижение нефтяных котировок до минимального уровня с конца июля. Непосредственной причиной удешевления нефти биржевые аналитики называют негативные данные об экономике США. Там снова сократилось потребление нефтепродуктов и не уменьшается безработица. И всего два месяца осталось до выборов, которые обещают стать самыми конфликтными в истории страны.
Осень 2020 г. началась в целом хорошо. Но окончательно подводить ее итоги придется в ноябре. А за ближайшие три месяца много чего может случиться.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

За последние месяцы заметно поменялись зоны подъема и спада в российской экономике. Нефтегазодобыча, которая ранее была ее главным двигателем, теперь превратилась в тормоз.
В июле нефти было получено на 16,3% меньше, чем в том же месяце годом ранее, а газа — на 11,4%. Именно обвал в этих отраслях стал основной причиной продолжения спада ВВП и промышленного производства в июле. Доля нефти и газа в доходах государственного бюджета России по итогам первого полугодия упала до 29,3% по сравнению с 43,2% в январе-июне 2019 г.
В то же время, обрабатывающая промышленность явно выходит из кризиса. В том же июле производство легковых автомобилей, наконец, обогнало прошлогодний график, хотя отставание по данным за семь месяцев остается огромным. Стабильный рост демонстрируют пищевая, фармацевтическая, химическая промышленность. Скоро должны выйти в ноль машиностроение и металлургия.
Вообще, этот ценовой рост для российского рынка — заимствованный, привходящий извне. Котировки на листовой прокат поднимаются на всех региональных рынках. В Китае горячекатаный прокат достиг наивысшего значения с осени 2018 г. Индийские компании предлагают его по $520-530 за т FOB, а европейские производители рассчитывают в сентябре довести базовые цены до 450-500 евро за т EXW — кому на что хватит фантазии. Точно так же и российские металлурги ориентируются на $500 за т CFR при поставках в Турцию, а ведь это соответствует, как минимум, 43 тыс. руб. за т с НДС для российского рынка на условиях CPT.
Но у подорожания горячекатаного проката за рубежом есть свои причины. Одна из главнейших — сырьевая. Стоимость импортной железной руды в Китае на прошлой неделе едва не дотянула до $130 за т CFR, а на этом уровне рынок в предыдущий раз находился в далеком январе 2014 г.,когда никто и не думал ни о каких кризисах. Тогда и нефть дороже $100 за баррель стоила!
Кстати, металлолом в Китае тоже очень дорогой. Мини-заводам в провинции Цзянсу, где расположены его крупнейшие потребители, он обходится почти в $325 без НДС. Прямо обидно, что Китай лом принципиально не импортирует, приравнивая его к опасным промышленным отходам. Хотя в 2021 г. закупки могут быть разрешены, и тогда никому мало не покажется! Как минимум, азиатский рынок лома переформатируется весьма радикально и быстро.
Зато Китай обеспечивает денежными заказами российских экспортеров товарного чугуна и поддерживает высокий уровень цен на заготовку. По оценкам местного издания «Shanghai Metals Market» (SMM), в январе-июле текущего года в страну поступило из-за рубежа 8,33 млн. т полуфабрикатов, при том, что до осени прошлого года китайцы данную продукцию экспортировали! Из них немногим менее 6 млн. т пришлось на заготовку и блюмы и менее 2,5 млн. т — на слябы. Объемы закупок — максимальные с 2004 г.!
Китай сейчас поглощает стальную продукцию в небывалых, невиданных объемах. Миллиард тонн в год — да легко! После эпидемии коронавируса правительство КНР прописало национальной экономике сильнодействующее лекарство — резкое увеличение инвестиций в инфраструктуру. По подсчетам Platts, уже по итогам семи месяцев количество утвержденных центральными властями крупных проектов строительства железных дорог, метро, каналов и аэропортов превысило показатель всего прошлого года. Это позволяет перекрыть спад капиталовложений в частном секторе, который и в Китае имеет место быть.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В России обстановка неоднозначная. В неважном состоянии находятся малый и средний бизнес, а также многие предприятия обрабатывающей промышленности. В том самом втором квартале у них резко упала прибыль, значительно возросла доля убыточных компаний. Существенного роста доходов у них зачастую нет и до сих пор, а отсутствие уверенности в будущем не позволяет выйти из режима самой жесткой экономии.
Это создает противоречия на российском рынке листового проката. Металлургические компании собираются поднимать внутренние цены на эту продукцию, так как уже они находятся практически на одном уровне с возросшими экспортными. Обусловлено это как низким курсом рубля, так и повышением котировок на российскую продукцию за рубежом – спасибо Турции, ближневосточным и другим странам, которые выходят из кризиса и готовы не только приобретать российский прокат, но и дороже платить за него.
Однако в России внутренние цены на горячекатаный прокат как упали в апреле-мае, так и остались на той отметке. За последние два месяца дистрибьюторам удалось повысить стоимость данной продукции, максимум, на 0,5-1 тыс. руб. за т вследствие недостаточного спроса.
Немного другая картина наблюдается на рынках арматуры и оцинкованной стали и совсем другая – в секторе труб малого и среднего диаметра, преимущественно, строительного назначения. По словам представителей трубных компаний, спрос на их продукцию в июле и начале августа был просто выдающийся. Есть обоснованная надежда и на то, что успешным будет и сентябрь, особенно, если меткомбинаты не станут слишком уж интенсивно задирать вверх цены на рулоны.
Вообще, стройка по всему миру быстрее и успешнее других отраслей начала выходить из кризиса. В Китае она, например, стала источником беспрецедентного роста потребления и производства стали. В июле среднесуточная выплавка незначительно сократилась по сравнению с июнем, более благоприятным по погоде, но все равно превысила 3 млн. т.
Но и в России строительная отрасль, безусловно, рассматривается в качестве одного из основных драйверов подъема. Пожалуй, этот сектор экономики пользуется сейчас самой значительной государственной поддержкой в виде льготной ипотеки, льготных кредитов застройщикам, упрощения регулирования. Заметно активизировалось в последнее время и инфраструктурное строительство. В частности, началось, наконец, проектирование первой в стране высокоскоростной железнодорожной магистрали «Москва – Санкт-Петербург». А всего в первом полугодии ОАО «РЖД», по данным Минстроя, получило 166 разрешений на строительство.
Китайцы, правда, создали еще одну зону роста для национальной экономики. Еще с 2016 г. там идут беспрецедентные по своим масштабам процессы модернизации промышленной базы. Практически все, что было построено на заре китайской индустриализации в 90-е и «нулевые» годы по принципу «числом побольше, ценой подешевле», сносится. А на месте старых цехов и энергоблоков строятся новые, по последнему слову техники. За счет этого загружается заказами и мощное китайское машиностроение.
В России такой трюк, увы, не провернешь. Нет у нас такой развитой отрасли по производству оборудования, чтобы поднять ее за счет тотальной модернизации. Хотя в некоторых отдельных секторах процессы обновления и нового строительства идут очень интенсивно. Это, например, нефтегазопереработка и химия, фармацевтика, судостроение, авиастроение, с недавних пор – электроника, отчасти – энергетика и энергомашиностроение. Но и там большую часть техники – тех самых средств производства – приходится ввозить из-за рубежа. Впрочем, когда-то, двадцать лет назад, и китайцы с этого начинали…
В целом, российские власти не слишком склонны давать живые деньги промышленникам. Скорее, они стараются создать условия для реализации крупных инвестиционных проектов. Но это не значит, что государственные средства не могут быть использованы в интересах экономического развития. Например, Фонд развития трубной промышленности (ФРТП) продвигает идею широкомасштабного обновления коммунальных трубопроводных сетей. От такого мегапроекта, потянуть который под силу только государству, безусловно, выиграют именно отечественные производители.
Впрочем, как бы ни жаловались на объективные и субъективные трудности российские промышленники, многие из них очень даже успешно развиваются. Так, например, многие выступления на состоявшейся 13-14 августа конференции «Стальные трубы: производство и региональный сбыт» были посвящены тому, как компании нашли возможности успешно противостоять кризису.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В конце июля — начале августа стоимость стальной продукции в Восточной Азии и Турции подскочила на $15-30 за т за две недели. Котировки на прокат и полуфабрикаты вернулись на уровень начала марта, а то и января текущего года. В частности, горячекатаный прокат добрался до $500 за т CFR, а заготовка отечественного производства приближается к рубежу $400 за т FOB.
В целом, на мировом рынке стали повторяется история 2009 г. Опять Китай выручает всех. Цены на стальную продукцию на местном рынке достигли максимальной отметки за последние 12-13 месяцев, а китайский импорт, рекордный с 2004 г. или рекордный вообще, поддерживает железную руду, чугун, полуфабрикаты и листовой прокат.
К началу августа погода в Китае, по мнению местных наблюдателей, нормализовалась. Никаких многодневных ливней и наводнений в масштабах целых провинций, как ожидается, в текущем году больше не будет. А значит, ничто не мешает стройке. По данным Platts, в августе в стране будет выпущено специальных облигаций на финансирование инфраструктурных и строительных проектов на общую сумму не менее 1 трлн. юаней ($144 млрд.). А по итогам всего текущего года объем этой целевой эмиссии достигнет около 3,75 трлн. юаней ($540 млрд.), что почти на 75% превысит показатель 2019 г. Продажи экскаваторов, которые считаются одним из важных индикаторов состояния строительного комплекса, в июле увеличились на 40% по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года.
В Китае происходит строительный бум, сопровождаемый подъемом в металлургической промышленности. По данным компании Mysteel, крупные и средние заводы продолжают наращивать выпуск. Средний уровень загрузки мощностей меткомбинатов приблизился к отметке 95%. Стоимость железной руды на местной бирже DCE дошла до $130 за т по сентябрьскому контракту и превышает $115 за т по январскому.
Помимо Китая, неплохие результаты показывают Вьетнам (хотя в конце июля там произошла вспышка коронавируса) и Турция. Восстанавливается Индия, где увеличивается внутренний спрос на стальную продукцию. Даже в западных странах, которые сейчас дружно «пасут задних», наблюдаются определенные проблески. Так, например, в Великобритании продажи легковых автомобилей в июле превысили на 11,3% показатель аналогичного месяца прошлого года, т. е. на авторынке реализовался отложенный спрос. Континентальные европейские металлурги рассчитывают на повышение цен на листовой прокат на 30-40 евро за т после завершения периода летних отпусков.
Правда, тут еще вопрос: что стоит за наметившимся в последнее время повышением цен на ресурсы? В период коронавирусного карантина США и Евросоюз влили в свои экономики триллионы долларов и евро, и не все они пошли на компенсацию прямых потерь и надувание пузырей на фондовых рынках. Взлет цен на золото до рекордно высоких в истории $2060 за тройскую унцию, подъем серебра до максимальной отметки с начала 2013 г., подорожание платиновых металлов свидетельствуют о раскручивании инфляционных процессов в западных странах. А отсутствие в этом списке нефти, которая пока не может закрепиться даже на отметке $45 за баррель, говорит о том, что реальный сектор мировой экономики еще очень далек от восстановления.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

По предварительным данным ЕЭС России, в июле потребление электроэнергии в стране — один из важных экономических индикаторов — снизилось только на 2,5% по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года против спада на 6% в июне и 5,5% в мае. Министерство промышленности обещает возвращение к докризисным показателям в сентябре. Заметно оживился строительный сектор, что обуславливает стабильный рост цен на арматуру и сварные трубы, а также недавнее повышение котировок на прокат с покрытиями.
Безусловно, дела не везде хороши. Так, почти два месяца не могут подняться рыночные цены на непокрытый листовой прокат и фасон. У предприятий мало денег, нет уверенности в будущем, поэтому и спрос на инвестиционные товары остается недостаточным. Далеки от восстановления и отрасли по выпуску потребительских товаров длительного пользования. Так, производство легковых автомобилей в первом полугодии упало на 34,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а в июне спад составил 24,1%. И далеко не факт, что автозаводам удастся выйти в ноль хотя бы к концу текущего года.
В последних числах июля неожиданно упал курс рубля, хотя по всему остальному миру снижается, наоборот, доллар. Однако это произошло, скорее, под действием краткосрочных факторов, относящихся исключительно к денежному рынку. Экономических составляющих у этого ослабления отечественной валюты почти нет. Правда, несколько смущает то, что на фоне рекордно высоких в истории цен на золото, повышений на рынках меди и никеля откровенно тормозит нефть. Ее в мире пока что более чем достаточно.
В начале прошедшей недели произошло некоторое понижение в Китае, но к самому концу июля дела там выправились. В правительстве пообещали подготовить к октябрю еще одну эмиссию специальных облигаций для финансирования региональных инфраструктурных проектов. Таким образом, общий объем их выпуска по итогам текущего года достигнет 3,75 трлн. юаней (около $535 млрд.).
Вследствие этого в Китае ждут нового подъема в инфраструктурном строительстве. А металлургические компании уже сейчас наращивают производство. По оценкам консалтинговой компании Mysteel, по состоянию на 24-30 июля средний уровень загрузки мощностей меткомбинатов достиг 94,5%, что представляет собой рекордный показатель, по меньшей мере, с 2018 г.
Индекс PMI в китайской промышленности по итогам июля превысил 51 пункт и достиг наивысшего значения с апреля, а в строительстве данный показатель вообще составил 60,5 пункта. Помимо Китая, улучшают свое состояние многие страны Юго-Восточной Азии, а также Индия. Правда, вспышка коронавируса была зарегистрирована во Вьетнаме, и это, очевидно, оказало негативное воздействие на региональный рынок стали.
Тем не менее, цены на листовой прокат и заготовку росли в Азии в течение второй половины июля и имеют шансы продолжить повышение в августе. Главное, чтобы не произошло спада в Китае, который поддерживает региональный рынок, импортируя стальную продукцию. Сейчас стоимость проката в КНР выше, чем за рубежом, поэтому китайским компаниям выгодно закупать его у иностранных поставщиков. А за счет этого дополнительные возможности для сбыта получают металлургические компании из стран АСЕАН, Индии и России.
Цены на стальную продукцию поднимаются и в Турции. За неделю стоимость металлолома в стране увеличилась еще более чем на $5 за т. Это должно поспособствовать прибавке и в секторе заготовки. Турецкая строительная отрасль определенно вышла из кризиса, к тому же, местные компании смогли возобновить поставки сортового проката в Восточную Азию. Правда, из-за введения квот в Евросоюзе турецким производителям пришлось сократить экспорт горячекатаного проката, который соответственно в более значительных объемах продается внутренним потребителям.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Китай, Китай и еще раз Китай. Это он продолжает определять обстановку на мировом рынке стали. Повышение цен на стальную продукцию, приостановившееся в конце июня — начале июля, а теперь возобновившееся, это, в первую очередь, его заслуга. В очередной раз Китай показывает всему миру мастер-класс, как надо стимулировать экономический рост. У этого процесса много составляющих. Прежде всего, это наличие фронта работ. КНР порой критикуют за «города-призраки», пустые аэропорты и многополосные автострады, ведущие из ниоткуда в никуда. Однако в стране еще есть, что строить.Так, еще далеко не все китайцы обеспечены нормальным жильем. Недостаточно густа железнодорожная сеть — за текущий год ее планируется расширить более чем на 4,4 тыс. км. Только начался процесс газификации северо-восточных провинций, необходимый, чтобы заменить чадящие угольные печки современными газовыми бойлерами и перевести котельные на более экологичное топливо.Китайская промышленность проводит перманентную модернизацию. Так, в стране фактически строится новая металлургическая отрасль, призванная заменить те предприятия, что были введены в строй всего лишь 12-17 лет тому назад. Но тогда Китай был другой, на многие заводы устанавливалось американское или европейское б/у оборудование. Сейчас новые предприятия возводятся по последнему слову техники. И даже если печи и прокатные станы заказываются у ведущих европейских компаний, большая часть комплектующих будет изготовлена в самом Китае.Очень важная вещь — ресурсы. В Китае есть мощности по производству почти всего, что только можно представить. Есть, конечно, и здесь критический импорт, и отставание в некоторых хайтечных направлениях, но «ан масс» страна фактически находится на самообеспечении. Безусловно, зависимость от импорта сырья и продовольствия — серьезная уязвимость, но, наверное, лучше покупать за рубежом нефть, железную руду, сою и свинину, чем промышленную продукцию. При этом важно не только то, что в Китае есть заводы и станки, но и то, что имеются люди, умеющие и желающие на них работать.
Между тем, в самой России рынок, по большому счету, стагнирует. Дорожают только сварные трубы, где в роли локомотива по-прежнему выступает профильная продукция малых размеров. Дефицит в этом сегменте, похоже, сохранится и в августе. Чуть лучше стало в последнее время и с оцинкованной сталью. Однако с горячекатаным прокатом, фасоном — все глухо. Повышение спотовых цен на арматуру сильно затормозилось. Объявленное еще в прошлом месяце поднятие заводских котировок по июльским контрактам до сих пор остается под вопросом. А анонсированная на август прибавка еще около 1 тыс. руб. за т вызывает еще большие сомнения.ри этом никак нельзя сказать, что у нас ничего не происходит. Наоборот, прошедшая неделя выдалась очень бурной. Президент подписал указ о национальных целях развития на период до 2030 г. Премьер-министр выступил в Госдуме с отчетом о работе правительства. Сам парламент принял ряд важных законов, в частности, о регуляторной политике и о предоставлении льгот российским производителям в госзакупках. Во всех этих словах и действиях просматривается четкая ориентация на развитие человеческого капитала страны, на совершенствование здравоохранения и образования, на сохранение мощной социальной составляющей. В экономике правительство стремится облегчить и ускорить запуск и реализацию инвестиционных проектов, развернуть инфраструктурное строительство, поддержать несырьевой экспорт, повысить эффективность бизнеса и производительность труда, в частности, за счет цифровизации. При этом называются сроки разработки и утверждения важнейших законов, программ и планов — август, осень, до конца года, начало 21-го… То есть, мы пока еще запрягаем, а наш бронепоезд стоит… ну, не на запасном пути, но где-то на перроне.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Середина июля прошла на мировом рынке стали под влиянием Китая. Обнародованная статистика за июнь и второй квартал продемонстрировала, что страна действительно преодолела спад, спровоцированный эпидемией коронавируса, которая накрыла Китай в феврале-апреле, а теперь стремится возместить упущенное. Рост ВВП во втором квартале 2020 г. составил в Китае 3,2% — больше, чем ожидали зарубежные специалисты. С учетом спада на 6,8% по итогам первого квартала это дало -1,6% в целом за полугодие. Но, если не случится ничего катастрофического, по итогам текущего года Китай должен выйти в плюс.За счет чего китайцы смогли развернуть свою экономику вверх почти сразу же после снятия большей части карантинных ограничений, чего больше не удалось сделать никому в мире? Прежде всего, благодаря созданию нового спроса. В январе-июне китайские банки прокредитовали китайскую экономику на 12,09 трлн. юаней ($1,72 трлн.), перекрыв показатель аналогичного периода прошлого года (к слову сказать, тоже тогда бывший рекордным) сразу на 25%. Объемы внебанковского финансирования, например, за счет эмиссии облигаций местными органами власти, в конце июня достигли 3,43 трлн. юаней ($490 млрд.), на 12,8% больше, чем год назад.Однако следует отметить, что нынешний мировой рынок стали буквально вертится вокруг Китая. И дело даже не в том, что в апреле-мае на долю КНР приходилось более 60% выплавки стали в мире. Китай сейчас фактически дирижирует рынком. Есть спрос со стороны местных компаний — есть оживление во всем мире и какое-никакое повышение цен. Но как только китайцы приостанавливают закупки, оказывается, заменить их некому.
В России по-прежнему пользуются высоким спросом и дорожают трубы. На улицу их производителей таки пришел праздник, который, возможно, будет продолжаться до конца лета. Медленно идет вверх арматура, появились шансы на повышение у поставщиков оцинкованной стали. Но за пределами нескольких относительно благополучных секторов продолжается стагнация. Спрос на стальную продукцию, в принципе, есть, но недостаточный. Из-за этого, в частности, у дистрибьюторов не получается поднять спотовые котировки на горячекатаный прокат, хотя металлургические компании объявили подорожание (к слову, весьма умеренное) по июльским контрактам.Приходится признать: быстрого восстановления российской экономики не получится. Но постепенное вполне даже происходит, с посильной помощью государства. Например, стартует крупнейший автодорожный проект в стране — прокладка новой трассы «Москва — Казань» с дальнейшим продлением до Екатеринбурга. Правда, состоится это только к 2030 г., но и национальные проекты у нас продлеваются на шесть лет до той же даты.Вообще, по словам первого вице-премьера Андрея Белоусова, до середины 20-х гг. планируется реализовать семь крупнейших транспортных проектов совокупной стоимостью более 9 трлн. руб. Их задача — ликвидировать наиболее проблемные «узкие места» во внутренних и экспортных грузоперевозках. Важнейшую роль здесь играют развитие Северного морского пути, увеличение пропускной способности БАМа и Транссиба, расширение транспортной сети на подходам к балтийским и черноморским портам.Это означает, что одним из приоритетных источников экономического роста России должен стать экспорт, причем не только сырьевой, но и продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Но для этого нашей стране необходимы процветающая мировая экономика, экономическая и политическая стабильность на международном уровне. Сейчас ничего этого нет и близко, наоборот, ситуация обостряется. Впрочем, планы развития России имеют долгосрочный характер, а любой кризис имеет не только начало и кульминацию, но и конец.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На мировом рынке стали продолжается пауза со стабильными или медленно снижающимися ценами. В России котировки тоже не сильно куда-то движутся, но тут выбор между стагнацией и небольшим ростом. У большинства участников рынка настроения никак нельзя назвать оптимистичными. Коронавирус не удалось победить. В некоторых странах снова вводятся карантинные меры. Усиление эпидемии приводит к ухудшению экономических ожиданий. По данным широкомасштабного опроса, проведенного Reuters и компанией Refinitiv, в 2020 г. крупные и средние компании сократят капиталовложения на 12% по сравнению с прошлым годом. Это хуже, чем было в 2009 г., тогда спад составил 11,3%. Самые большие потери должны понести энергетика, включая добычу энергоносителей, производство потребительских товаров и сектор недвижимости. Здесь падение инвестиций оценивается соответственно в 25; 23 и 20%. Впрочем, опрос не затрагивает сферу услуг, где обвал, по данным других исследований, может превышать и 80%. Американские компании в текущем году снизят капиталовложения на 22%, российские, согласно данным опроса, — на 19,2%.
Покупательская активность на мировом рынке стали в последние несколько недель упала. Прежде всего, приостановили импорт стальной продукции китайские компании. Уменьшились закупки во Вьетнаме. Завершилось оживление в Турции, а в других странах Ближнего Востока оно так и не наступило. При поставках в Евросоюз некоторые страны уже полностью использовали свои квартальные квоты на экспорт арматуры, катанки и горячекатаного проката. Местные компании даже смогли приподнять цены благодаря ослабления конкуренции со стороны зарубежных производителей.
Российские металлурги пока удерживают экспортные котировки на свою продукцию, но объемы продаж у них упали до минимума. К тому же, возросли тарифы на фрахт, что сделало невыгодными отправку проката и полуфабрикатов с Черного моря на Дальний Восток. Если в ближайшее время не произойдет чего-либо из ряда вон выходящего, отечественным экспортерам, скорее всего, придется пойти на уступки.
Между тем на общем фоне ярко выделяется Китай. На прошлой неделе котировки на прокат на Шанхайской фьючерсной бирже и железную руду на даляньской DCE достигли новых максимальных отметок с августа прошлого года. Да и на фондовом рынке произошел подъем курсов акций китайских компаний.
Текущая ситуация на российском рынке тем временем не дает больших поводов для оптимизма. Хотя все в общем стабильно, спрос есть, цены медленно, но растут, но не хватает устойчивости и уверенности в будущем. Фактически на споте повышение затрагивает только два сегмента — арматуру и сварные трубы. А вот горячекатаный прокат поднимается с большим трудом. Не исключено, что в итоге металлургическим компаниям придется отказаться от уже объявленного на июль подорожания листа.
Строительный сектор выводят из кризиса с помощью государственной поддержки. Субсидируются ипотечные кредиты, снижается ставка для девелоперских компаний, облегчается регулятивный режим. Постепенно стартуют инфраструктурные проекты, анонсированные еще в 2018-2019 гг. По большей части, это дорожное строительство. Однако на ближайшие месяцы результатом всех этих мер будет, в лучшем случае, возвращение на уровень прошлого года. В глубокой депрессии остается сектор коммерческого строительства.
Вот и получается, что все основные металлопотребляющие отрасли российской экономики — стройка, автомобилестроение, производство метизов, труб, бытовой техники — покажут в текущем году спад или стагнацию по сравнению с 2019 г. Поэтому общего сужения спроса на стальную продукцию будет сложно избежать.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На мировом рынке стали первая половина июня выглядела оптимистичной. Спрос увеличивался, цены росли. Но сейчас, когда июнь практически подошел к концу, дела выглядят не так благополучно, даже если не учитывать эпидемиологическую обстановку.В конце июня снизилось видимое потребление стальной продукции на самых активных рынках — в Китае, Вьетнаме и Турции. Прежде всего, их просто насытили. Закупки в первой половине месяца удовлетворили отложенный спрос и позволили потребителям создать запасы на ближайшее будущее. А закладываться на более отдаленную перспективу сложно. Ведь если коронавирус снова наступает, политическая борьба в США будет продолжаться, как минимум, до ноября, а, скорее всего, и позже, то какая тут может быть уверенность в будущем?!
Второй фактор — сырьевой. Цены на металлолом прошли через свой локальный пик и начали опять снижаться. В Турции его стоимость пока уменьшилась только на $10-12 за т по сравнению с максимальными отметками двухнедельной давности, но она, очевидно, будет падать и дальше. По крайней мере, арматура в стране дешевеет. Японски й металлолом за последние две недели понизился на $20-25 за т. Как говорится, заготовке на Дальнем Востоке приготовиться.
Наконец, определенное влияние на рынки оказывает сезонный фактор. Где-то это жара, негативно воздействующая на стройки. В Азии — дождливый сезон, играющий аналогичную отрицательную роль. Некоторые районы Китая заливает, там наводнения. Рассчитывать на существенное расширение спроса можно будет только ближе к осени.
Впрочем, как бы там ни было, на Китай можно и нужно надеяться. Там и до начала кризиса проводились беспрецедентные по своим масштабам работы по модернизации промышленности. По оценкам Platts, только за вторую половину текущего года в строй должны войти мощности по выплавке 61 млн. т чугуна и 83 млн. т стали в год. Причем, за немногими исключениями, эти новые доменные и электродуговые печи, конвертеры, МНЛЗ и прокатные станы должны заменить выводимые из строя устаревшие производственные линии.
Не менее радикальная перестройка проводится в Китае и в других отраслях, в частности, в алюминиевой, цементной, угледобывающей промышленности, энергетике. И каждый такой проект — это масса заказов для китайских же производителей оборудования, комплектующих и материалов. В таких условиях не удивительно, что коронавирус и падение экспортных заказов стали для китайской экономики достаточно серьезными, но в целом преодолимыми неприятностями. При всей своей интегрированности в мировую экономику Китай достаточно успешно решает задачу по замещению внешнего спроса внутренним.
Кроме того, Китай по старой привычке делает ставку на инфраструктуру. Страна большая, развернуться там еще есть, где. При этом если ранее китайцы запускали всякие пафосные «мегастройки» наподобие самых длинных в мире мостов и самых быстрых железнодорожных поездов, то сейчас речь идет о множестве сравнительно небольших проектов на локальном уровне. Кстати, то же самое планируется и в России, только с некоторым уклоном в автодорожное строительство, тогда как китайцы строят, по большей части, железные дороги, метро и аэропорты.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Обстановка в мире сейчас нестандартная. В апреле-мае падало все, а сейчас восстанавливается, только по-разному и с различной скоростью.Металлургические компании в трудную минуту смогли заместить выпавший внутренний спрос экспортными продажами. И теперь самое главное – не допустить резких движений, не погасить начинающийся рост покупательской активности внезапными скачками цен и не перетягивать на себя одеяло.
В ближайшую неделю темой номер один, безусловно, будет парад 24 июня, за ним последует голосование по поправкам в Конституцию. А затем на первый план неизбежно выйдет экономика. Уже в июле будут запущены первые мероприятия в рамках восстановительной программы, которая сейчас, очевидно, проходит завершающую отладку. Центральный банк РФ опустил ключевую ставку до рекордно низкого значения – 4,5%. Дальше многое будет зависеть от государства – от объема денег, которые оно станет вливать в реальный сектор экономики, и от того, как полезно и эффективно удастся эти средства потратить.
Не менее важную роль будут играть в ближайшие месяцы крупные компании – государственные и частные. От них ждут новых инвестиций несмотря на снижение доходов и не самую благоприятную конъюнктуру. Однако иногда следует поступать вопреки краткосрочной выгоде. Рынок надо приводить в движение, запускать после трехмесячного карантина, иначе мы все будем выбираться со дна медленно и долго. И, само собой, верить в будущее. Уверенность – это сегодня самый ценный ресурс вместе со взаимным доверием.
Именно такую уверенность демонстрирует сейчас Китай. В местной экономике, конечно, есть свои проблемы, недавняя вспышка коронавируса в Пекине показывает, что война с эпидемией еще не выиграна, а в политике всегда есть риски дальнейшего усиления конфронтации со США и другими западными странами. Но в мае китайские металлурги выплавили рекордные объемы стали, впервые в истории превысив отметку 90 млн. т в месяц, и уверены, что она будет востребована на национальном рынке. Причем, предварительные данные за первую половину июня показывают, как минимум, неухудшение обстановки в отрасли. При этом никаких «суперпрограмм» общенационального значения китайское руководство не принимало. Многие проекты в стране запускаются на региональном уровне.
В то же время, металлолом пока остается в дефиците, особенно, в западных странах, где важным источником данного сырья выступают промышленные отходы металлообрабатывающих предприятий, обслуживающих, главным образом, автопром и производство оборудования. А эти отрасли, скорее всего, будут выходить из кризиса дольше всех. И в России, и во многих других странах мира автомобилестроение демонстрирует наибольший спад на потребительском рынке, а ожидаемое на текущий год падение капиталовложений, вероятно, будет исчисляться десятками процентов. У нас эту проблему, вероятно, удастся решить с самым крупным бизнесом, но у среднего, а особенно, мелкого на ближайшие месяцы безусловным приоритетом станет просто выживание.
Вообще, рынок лома очень красноречиво иллюстрирует неоднозначность и противоречивость текущей ситуации. Поступления качественного промышленного лома везде сократились, но дефицит не обязательно означает роста цен. Например, в Японии премия на качественные сорта по сравнению с рядовым Н2 уменьшилась вследствие остановки электропечей в Корее, которые ранее его использовали. А вот в США она, наоборот, возросла до наивысшего уровня с 2018 г., потому что американские металлургические компании уже начали возвращать в строй мощности, а качественного лома для них не хватает. По оценкам местных трейдеров, сборы в июне будут составлять не более 50-60% от прошлогодних.
В Турции и Вьетнаме цены на металлолом уперлись в потолок. Дальше им не дают расти слишком медленно поднимающиеся котировки на готовый прокат. В Италии лом в июне вопреки общемировой тенденции подешевел – там пока толком не восстановилась строительная отрасль, спроса на стальную продукцию недостаточно. А индийские и бангладешские компании уходят с рынка, потому что количество заражений в этих странах снова увеличилось, и металлурги боятся прихода новой волны коронавируса. Впрочем, как считают некоторые комментаторы, на этот раз объявлять жесткий карантин никто не будет, поскольку экономика этого просто не выдержит.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Цены на мировом рынке стали снова растут (хотя и не везде), в России металлотрейдерам, похоже, удалось нащупать дно, что дает им возможность пройти июнь с положительной маржой по многим видам стальной продукции. Спрос пока сильно отстает от прошлогодних показателей, но в целом увеличивается.
Однако говорить о том, что мы уверенно встали на путь восстановления, преждевременно. Тем более, что в последнее время в окружающем нас мире добавилось странностей с переходом в настоящее безумие. И дело не только в том, что американский «майдан» протянул свои метастазы в Европу. Такое впечатление, что мировую экономику придерживают, не давая ей возможность ускорить восстановление.
В начале второй декады июня цены на нефть и биржевые котировки акций понизились под влиянием новой серии негативных макроэкономических прогнозов. В частности, Мировой банк ожидает, что в текущем году глобальный ВВП уменьшится на 5,2% по сравнению с предыдущим годом, что представляет собой очень серьезный спад. А в США, по оценкам ФРС, экономика испытает снижение на 6,5%.
Продолжается спад в Западной Европе, которая, по оценкам всех экспертов, окажется в текущем году в эпицентре кризиса. Спрос на стальную продукцию, автомобили, нефть, другие энергоносители, как ожидается, упадет там больше, чем в других регионах. Впрочем, это сомнительное первенство могут оспорить у нее некоторые страны Латинской Америки, где действительно сложилась тяжелая ситуация с коронавирусом.
В Восточной Азии листовой прокат также достиг наивысшей отметки за без малого три месяца. Некоторые компании прогнозируют на сентябрь подорожание горячекатаных рулонов с поставкой во Вьетнам до $470-480 за т CFR. Это конечно, меньше, чем в начале текущего года, но по нынешним временам тоже неплохо.
Однако предел ценовому росту в Азии может поставить Китай. Местные компании охотно приобретают полуфабрикаты и горячекатаный прокат за рубежом, но весьма чувствительны к его стоимости. Пока железная руда стоит в Китае дороже $100 за т CFR вследствие сокращения ее добычи в Бразилии, стальная продукция также будет расти в цене. Но стоит китайцам приостановить или даже уменьшить объемы импорта, и котировки сразу отступят вниз. В частности, именно по этой причине в конце прошлой недели в Восточной Азии опять подешевела заготовка.
Российским экспортерам с начала июня удалось поднять свои экспортные котировки на $20-30 за т, но возможность дальнейшего повышения выглядит пока достаточно проблематичной. Беспорядки, охватывающие западные страны, отодвигают на второй план экономику, которая только начала выбираться из кризиса. Май был лучше апреля, но все-таки очень сложным месяцем, хотя режим карантина к тому времени был ослаблен. И прогнозы насчет июня тоже пока не блещут оптимизмом. Многие специалисты осторожно рассчитывают на улучшение в третьем квартале, но при условии, что в экономику не вмешаются ни вторая волна коронавируса, ни политика.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Наступило лето, все пришло в движение и пошло в рост. События ускоряются. Начались не до конца еще понятные перемены, которые могут привести к очень серьезным последствиям – и в экономике, и в политике.Эти изменения, безусловно, несут с собой новые опасности. Чего стоят, например, США, которые и раньше напоминали обезьяну с гранатой, а сейчас к хвосту этой обезьяны еще и привязали разгорающийся факел!
На рынке стали ситуация двойственная. С одной стороны, спрос на стальную продукцию продолжает увеличиваться. Цены идут вверх или, как минимум, перестали падать. Особенно радует Азия, где стоимость стальной продукции вернулась на уровень марта. Заготовка по $400 за т CFR, горячекатаный прокат более чем по $430 за т – живем же! А еще и тарифы на доставку этой продукции из черноморских портов в Китай снизились более чем на $15 за т по сравнению с докризисным уровнем.
Однако, с другой стороны, все эти достижения пока что стоят на довольно непрочном фундаменте. Подорожание стальной продукции в Китае, чьи компании активно покупают за рубежом полуфабрикаты и горячекатаный прокат, напрямую связано с подъемом цен на железную руду, которая всю прошлую неделю стояла у отметки $100 за т CFR. А она, в свою очередь, подскочила вследствие обострения коронавируса в Бразилии, сильно затронувшего северо-восточные штаты страны, где сосредоточено больше трети национальных мощностей по добыче железной руды.
Безусловно, покупать стальную продукцию в июне стали больше, чем в предыдущие два месяца. Помимо Китая, есть Вьетнам, тоже благополучно справившийся с коронавирусом. Есть Турция, выходящая из карантина, в чьей экономике началось оживление. Даже на российском рынке взлетели вверх цены на трубы малых размеров, которые внезапно оказались в дефиците при сработавшем эффекте отложенного спроса. Очевидно, в ближайшее время стоит ожидать прекращения спада по всему спотовому рынку проката. Но если сравнивать не с апрелем-маем, а с прошлым годом, обстановка по-прежнему весьма скверная.
Ассоциация Worldsteel, как и обещала, выпустила в начале июня свой краткосрочный прогноз на 2020-2021 гг. В нем она предсказывает для Китая увеличение внутреннего потребления стальной продукции на 1% по сравнению с прошлым годом, для прочих новых рыночных и развивающихся стран – спад на 11,2%, а для западных государств – на 17,8%.
Как признает Worldsteel, кризис в западных странах стартовал еще во второй половине 2019 г. А весной текущего, можно сказать, состоялся всемирный слет «черных лебедей», которые обвалили и обгадили все, что только можно. Теперь на многие месяцы вперед мировую экономику ждут последствия обвала потребительского спроса и обрушения инвестиций, что особенно сильно и негативно скажется на автопроме и производстве промышленного оборудования.
При этом возможности государств, чтобы запустить рост посредством капиталовложений в новые проекты, будут крайне ограничены – все и так очень сильно потратились на смягчение последствий карантина. Даже относительно благополучный в этом плане Китай не стал принимать какой-то новой антикризисной мега-программы по образцу 2009 г. Ставка делается на реализацию тех инфраструктурных проектов, что задумывались еще до эпидемии.
Вообще, каждый выбирается из ямы, как может. В Индии, где была принята программа экономического стимулирования на $266 млрд., во главу угла поставлены импортозамещение и поддержание доходов сельского населения. США по своей привычке заливают все деньгами, скупая ценные бумаги с рынка и выплачивая пособия и компенсации. Основной вопрос здесь заключается лишь в том, как и когда прекратить этот аттракцион неслыханной щедрости, пока за доллар еще не стали давать в морду.
В Евросоюзе, давно и прочно сдвинутом на теме борьбы с глобальным потеплением, решили совестить приятное с полезным. В рамках антикризисной программы там будут поддерживаться, главным образом, «климатически правильные» отрасли наподобие установки ветряков и производства электромобилей. Традиционным производителям предложено срочно «зеленеть» или сосать лапу.
Не осталась за обочиной антикризисного процесса и Россия. В первых числах июня свет увидел документ под названием «План восстановления экономики России». Рассчитанный до конца 2021 г., он включает без малого 500 мероприятий по поддержке граждан и бизнеса. Его основные направления – дальнейшая цифровизация экономики с широким и интенсивным внедрением электронных сервисов во все сферы жизни, стимулирование инвестиций, импортозамещения и экспорта.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Сегодня яркое событие для нашей организации — день рождения нашего предприятия! Поздравляем всех сотрудников. Желаем прогресса в делах, развития и покорения новых горизонтов. Успеха, самореализации, усовершенствования и удовлетворения от своего труда. Хорошего настроения, дружного и сплоченного коллектива, всегда готового помочь и поддержать. Достатка и больших результатов!

Прекрасен мир, где звучит звонкий смех детей. Как грибочки в лесу, быстро растут наши детки. Наш долг защищать детей всей планеты от бед и зла, беречь их мирное детство. Сегодня самый прекрасный праздник, день защиты детей. Дорогие наши девочки и мальчики, живите в счастье и добре. Желаем вам крепкого здоровья, огромных успехов во всём. Пусть мирное солнышко дарит вам свои лучики тепла. Пусть ваши розовые мечты превращаются в реальность. Пусть наша любовь всегда согревает вас, мы во всём готовы вас поддержать.

Начнем с того, что мы точно имеем в наличии. В частности, с данных Росстата. В соответствии с ними, промышленное производство в апреле сократилось на 6,6% по сравнению с тем же месяце прошлого года. При этом спад в обрабатывающих отраслях достиг 10%. Производство легковых автомобилей упало на 79,2% по сравнению с апрелем 2019 г., прочих транспортных средств – на 39,4%, электрического оборудования – на 28,4%. Железнодорожные перевозки черных металлов уменьшились на 19%, правда, само производство стали – только на 1,5%.
Металлургические предприятия, особенно, крупные и находящиеся недалеко от портов, утверждают, что чувствуют себя вполне неплохо. Сокращение внутреннего потребления они в целом смогли компенсировать за счет экспортных заказов. В последние несколько недель на внешнем рынке несмотря на все кризисные явления пользовались спросом полуфабрикаты, горячекатаный прокат и даже арматура и катанка отечественного производства. При этом металлурги рассчитывают, что экспорт будет выручать их и дальше, ведь большинство стран ослабляют свои карантинные ограничения, и спрос на стальную продукцию там восстанавливается.
В принципе, это так, но на этой «торной дороге», как всегда, имеются несколько малозаметных ухабов. Прежде всего, в настоящее время мировой рынок стали как никогда сильно зависит от Китая. Крупнейший в мире экспортер в последние месяцы играет роль импортера, обеспечивая сбыт российским поставщикам товарного чугуна, заготовки, слябов и горячекатаного проката. На данном рынке также широко представлены индийские и иранские компании.
Однако почему Китай вдруг повернул вспять свои товарные потоки? По самой простой причине – цены на внутреннем рынке сейчас более высокие, чем на мировом. Причем не потому, что Китай как-то вырос. Наоборот, упали все остальные.
Стоимость арматуры в Китае составляет в последнее время около $430-445 за т без НДС. Товарной заготовки – более $400 за т. Все бы неплохо, но металлолом в Китае – под $300 за т. Местный рынок из-за общего запрета на импорт промышленных отходов варится в собственном соку, вариантов расширения объемов предложения за счет закупок за рубежом нет. Поэтому многие китайские электрометаллургические предприятия простаивают, а прокатчики и даже мини-заводы готовы импортировать полуфабрикаты, пока они стоят не более $370-385 за т CFR. Станут дороже – интерес мигом пропадет.
Точно такое же соотношение – и на китайском рынке горячекатаного проката. Он тоже поставляется местными производителями по $430-440 за т без НДС. И некоторым покупателям из портовых городов, где рядом нет «своего» меткомбината, весьма привлекательно привозить аналогичную продукцию из-за границы, пока она стоит около $400 за т CFR. Все равно, во внутреннем потреблении горячекатаного проката доля импорта не превышает нескольких процентов.
В общем, Китай покупает стальную продукцию за рубежом, пока она дешева. Может ли она подорожать на его собственном рынке? В принципе, да. Скажем, вслед за железной рудой, которая к концу прошлой недели скакнула до более $100 за т, прибавив порядка 20% по сравнению с началом текущего месяца. Причем для такого скачка были объективные причины – а именно, вспышка коронавируса в бразильском штате Пара, где корпорация Vale добывает более трети железной руды. По этой причине она предупредила, что в 2020 г. ее клиенты могут недосчитаться 20-30 млн. т ЖРС.
Тем не менее, Китай так или иначе устанавливает «потолок», выше которого ценам на стальную продукцию не прыгнуть. А будут ли они вообще стремиться к этому пределу, во многом зависит от Индии. В апреле местное производство стали из-за карантина упало почти на 70% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, но потребление обрушилось более чем на 90%. В мае индийские металлурги начали возвращаться к жизни, а вот национальный рынок стали – не совсем. Для половины городского населения страны жесткие ограничения продлены до 31 мая. На минимальной отметке остается спрос на автомобили и бытовую технику. А строительный сектор, по мнению местных экспертов, только приступит к выходу из комы лишь после завершения дождливого сезона в октябре.
о этого времени индийская металлургия будет всецело экспортно ориентированной. В апреле-мае национальные меткомбинаты, работая с 30-40%-ной загрузкой, не вызвали избытка предложения листового проката в Азии и странах Персидского залива. Но если летом они увеличат выпуск, то вполне могут перегрузить региональный рынок.
Еще одна группа рисков связана с Евросоюзом. Местная промышленность медленно и тяжело выходит из кризиса. Прежде всего, на дне лежит автопром, а это, на минуточку, более 30% регионального спроса на стальную продукцию. Ненамного лучше дела у производителей оборудования – у них обвалились новые заказы. Сейчас, в кризис, все «режут косты», и первыми под нож идут программы капиталовложений. Очень плохи дела с потребительским рынком. И, как подозревает региональная ассоциация Eurofer, спрос на металл в Европе сможет хотя бы приблизиться к докризисному уровню не раньше 2021 г.
В связи с этим европейские металлурги усиленно лоббируют кардинальное урезание импортных квот, начиная с июля. Кроме того, Европейская комиссия начала антидемпинговое расследование против турецкого горячекатаного проката. Если демпинговая маржа будет определена на достаточно высоком уровне, это будет настоящее потрясение для всего регионального рынка. Сами турки тоже включили протекционистский режим, подняв пошлины на ряд видов стальной продукции до 10-15%, причем на страны ЕС и Балканского полуострова эти меры не распространяются.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

По данным консалтинговой компании Mysteel, в период с 8 по 14 мая средний уровень загрузки мощностей китайских меткомбинатов составил чуть меньше 90%, что стало наивысшим значением за последние 11 месяцев. Видимый спрос на стальную продукцию, особенно, строительного назначения действительно очень высокий. Цены на местном рынке на 5-8% ниже докризисного уровня, но стабилизировались еще в марте и не собираются снижаться. Так что, если в апреле производство стали в стране на 0,2% отстало от показателя аналогичного месяца годичной давности, то май, вполне вероятно, покажет рост.
Однако Китай у нас большой, но только один. В других странах быстрого восстановления не ждут и не надеются. Европейская металлургическая ассоциация Eurofer сообщила, что рассчитывает на возвращение регионального рынка к докризисным показателям не ранее конца 2020 — начала 2021 г. Российская группа «Русал» допускает, что алюминий может снова увидеть свое «светлое прошлое» в 2022 или даже 2023 г. По нефти никто даже не решается делать такие долгосрочные прогнозы. Как отмечают некоторые оптимисты, если к концу текущего года баррель дойдет до $40, это будет вельми круто.
А вот в США, где львиная доля ВВП создается именно в нематериальной сфере, а значительная часть реального сектора обслуживает потребительский рынок, официальная безработица уже достигла почти 25% и продолжает расти. Поэтому там раздача денег населению — единственная возможность избежать полного обвала. Но чем закончится этот эксперимент, и не приведет ли он в итоге к гиперинфляции, сказать сложно. Пока дефицит заработков и покупательской способности успешно покрывается свеженапечатанными долларами, но не факт, что с их помощью можно будет снова запустить экономику, когда придет время выходить из карантина.
Россия в этом плане находится в промежуточном положении. Доля реального сектора в ВВП у нас пониже, чем в Китае, но больше, чем в западных странах. Карантин длится уже более полутора месяцев и только начал ослабевать, поэтому ущерб им нанесен весьма значительный. Особенно, в тех регионах, где местные власти увлеклись запретами, не позволяя работать промышленным предприятиям и стройкам и выставляя блок-посты на дорогах.
На телеконференции по рынку металлолома, которая была проведена 15 мая ассоциацией РУСЛОМ.КОМ, были озвучены данные по сборам металлолома в различных регионах России. Спад в апреле по сравнению с мартом был зафиксирован везде. Но в одних местах он составил 10-20%, а в других — порядка 80%, в зависимости от запретительского рвения на локальном уровне. Впрочем, так или иначе, везде практически прекратились поступления лома от физических лиц, т. е. населения. Сократился сбор лома на промышленных предприятиях. Одни не работали во время карантина и не создавали отходов, другие перестали обновлять свои основные фонды и не отправляли старое оборудование и металлоконструкции на переплавку.
И вот именно последнее представляет собой наибольшую проблему. Можно ввести меры поддержки для строительной отрасли или начать новые инфраструктурные проекты. Так, например, сделали в Китае и собираются сделать в Индии, где озвучена своя программа стимулирования экономики объемом 20 трлн. рупий (почти 20 трлн. руб.). Можно вспомнить опыт 2015 г. и снова запустить программу субсидируемого обмена старых автомобилей на новые. Но что делать с тем, что компании вынуждены урезать инвестиционные бюджеты, спрос на новые квартиры к маю упал на 30% по сравнению с прошлым годом, а покупки новых машин могут сократиться в текущем году на 40-50%?! Государство, конечно, может чем-то помочь, но не будет же оно раздавать всем деньги для покрытия текущих потребностей?! Не при коммунизме, чай, живем…
Падение потребительского и инвестиционного спроса вследствие административно-санитарного выключения целых отраслей экономики во время карантина — и есть тот самый тяжелый груз, который придавливает книзу все макроэкономические графики, приводя их в форму буквы «Зю», то есть, конечно же, «L».

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Избыточные запасы к началу мая превратились в серьезную проблему и на российском рынке стальной продукции. Дистрибьюторы, столкнувшиеся с падением видимого спроса, сократили закупки на заводах. А металлургическим предприятиям, со своей стороны, приходится снижать загрузку своих производственных мощностей или переводить их в циклический режим. Больше всего просел, пожалуй, рынок сварных труб малого и среднего диаметра, потребность в которых в конце апреля – начале мая составляла не более 50% от прошлогоднего уровня. Ряд компаний вообще приостановили выпуск данной продукции.
В Западной Европе, США, Индии, Турции восстановление происходит достаточно медленно. Например, процесс возобновления работы автозаводов растягивается от последней недели апреля до начала второй половины мая. В Италии, где карантин начали ослаблять уже больше двух недель назад, пока не функционируют большинство строек. По оценкам европейской ассоциации Eurometal, объединяющей сервисные металлоцентры, через которые ежегодно проходит порядка 80 млн. т стальной продукции, в мае видимое потребление проката будет на 35-45% меньше, чем в том же месяце прошлого года.
Да и ожидания на июнь в этих регионах не блещут оптимизмом. Индийские специалисты считают, что восстановление национальной строительной отрасли, на долю которой приходится свыше 60% потребления стальной продукции в стране, начнется не ранее октября, когда завершится дождливый сезон.
Турецкие металлургические компании пока не решаются приобретать большие объемы металлолома с поставкой в июне-июле, так как не уверены, что у них в это время будет достаточно заказов. По сравнению с пиком в середине апреля лом в Турции подешевел более чем на $20 за т, а это тянет вниз котировки на заготовку и сортовой прокат.
И вообще, цены на стальную продукцию на мировом рынке сейчас почти везде понижаются. По оценкам Citi, в различных странах мира остановлены доменные печи совокупной мощностью 105 млн. т в год, а это – более 11% от прошлогоднего производства стали за пределами Китая. Тем не менее, предложение везде превышает спрос, а металлургические компании все более активно ищут рынки сбыта за рубежом.
Понижение котировок происходит и в России. Его источником является, прежде всего, спотовый рынок. Малый и средний бизнес, а также строительный сектор, где сосредоточена большая часть спроса в этом сегменте, намного более тяжело переживает кризис, чем крупные предприятия. Поэтому металлургическим компаниям в конечном итоге тоже приходится идти на уступки покупателям и сбавлять цены. Изменится ли эта негативная тенденция в ближайшие несколько недель – большой вопрос.
Западные аналитики вообще закладываются на длительный кризис. По прогнозу World Steel Dynamics, производство стали в странах ОЭСР в текущем году упадет на 22,7% по сравнению с 2019 г. Компания Roskill предсказывает 13,5%-й спад за пределами Китая, причем оговаривает, что сильнее всего просядет выплавка в странах Евросоюза и Северной Америки. А некоторые мощности, которые выводятся из эксплуатации в настоящее время, могут вообще не вернуться в строй снова.
Так, например, американская компания AK Steel объявила, что в июле закроет «с концами» завод Dearborn в районе Детройта, который когда-то считался ведущим металлургическим предприятием, обслуживающим автомобильную отрасль США. Норвежская Norsk Hydro в конце текущего года остановит один из двух заводов в Европе по выпуску прецизионных алюминиевых труб, которые также используются преимущественно в автопроме. В обоих случаях, как подчеркивают компании, проблема не в коронавирусе. Падение платежеспособного спроса на автомобили началось в западных странах еще задолго до начала эпидемии и, очевидно, продолжится после нее.
Вообще-то, это очень нехороший признак. Спрос на легковые автомобили – важный индикатор, показывающий состояние потребительского рынка, уровень доходов населения, наличие либо отсутствие оптимизма и уверенности в будущем. К тому же, эта отрасль и сама по себе создает массу смежников и поддерживает сотни тысяч рабочих мест.
Между тем, затяжной кризис на Западе – это низкие цены на нефть, газ, стальную продукцию и другие ресурсы, экспорт которых составляет немалую часть доходов российского бюджета. Кроме того, если Европа и США так тяжело выходят из коронавирусного спада, кто поручится, что у нас самих будет лучше?!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В начале третьей декады апреля на мировом рынке стали появились оптимистичные настроения, вызванные грядущим ослаблением и даже отменой карантина в некоторых странах и перспективами начала восстановления спроса на стальную продукцию. Но наступил май, и свет в конце туннеля задернулся дымкой.
Поэтому возвращение спроса на стальную продукцию после ослабления карантина отнюдь не означает его восстановления в ближайшей или даже среднесрочной перспективе. В Италии, где промышленность уже понемногу начала запускаться, металлургические компании и дистрибьюторы рассчитывают, что в мае загрузка мощностей и объем продаж будут на уровне не более 40-50%, от прошлогодних показателей. В США продолжается закрытие мощностей на металлургических комбинатах. Автозаводы там, вроде бы, возобновляют выпуск в первой декаде мая, но профсоюзы считают это преждевременным с точки зрения безопасности сотрудников.
Поэтому некоторое оживление спроса на прокат на мировом рынке и повышение цен во второй половине апреля стало непродолжительным. В последние дни прошедшего месяца котировки либо стагнировали, либо опускались. Наименее проблемной выглядела Восточная Азия благодаря Китаю, который вдруг переквалифицировался в достаточно крупного импортера горячекатаного проката, заготовки и слябов.
Но у китайской, как, кстати, и вьетнамской экономики есть одна неустранимая слабость – падение спроса на металлоемкие промышленные товары, составляющие весомую долю их экспорта. По оценкам национальной металлургической ассоциации CISA, в прошлом году из страны было вывезено почти 80 млн. т стали в виде экспорта автомобилей, промышленного оборудования, бытовой техники, морских судов и контейнеров. Как ожидается, в 2020 г. эти поставки упадут на 25%.
У рынка стали выбивают сырьевую подпорку, которая помогла ему подняться пару недель тому назад. В Турции снова подешевел металлолом, потерявший уже порядка $20 за т по сравнению с недавним пиком. За ним начали снижаться котировки на арматуру и заготовку на всем Ближнем Востоке. Региональный строительный сектор остается в кризисном состоянии вследствие падения цен на нефть и других неблагоприятных факторов.
В Китае в последние дни перед праздниками уменьшилась стоимость железной руды. Пока незначительно: значение спотового индекса Fastmarkets для австралийского концентрата с 62%-м содержанием железа все еще превышает $80 за т CFR. Но многие эксперты считают, что китайским металлургам так или иначе придется сокращать выплавку.
Понижение цен на руду до $70-80, а то и до $60-70 за т CFR Китай несколько облегчит жизнь металлургам, но и позволит им дальше сбавлять котировки на свою продукцию. Производство стали в целом сокращается, но на внешних рынках продолжают конкурировать друг с другом за резко уменьшившиеся заказы поставщики из Индии, СНГ, Кореи, Турции, других стран. При этом, скорее всего, правительства будут все сильнее поддерживать собственных производителей, ограничивая импорт стальной продукции.
Российские металлургические компании тоже начинают сбавлять обороты. Во второй половине апреля резко уменьшилась загрузка мощностей по выпуску сварных труб малого и среднего диаметра, а в мае она может упасть и до менее 50% от прошлогодней. Соответственно, меткомбинаты будут сокращать производство листового проката. Та же ситуация наблюдается в секторах арматуры и другой продукции строительного назначения. В апреле видимый спрос на нее снизился, по меньшей мере, на 20-30%, а в некоторых регионах, включая Москву и Московскую область, — еще сильнее. И май вряд ли принесет существенное облегчение.
Пока сужение спроса на прокат на десятки процентов не привело к обвалу цен. Только сварные трубы опустились на уровень осени прошлого года. Но в этом секторе и избыточные мощности самые большие, и игроков очень много, и есть, так сказать, привычка решать сбытовые проблемы с помощью демпинга. Однако резкое сокращение выпуска данной продукции, возможно, поможет стабилизировать ситуацию.
В целом металлотрейдерские компании осознают, что радикальное понижение котировок не даст существенного роста продаж. Цены просто медленно и постепенно идут на спад. Кроме того, определенное сдерживающее влияние оказывают на них действия металлургических компаний, которые до самого конца апреля отказывались от официальной коррекции своих предложений. Впрочем, на уступки клиентам производители все равно идут.
Для нас это еще вопрос завтрашнего дня, поскольку главное сегодня – хотя бы затормозить распространение эпидемии, но в связи с продолжением действия карантинных мер все более актуальным становится вопрос о дальнейшем сосуществовании экономики с коронавирусом. Эпидемия в самой жесткой форме продемонстрировала фатальные слабости нынешней экономической модели западных стран, которую в значительной мере восприняла и Россия. Коронавирус буквально сдул с нее огромную настройку сферы услуг с десятками миллионов рабочих мест.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Для мирового рынка стали апрель стал провальным месяцем. По оценкам европейской металлургической ассоциации Eurofer, в странах ЕС количество новых заказов на стальную продукцию упало на 75% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, а объем производства стали может сократиться на 50%. В последнюю неделю благодаря ослаблению карантинного режима появился хоть какой-то спрос на прокат на юге Европы, но металлургическим компаниям приходится резко понижать цены, чтобы вызвать интерес у покупателей. Аналогичный спад происходит и в США. В Индии в первые две декады апреля внутренний спрос был вообще близок к нулю.
Обращает на себя внимание то, что по всему миру продолжают останавливаться доменные печи. Только за последнюю неделю сообщения об этом приходили из Японии, США, Индии, Франции, Чехии. Количество выведенных из эксплуатации агрегатов уже приблизилось к четырем десяткам, а их совокупная мощность превысила 5 млн. т в месяц. Конечно, это не так уж много по сравнению с общим объемом глобального доменно-конвертерного производства, но если металлургические компании идут на такой технически непростой и затратный шаг, это означает, что они не надеются на скорое улучшение.
И это действительно так. Экономику легко «выключить», а вот ее «включение» потребует не одного месяца. При этом нынешняя ситуация беспрецедентная: еще ни разу мир не сталкивался с глобальной пандемией и не вводил глобального карантина. Как отмечает Worldsteel, в этом году не ставшая публиковать свой традиционный «Краткосрочный прогноз» в апреле, для всех крупнейших металлопотребляющих отраслей кризис будет иметь долгосрочные последствия.
Строительный сектор весьма сильно пострадал от коронавируса. В нем очень велика доля мигрантов, будь то гастарбайтеры, которым в начале эпидемии пришлось вернуться домой, или выходцы из села, как в Китае или Индии. Так или иначе отрасль будет еще долго испытывать дефицит рабочих рук и функционировать на пониженных оборотах.
Впрочем, по сравнению с другими отраслями стройка еще выглядит прилично. Так, очень сильно просядет производство промышленного оборудования, на которое, по данным Worldsteel, приходится около 15% глобального потребления стальной продукции. В ближайшие месяцы многим компаниям будет очень сильно не до новых инвестиций. Кроме того, эпидемия привела к разрыву многих международных производственных цепочек.
Большой провал ждет и автопром. По прогнозу исследовательской компании LMC Automotive, мировое производство легковых и коммерческих автомобилей в 2020 г. может сократиться на 20% по сравнению с предыдущим годом или примерно на 19 млн. машин. Конечно, на фоне всего глобального рынка стали это не так уж много, но автопром традиционно потребляет наиболее качественную стальную продукцию с высокой добавленной стоимостью.
Пока трудно судить, насколько значительным окажется в итоге падение глобального потребления стальной продукции. Это, в частности, будет зависеть от продолжительности карантина и длительности сроков разработки лекарства против коронавируса. Но на сегодняшний день спад на 5-10% по итогам года представляется достаточно оптимистичным вариантом. При этом потери будут распределены достаточно неравномерно, а самые большие «лузеры» определятся, возможно, только к лету.
Россия пока что входит в число стран, понесших сравнительно небольшие потери. Самые крупные промышленные предприятия отнесены к системообразующим и продолжают выпускать продукцию. Не была приостановлена реализация инфраструктурных проектов. Как правило, не остановилась и металлоторговля, хотя дистрибьюторские компании столкнулись со значительным падением видимого спроса — от 80-90% в Москве во второй половине апреля до 20-30% на наиболее благополучных локальных рынках.
Производство стали, по предварительным оценкам, пока лишь незначительно сократилось по сравнению с прошлогодними показателями. Ни один из мини-заводов не был остановлен и ни один из крупных меткомбинатов не стал внепланово выводить из эксплуатации доменные печи и конвертерные цеха.
Тем не менее, видимое потребление стальной продукции в текущем месяце должно снизиться, по меньшей мере, на 15-20% по сравнению с прошлым годом. Причем наибольшие потери понес спотовый рынок, ориентированный на строительный сектор, малый и средний бизнес, а также поставки по тендерам. Стоимость стальной продукции на споте продолжает уменьшаться, хотя металлургические компании не хотят идти на уступки. Впрочем, очевидно, позже им придется корректировать цены задним числом, как уже было в конце прошлого года.
На внешних рынках экспортные котировки на российскую продукцию перестали падать. Основной вклад в это внесла Турция, где после недавнего скачка цен на металлолом увеличилась стоимость сортового и листового проката, а местные компании возобновили закупки российских полуфабрикатов и горячекатаных рулонов. За последнюю неделю осуществлялись продажи данной продукции и в страны Европы и Ближнего Востока. Это позволило российским меткомбинатам приостановить поставки горячекатаного проката в Китай и Вьетнам через черноморские порты по ценам ниже $350 за т FOB.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Неделя в середине апреля была решающей, и она ей стала. Количество выявленных вирусоносителей в России продолжает прибавлять примерно по 15% в день, удваиваясь каждые 4-5 суток. Стабильно растет и число жертв. Оно, конечно, в разы меньше, чем во многих других странах, но никому не хочется, чтобы он сам или его близкие пополнили эту печальную статистику.
Итак, карантину – быть! Причем, все более жесткому, с растущим применением достижений информационных технологий. Не для того в Москве начали тестировать систему электронных пропусков со всеми ее «недетскими болезнями», чтобы отказаться от нее через неделю или две.
Это, конечно, очень прискорбно. В Москве и области уже остановлено большинство строек. Во многих компаниях, не относящихся к жизнеобеспечивающим отраслям, сотрудники работают в удаленном режиме или не работают вообще. Можно сказать, заканчивают загибаться наименее устойчивые компании малого бизнеса. Государственная поддержка в принципе оказывается, но с перебоями, особенно, на уровне банков. Эти организации и ранее были враждебными реальному сектору экономики, сейчас они его окончательно прибивают.
Нет, пока очень много чего в стране работает. В частности, металлургические компании. Правда, у них уже начали возникать проблемы со сбытом продукции. По оценкам Института проблем естественных монополий (ИПЕМ), уже в марте внутренний спрос на черные металлы сократился в России на 11,8% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, а по итогам первого квартала в целом спад составил 6,9%. Экспортные поставки уменьшились на 9,6% в марте и на 9,5% за три месяца. Потребление цветных металлов в марте упало на 30,6% в России и на 14,5% — на внешних рынках.
Однако эпидемия не стихает, сохраняются ограничения на использование рабочей силы и транспортировку. Поэтому спрос на стальную продукцию остается низким. В различных европейских странах он сократился на 30-70% по сравнению с прежними временами, в США – в некоторых отраслях и регионах более чем на 50%. В Индии перед ослаблением режима с 20 апреля видимое потребление практически отсутствовало как класс. По самым оптимистичным оценкам местных специалистов, стройка, важнейшая металлопотребляющая отрасль, заработает там не раньше середины лета.
Металлурги, конечно, находятся в намного более выигрышном положении, чем, например, нефтяники. У последних обвал спроса в апреле может составить 30-40% в мировом масштабе. Во весь рост встала проблема свободного места в хранилищах, так как добытую нефть скоро будет некуда девать.
Но и металлургическим компаниям приходится сокращать производство. В Европе выведены из эксплуатации либо находятся в процессе закрытия более десятка доменных печей, способных выдавать порядка 23 млн. т чугуна в год. А это, между прочим, более четверти мощностей меткомбинатов Евросоюза, включая Великобританию. В США с середины марта объявлено об остановке пяти доменных печей, пяти трубных заводов и еще всякого разного. Средний уровень загрузки мощностей в американской металлургической отрасли упал до минимального уровня с 2009 г. В Японии по две доменные печи закрывают компании Nippon Steel и JFE Steel, и это, вероятно, еще не полный перечень.
Пока что экономика продолжает падать. На российском спотовом рынке дешевеют почти все виды стальной продукции, за исключением, разве что, оцинкованной стали. Тут уж не до подсчетов маржи, главное – продать, чтобы получить оборотные средства. Отпускные цены заводов практически не воспринимаются в качестве ориентира. В конце прошлого года их уже корректировали круто вниз, причем не за один месяц. Как говорится, можем повторить!
А вот за рубежом спад на некоторых рынках приостановился. В частности, в Турции и других странах Ближнего Востока выросли арматура и заготовка. Немного приподнялись вверх импортные котировки на горячекатаный прокат во Вьетнаме и экспортные в Индии. Отчасти это сработало ограничение объемов предложения, отчасти – достаточно серьезные по объему закупки в Китае, где внутренние цены существенно выше, чем на мировом рынке, но в наибольшей степени – сырьевой фактор.
Из-за карантина сборы металлолома в различных регионах, включая Россию, упали в 3-5 раз по сравнению с докризисными показателями. Дефицит предсказуемо привел к повышению цен. В частности, в Турции, где он оказался наиболее острым, котировки прибавили без малого 20% за последние две недели.
Дорогостоящей остается и железная руда. В первом квартале выплавка стали в Китае возросла на 1,2% по сравнению с тем же периодом прошлого года, производство чугуна – на 2%, импорт ЖРС – на 1,3%. Из-за этого себестоимость горячекатаных рулонов в Китае, по данным местной консалтинговой компании Mysteel, составляет порядка $400 за т. В других странах – вряд ли сильно меньше. Поэтому снижение котировок на тот же горячий прокат ниже $370-380 за т FOB происходит с большим скрипом. Более дешевую продукцию могут предлагать только заводы из СНГ.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Шла третья неделя карантина… Вирус в тестах, вирус в легких, вирус в мозгах… Информационный шум вокруг этой темы раздут до предела и полного беспредела. В нем представлены абсолютно все возможные темы и мемы, начиная от: «Это ж-ж-ж точно неспроста» и заканчивая: «Иногда банан – это просто банан». Так что, в этом лесу смыслов запросто можно спрятать целый мешок листьев любого цвета и запаха.
Разбираться в этом калейдоскопе, в котором часть фактов скрыта, а другая перекручена, – дело безнадежное. Сейчас при желании под любую версию можно подобрать доказательства, а любой бред может показаться (или даже оказаться) откровением. Поэтому в качестве точки опоры можно выбрать реальную экономику, в которой, по крайней мере, происходят наблюдаемые, а порой даже объективно измеряемые процессы.
Пока ситуация там выглядит паршиво. Экспериментальным путем подтверждается гипотеза, что если человека не поить, не кормить и не лечить, он будет чувствовать себя несчастным, а то и… эта… помрет! Практически по всему миру с той или иной степенью рвения поддерживается карантин. Где-то на удаленку выпихнули только офисных работников, где-то остановлены промышленные предприятия, стройки и рудники, но везде из экономики выбиты целые сектора (общественное питание, туризм, авиаперевозки, услуг и др.), которые, словно падающие доминошки, рушат за собой своих смежников, а те – своих и так по цепочке.
В принципе, большинство стран все-таки отменяют самые жесткие ограничения. Даже в Италии во второй половине апреля будут снова открываться промышленные предприятия. Несколько снижается накал борьбы с коронавирусом и в ряде российских регионов, хотя Москву теперь, очевидно, ждет ужесточение режима. Тем не менее, вопрос о снижении экономической активности стоит очень остро.
Европейские и американские данные показывают сокращение потребления электроэнергии на 10-20% по сравнению с аналогичным периодом годичной давности. Продажи нефтепродуктов в транспортном секторе упали на 30-70%. Поэтому попытки производителей нефти согласованно сократить добычу выглядят заведомо недостаточными.
С аналогичными проблемами сталкиваются и металлурги. По оценкам Platts, видимое потребление стальной продукции в Турции и европейских странах может упасть в апреле в два раза по сравнению с докризисными показателями. Поэтому и производство стали падает сейчас до уровня 2009 г., а то и ниже. В Европе, Индии, США, Турции, Бразилии, других странах останавливаются мини-заводы и ставятся на режим горячей консервации доменные печи.
В России все это пока ощущается не так остро. Все-таки, крупные предприятия и большие стройки, в основном, работают. Москва в этом плане пока исключение. Более того, центральное правительство прямо советует регионам не закрывать экономику на карантин. Тем не менее, сильно сократилась та часть спроса, которая ранее генерировалась малым, средним и «средне-крупным» бизнесом, а также частными потребителями. У одних сейчас уменьшились доходы либо же их поступления, по большей части, прекратились. Другие вошли в режим жесткой экономии.
В апреле-мае российские металлурги могут столкнуться с проблемой избыточных складских запасов. По крайней мере, дистрибьюторы и производители сварных труб значительно уменьшили закупки проката с заводов. Поэтому объявленное на апрель производителями повышение цен на стальную продукцию повисло в воздухе. Оправдать его может, пожалуй, только новое снижение курса рубля. Однако всю прошедшую неделю он, наоборот, укреплялся.
С экспортом вообще дело швах. Горячекатаные рулоны в первую декаду апреля порой продавались по $340 за т FOB и менее, чего не наблюдалось больше четырех лет. Причем одним из крупнейших покупателей этой продукции на мировом рынке является Китай, где внутренние цены ощутимо повыше. Заготовка, правда, подросла до тех же $340 за т, но этим отечественные металлурги обязаны тем турецким коллегам, которые не успели закупиться металлоломом до начала жесткого карантина, а затем были вынуждены срочно приобретать его втридорога. На долгосрочную тенденцию подъем цен на лом в Турции пока не тянет.
Кто виноват и что делать? Эти сакраментальные вопросы внезапно приобретают просто смертельно важную актуальность. В Штатах уже подали иск против Китая и хотят скачать с него что-то типа 20 триллионов долларов. Так как это дело будет рассматривать американский суд, нужный вердикт выглядит делом техники, вопрос только в имплементации. Демократическая оппозиция в тех же США усиленно валит президента Дональда Трампа в надежде на то, что на волне коронавируса их кандидат в ноябре текущего года триумфально въедет в Белый дом. Причем общая обстановка продолжает накаляться – и в отношении количества заболевших, и вообще. Такими темпами даже страшно подумать, что мы можем получить к концу апреля!

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Ситуация понемногу определяется. Некоторые страны под влиянием эпидемии или вызванных ею страхов усаживают большую часть своей экономики на пятую точку. Из-за того, что люди находятся на карантине, останавливаются промышленные предприятия, стройки и порты. Другие стараются поддерживать хрупкий баланс между безопасностью и экономической целесообразностью, чтобы не допустить ни обострения эпидемиологической обстановки, ни лишения значительной части населения средств к существованию.
В то же время, надо отдавать себе отчет в том, что перелома еще не произошло – ни у нас, ни, тем более, за рубежом. Жесткие карантины в Индии, Юго-Восточной Азии, ряде западных стран будут продолжаться, как минимум, до середины апреля. И пока нет ответа на вопрос: что будет, если и к тому времени не улучшится эпидемиологическая обстановка?
Прошедшая неделя в целом завершилась на мажорной ноте. Даже предположение о том, что ведущие экспортеры нефти могут договориться друг с другом о радикальном сокращении добычи, за пару дней взвинтило биржевые котировки на сорт «брент» более чем на треть – от около $25 до почти $35 за баррель. Под влиянием этого фактора и рубль поднялся до наивысшей отметки с середины марта.
Поэтому большой удачей станет, если соглашение по нефти вообще будет достигнуто, а основные производители договорятся убрать с рынка хотя бы 10-15% от ежедневного производства. Но проблема в том, что спрос в апреле может смело упасть в мировом масштабе на 20, а то и на 30%. Поэтому нефть все равно останется в избытке и будет сливаться в хранилища… пока там еще есть свободное место. На месяц-полтора это обеспечит решение. А дальше?.. Нет ответа.
С аналогичной проблемой столкнулся сейчас и мировой рынок стали. В начале апреля видимое потребление резко упало, что привело к появлению большого избытка предложения и обвалило цены на ряде региональных рынков на уровень 2016 г. Горячекатаный прокат предлагается компаниями из СНГ, Индии, Китая менее чем по $400 за т FOB, заготовка подешевела до менее $340 за т FOB, металлолом в Турции стоит чуть дороже $200 за т CFR. По сравнению с показателями месячной давности спад составил порядка 20%.
И это еще не конец. Так, турецкие производители арматуры опасаются удешевления своей продукции до $350 за т. Европа ничего не покупает и вряд ли вернется на рынок в ближайшую неделю. Индия вне игры из-за карантина. По той же причине приостановились поставки в ряд государств Юго-Восточной Азии и Латинской Америки. В Турции и на Ближнем Востоке потребители выжидают и попутно выжимают у продавцов все более масштабные уступки. Расширяют, правда, импорт стали китайские компании. Но по сравнению с понесенным рынком потерями их вклад незначительный.
Безусловно, приостановить производство стали проще, чем закрыть нефтяные скважины. В Европе выведены из эксплуатации мощности по выплавке около 15 млн. т чугуна в год, на многих комбинатах доменные печи работают с минимальной загрузкой. То же самое происходит и в Индии, где к тому же на комбинатах остановлены прокатные станы из-за отсутствия людей на рабочих местах. Временно прекращают функционирование мини-заводы с электропечами, в очередной раз гибко отреагировавшие на изменение обстановки. Тем не менее, цены на прокат на мировом рынке еще какое-то время, очевидно, будут падать просто из-за недостатка покупателей.
С этой проблемой неизбежно столкнутся и российские компании. На отечественном рынке тоже накапливается масса стальной продукции, которая в ближайшее время не может быть продана. Очень вероятно, что под этим давлением металлургам придется отказаться от объявленного на апрель повышения котировок на широкий сортамент проката или ограничиться более скромным ростом. Во всяком случае, спотовый рынок в очередной раз отстал от первичного без особой надежды догнать его, а экспортный паритет, на который любят ссылаться металлурги, опускается все ниже.
Пока полностью туманным остается будущее. Нынешний кризис уникален. Никогда ранее мир не накрывала пандемия, требующая проведения настолько широкомасштабных карантинных мероприятий. И коронавирус – это, увы, надолго. По меньшей мере, пока не появятся лекарства, способные предотвратить самые неприятные осложнения, либо сам вирус, как это было сто лет назад с гриппом, не мутирует в сторону меньшей опасности, став не более чем беспокоящим сезонным недугом.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Квартал закончили досрочно. Впереди целая выходная неделя. Конечно, далеко не для всех она станет нерабочей, но решение президента, возможно, станет для многих из нас некоторой передышкой среди нарастающего стресса и стремительно накапливающейся массы плохих событий.
По-любому, объявление нерабочей недели — это гуманнее, чем жесткий карантин, который введен в действие в ряде стран. Некоторые из них, включая, например, Индию, вообще «выпадают из реальности» на три недели. Там прекращают работу большинство промышленных предприятий, рудники, порты, люди обязаны сидеть дома — вот, где самый кошмар!
Не исключен вариант повторения подобной чрезвычайки, как минимум, в Москве, но остается еще очень много шансов обойтись малой кровью. Многое будет зависеть, от того, насколько ответственно отнесемся мы все к нынешнему «мягкому карантину», и насколько высокую дисциплинированность проявят те, кто находятся в зоне риска.
Ситуация и так достаточно сложная — и конкретно в России, и в мире. Металлургическая промышленность ряда стран уже столкнулась с падением спроса, за которым неизбежно следует сокращение производства. В Западной Европе, по данным на 27 марта, остановлено, пока временно, восемь доменных печей совокупной производительностью немногим менее 15 млн. т в год и не менее трех десятков прокатных, трубных предприятий и мини-заводов. Простаивает либо сбавила обороты большая часть предприятий по выпуску сортового проката в Турции. В Индии почти все ведущие производители стали и проката останавливают выпуск либо снижают загрузку до самого минимума, чтобы обходиться наименьшим числом персонала. В США тоже гаснут доменные печи, а также закрываются заводы, выпускающие трубы для угодившей в эпицентр кризиса нефтегазовой отрасли. А количество временно прикрытых рудников исчисляется по всему миру уже, наверное, сотнями.
До недавнего времени этот разрушительный процесс не сопровождался обвальным падением мировых цен на стальную продукцию. Но в последнюю неделю марта и эта защитная линия пала. Для заготовки уже вполне реальными считаются цены порядка $330 за т FOB — и снова здравствуй, 2016 год! Предложения по горячекатаному прокату из Китая и Украины в отдельных случаях могут опускаться до менее $400 за т FOB. Скоро и это может стать нормой. Кое-где цены еще стоят, как, например, в Европе, но лишь из-за отсутствия сделок.
Пока еще роль некоторого ограничителя играют затраты на сырье. Металлолом в Турции, конечно, упал, но прекращение его закупок позволило условно заморозить котировки на отметке $225 за т CFR. Железная руда пока держится выше $85 за т CFR Китай. Правда, основную роль в поддержании этой стабильности играют карантинные мероприятия в странах-экспортерах вплоть до Австралии и Бразилии. Как только поставки сырья восстановятся, его стоимость может пойти вниз. Китайские металлургические комбинаты лишь в минимальной степени снижали выплавку чугуна и стали в феврале и марте, но теперь им, очевидно, придется сбавить обороты, чтобы куда-то деть накопившиеся в безобразных количествах запасы.
Понижение цен на стальную продукцию на внешних рынках означает, помимо всего прочего, корректировку «экспортного паритета» для российских металлургов. Конечно, еще остаются всякие форс-мажоры с вероятным падением курса рубля в случае введения в Москве жесткого карантина или каких-то очень серьезных непоняток с нефтью, но такие угрозы все-таки не производят впечатления неотвратимых. А значит, можно предположить, что рублевый эквивалент экспортных котировок отечественных компаний будет снижаться параллельно с долларовым.
В связи с этим могут быть пересмотрены в сторону понижения внутренние цены на стальную продукцию в России. Сейчас металлурги анонсировали новые повышения на апрель, вследствие чего первичный рынок стал снова опережать спотовый. Правда, спрос на прокат и трубы в последнее время оживился вследствие наступления весенней погоды и некоторой активизации стройки, но неблагоприятные экономические ожидания и негативные последствия даже ограниченного карантина оказывают на рынок сильное давление.
Вообще, нынешняя обстановка производит впечатление балансирования между плохим и худшим. С одной стороны, очень плохо приходится сейчас сфере услуг и вообще малому бизнесу, а также и более крупным компаниям, если они относятся к пострадавшим отраслям. Меры поддержки с кредитами и отсрочками по налогам, предложенные президентом, реально уменьшат потери, а снижение страховых взносов от 30 до 15% может в перспективе создать условия для повышения зарплат и роста потребительского рынка. Но они, конечно, не снимут все проблемы. Банкротств впереди будет, увы, много.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

М-да, хуже коронавируса может быть только борьба с коронавирусом! Все больше стран вводят у себя карантинные меры, копируя успешный китайский опыт, однако получается почему-то как карго-культ в чистом виде.Ведь что было в Китае? Эпидемия началась накануне Нового года по китайскому календарю, когда сотни миллионов людей, за последние четверть века переселившихся в промышленные приморские провинции и крупные города в центральной части страны, уехали на праздники в родные деревни. У заболевания был четко выраженный очаг в городе Ухане, который на самом деле представляет собой агломерацию с территорией в три с лишним раза больше Москвы, считая с новыми округами.
При этом китайская промышленность оказалась достаточно мощной, чтобы за три-четыре недели снабдить все население в карантинных районах защитными масками, а китайские медики смогли справиться с пиком заболевания в Ухане. Характерно, что металлургические комбинаты, алюминиевые заводы и подавляющее большинство других предприятий с непрерывным производственным циклом продолжали функционировать в течение всего февраля. Не остановился даже комбинат компании Wuhan Steel, хотя там было обнаружено около сотни заболевших сотрудников. Вследствие того, что с эпидемией удалось справиться достаточно быстро, даже компании малого бизнеса не успели понести финансовые потери, не совместимые с дальнейшим функционированием.
Так или иначе, одновременно с пандемией мир вступил в сильнейший экономический кризис. Негативные тенденции в экономиках накапливались еще с 2008 г. и ранее, а теперь, можно сказать, трубу окончательно прорвало. Промышленное производство падает. В частности, в США и Европе остановлены все автозаводы. Европейские металлургические компании во главе с ArcelorMittal вынуждены радикально сокращать выплавку стали и выпуск проката. В странах Латинской Америке ставятся на карантин медные, цинковые и золотые рудники.
Ближайшие последствия для российского рынка стали заключаются в том, что металлургические компании поднимают цены, руководствуясь экспортным паритетом, тогда как спрос падает. Впереди нас в любом случае ждет сильное проседание потребительского рынка, падение продаж жилья, автомобилей, других товаров длительного пользования. Снова подорожает импорт, потянув за собой вверх и другие цены. Государство пока ограничивается обещаниями помочь, если потребуется, и предоставлением отсрочки по налогам и некоторым платежам, которые все равно потом придется платить — и как бы не вместе с накопившимися недоимками.
В то же время, нынешние высокие цены на стальную продукцию в России могут вскоре уйти вниз вследствие проседания экспортного паритета. На первый взгляд, мировой рынок стали в условиях сильнейшего кризиса сохраняет просто феноменальную устойчивость. За последние две недели снижение котировок на заготовку и горячекатаный прокат на основных рынках составило не более $10-25 за т — сущая мелочь по сравнению с нефтью. Однако эта стабильность выглядит кратковременным явлением.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Итак, мир вступил в период нового глобального кризиса. Эпидемия вырвалась за пределы Китая, который, наоборот, к настоящему времени справился с заболеванием, и превратилась в пандемию, нанесшую завершающий удар и без того ослабленной мировой экономике. А ценовая война, развязанная на мировом рынке нефти Саудовской Аравией, сыграла роль детонатора.
В пятницу, 13-го, дела на биржах несколько улучшились, но все равно общий итог обескураживающий. По сравнению с докризисным концом января нефть упала в цене почти в два раза. Рубль подешевел по отношению к доллару на 18%. Значение самого знаменитого американского биржевого индекса Dow Jones Industrial Average уменьшилось более чем на 25% по сравнению с пиком в середине февраля. В четверг, 12 марта, многие биржи испытали самое сильное падение со времен «черного понедельника» в октябре 1987 г.
По состоянию на 3 марта, когда дела еще только начали улучшаться, в китайской металлургической промышленности было задействовано всего 7,8% мощностей мини-заводов, хотя крупные металлургические комбинаты, как правило, продолжали функционирование в течение всего февраля. На севере Италии, по состоянию на 13 марта, прекратили работу четыре металлургических предприятия: два мини-завода Alfa Acciai и Ferriera Valsabbia, производитель фасонного проката Duferdofin-Nucor и трубный завод Tenaris Dalmina. Их совокупная мощность — более 300 тыс. т стальной продукции в месяц. При этом профсоюзы потребовали остановки всей национальной металлургической и металлообрабатывающей отрасли, как минимум, до 22 марта. С 12 марта прекратилась работа всех автосборочных заводов Fiat в Италии.
Демпинг при поставках стальной продукции устраивают в последнее время, главным образом, компании из Японии и Кореи. Там обвалился внутренний спрос, причем, отнюдь не коронавирус тому виной. Серьезные экономические проблемы начались у них еще в конце прошлого года. Снова расширяют присутствие за рубежом, кстати, и индийские компании. Прошлогодний экономический кризис там тоже не удалось преодолеть, потребление стальной продукции восстанавливается слабо.
В то же время, всеобщая напасть пока слабо затронула мировой рынок стали. Понижение котировок за последние две недели измеряется единицами процентов. Стоимость заготовки и горячекатаного проката на Ближнем Востоке, в Турции, Европе, Восточной Азии с начала марта опустилась не более чем на $5-10 за т. Примерно в таком же масштабе подешевел металлолом в Турции. Железная руда в Китае стоит прочно возле отметки $90 за т CFR. При этом местная металлургическая отрасль практически восстановила докризисный уровень загрузки.
Тем не менее, паника имеет место быть, и это находит отражение на российском рынке стали. Многие дистрибьюторские компании, ожидая скачка заводских цен, подняли котировки на арматуру и листовой прокат в прайс-листах на 1,5-4 тыс. руб. за т. Хотя даже при курсе в 74 руб. за доллар горячекатаные рулоны в России и по прежним рублевым ценам находятся выше экспортного паритета. Арматура чуть выше экспортной заготовки, но та очевидно будет дешеветь.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На мировом рынке стали пока спокойно. На всех основных региональных рынках на прошлой неделе наблюдался медленный рост. Китайские металлургические компании в конце февраля предприняли попытку поднять экспортные котировки на горячекатаный прокат. В Европе производители также продолжают упорно толкать цены вверх. В Германии предложения по горячекатаным рулонам на второй квартал достигают 480-490 евро за т. Турецкие компании снова довели стоимость данной продукции до более $500 за т FOB. Отдельные продажи российской заготовки осуществлялись более чем по $400 за т FOB – впервые почти за полтора месяца.
Однако риски разворота вниз нарастают. В Европе главной проблемой становится коронавирус и обуславливаемые им карантинные меры. Впрочем, экономика региона и так находится не в лучшем состоянии. Неважно чувствует себя германское машиностроение. До опасной черты дошел конфликт в Сирии. Из-за этого может прекратиться осторожный рост в Турции.
Очень далек от благополучия Китай. По состоянию на 24 февраля, мощности ведущих национальных машиностроительных компаний были загружены менее чем на 70%, а на рабочие места вернулись менее 50% сотрудников. Для стройки выход на этот уровень ожидается только во второй половине марта. Пока даже в секторе инфраструктурного строительства запустились только 25-35% крупных проектов.
Но главная проблема китайского рынка стали — накопление складских запасов. В частности, по состоянию на 27 февраля на предприятиях и в металлоторговой сети скопилось почти 20 млн. т арматуры — в полтора раза больше, чем годом ранее. Впрочем, в конце прошедшего месяца стройка начала оживать, а металлургические компании резко сократили выпуск проката строительного назначения. С листовым прокатом дела обстоят не лучше. С одной стороны, его потребление рухнуло в феврале не так сильно, как арматуры — на 30-50% против 75%, по оценкам Platts. С другой, в меньшей степени уменьшилось и производство этой продукции.
Во второй половине февраля китайские компании почти монополизировали азиатский рынок листового проката, по крайней мере, его низший ценовой сегмент. Ни российской, ни индийской продукции в этот период в продажу во Вьетнам не поступало. Правда, если в середине месяца не редкость были предложения китайских рулонов по $440 за т FOB, то в конце месяца минимальный уровень возрос до $450 за т. Но избыточные запасы продолжают давить на рынок. В марте и, очевидно, апреле эти излишки китайским рынком востребованы не будут.
Вообще, впереди возможны два сценария. Во-первых, китайские меткомбинаты в марте могут пойти на радикальное снижение производства, чтобы сбалансировать национальный рынок. Тогда с гарантией ухнет вниз железная руда, которая потянет за собой стальную продукцию. Во-вторых, может продолжиться экспортная экспансия китайцев. Тогда в Азии подешевеет листовой и сортовой прокат. Так или иначе, роста в обозримом будущем не просматривается.
Избыток предложения характерен и для нынешнего российского рынка. Дистрибьюторы и производители сварных труб закупили большие объемы листовой продукции в конце прошлого года по сравнительно низким ценам. Сейчас меткомбинаты пытаются взвинтить отпускные цены, но получается у них плохо. Скорее всего, в конечном итоге им придется пойти на уступки. В то же время, перепроизводство арматуры должно в марте сократиться, так что рынок станет более сбалансированным. Но вот к повышению котировок на эту продукцию не готовы ни металлотрейдерские компании, ни конечные потребители.
Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

К середине февраля шумиха вокруг китайского коронавируса в мировых СМИ несколько поутихла, но сам этот фактор усиливает свое воздействие на национальную и мировую экономику. К этой проблеме начинают относиться к как чему-то преходящему, непродолжительному, хотя о переломе в борьбе с эпидемией говорить еще преждевременно. А между тем, запас прочности у действующей экономической системы не бесконечный.
В принципе, с 10 февраля китайские предприятия начали возвращаться к работе. Этот процесс поддерживается правительством, особенно, в отношении стратегических отраслей и структур, ответственных за жизнеобеспечение населения. Однако происходит он не так быстро, как хотелось бы. Прежде всего, его тормозит то, что сотни миллионов (без преувеличения) китайских рабочих — горожане в первом или во втором поколении. На празднование Нового года они уехали в родные деревни и только теперь начали возвращаться на рабочие места, где их поначалу ждет двухнедельный карантин. Еще одна проблема — нехватка защитных масок, которыми необходимо обеспечить всех поголовно.
Из-за этого многие предприятия по-прежнему простаивают либо функционируют с неполной загрузкой. В частности, в городе Ганьчжоу в провинции Цзянсу, где сосредоточено более 70% мировых (!) мощностей по выпуску определенных редкоземельных элементов, по состоянию на 12 февраля работали только порядка 20% предприятий. Остальные надеялись запуститься в конце февраля или начале марта. Из-за нехватки людей резко упали перевалочные мощности многих китайских портов, временно закрылись несколько терминалов по приемке сжиженного природного газа.
В китайской металлургической отрасли, по данным на 12 февраля, средний уровень загрузки доменных печей превышал 77%, снизившись всего на 3 п.п. по сравнению с серединой января. Мини-заводы уменьшили объемы производства, но их доля сравнительно невелика. Между тем, национальный рынок стали фактически парализован из-за массовой остановки строек и действия жестких ограничений на доставку автотранспортом. По данным консалтинговой компании Mysteel, отслеживающей 237 металлоторговых компаний во всей стране, объемы спотовых продаж стальной продукции упали в 20-30 раз по сравнению с обычным уровнем «низкого» сезона.
В результате прокат, который продолжает выпускаться, стремительно накапливается на складах. Китайские компании начали активно предлагать стальную продукцию на экспорт. Причем ее стоимость на $40-60 за т ниже, чем перед Новым годом по китайскому календарю. Вследствие этого обвалились цены на прокат и металлолом по всей Восточной Азии. Впрочем, потенциальные покупатели не торопятся заключать сделки с китайскими поставщиками, опасаясь, что судам, приходящим из портов КНР, придется выстаиваться, как минимум, две недели на карантине.
Пока что для российских металлургических компаний рыночная обстановка более-менее благоприятная. Турецкие мини-заводы возобновили закупки металлолома. Вследствие этого подскочили цены на данное сырье, а за ним прибавили заготовка и сортовой прокат. Есть теперь реальный шанс избежать уменьшения экспортных котировок на отечественный листовой прокат.
На российском рынке дешевеет арматура, которой сейчас просто производится больше необходимого. Однако листовая продукция, а вместе с ней сварные трубы уверенно идут вверх. Дистрибьюторам и конечным потребителям приходится принимать условия, выставляемые металлургическими комбинатами, по причине отсутствия разумных альтернатив. Хотя спрос на прокат остается сравнительно слабым.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Китайские предприятия, для которых каникулы были продлены на неделю, с 10 февраля, по идее, должны вернуться к работе. Однако очевидно, что полноценного возвращения не получится. Правительство КНР воспринимает угрозу коронавируса как смертельно серьезную. По сравнению с ней экономика уходит далеко на задний план. Фактически треть страны находится на карантине. Это означает, что рабочие, уезжавшие на праздники в родные деревни, не могут пока вернуться на свои заводы.
Именно по этой причине многие предприятия не смогут запуститься или будут функционировать с неполной загрузкой мощностей. Не возобновятся работы и на стройках. В некоторых районах их старт отложен еще на две недели, пока прибывшие работники не отбудут карантин. На юго-востоке страны пауза, по оценкам китайских специалистов, может продлиться до начала или даже до конца марта.
Китайскую металлургическую промышленность эти проблемы пока затронули в наименьшей степени. По состоянию на 9 февраля, не сообщалось об остановке доменных печей из-за нехватки рабочих рук или коронавируса. Однако в стране падает видимое потребление стальной продукции. По подсчетам S&P Global Platts, потери за февраль могут составить 31-43 млн. т по сравнению с обычной ситуацией. Точно так же обваливается видимый спрос на медь, нефтепродукты, природный газ, 60% которого используется в Китае в промышленности. Все они, особенно, сжиженный газ (LNG) резко подешевели. Неизбежным выглядит и падение котировок на железную руду.
Более серьезную угрозу для мировой экономики представляют простои китайских предприятий, выпускающих комплектующие, а также перебои в работе портов. В Австралии суда, прибывшие из Китая, уже отстаиваются на рейде по две недели на карантине. Нарастает хаос в контейнерных перевозках. Грузы, предназначенные для Китая, выгружаются в Корее с расчетом на то, что через какое-то время контейнеры можно будет переправить по назначению. Компания Hyundai уже столкнулась с проблемами из-за недопоставок комплектующих их Китая, а поставки айфонов могут сорваться из-за нехватки людей на сборочных заводах.
Для стальной продукции первая неделя февраля выдалась еще сравнительно нормальной. Цены, безусловно, падали в Азии, где заготовка и горячекатаный прокат понизились на $15-25 за т. Правда, в самом Китае котировки на биржах повалились только 3 февраля, в первый день торгов, после чего произошла стабилизация.
В других регионах слабым местом оказалась, прежде всего, Турция, где на $10-20 за т подешевел металлолом, спровоцировав аналогичный спад на рынках заготовки, сортового и листового проката. Уменьшение стоимости турецких горячекатаных рулонов на экспорте остановило рост цен на данную продукцию на юге Европы.
В то же время, распространение по миру китайских проблем безусловно скажется и на стальной продукции. Важно даже не сужение спроса вследствие перебоев с поставками товаров из Китая и в Китай, а восприятие обстановки. В глобальной экономике и так не благополучно, а коронавирус, если эпидемия не пойдет на спад в ближайшие две-три недели, вполне в состоянии сыграть роль «черного лебедя» — непредвиденного, но крайне негативного фактора, способного спровоцировать глубокий и продолжительный кризис.
На российском рынке влияние китайских событий пока выглядит пренебрежительно малым. К счастью, пока нет необходимости проведения у нас серьезных карантинных мероприятий. Отечественная промышленность и даже потребительский рынок сравнительно мало зависят от поставок из Китая. Да, падение цен на нефть и рекордный в истории обвал сжиженного природного газа – это неприятно. Но в условиях «бюджетного правила», профицитного бюджета, минимального внешнего долга и наличия обширных финансовых резервов – не опасно.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В России приступило к работе новое правительство, в Давосе состоялся Всемирный экономический форум, а в Китае празднуют Новый год по местному календарю, который, правда, оказался испорченным вспышкой зловредного коронавируса, ставшего достаточно серьезным экономическим фактором, — такими событиями запомнилась прошедшая неделя.
Для российского и мирового рынка стали она выдалась относительно спокойной, но проявившиеся в последнее время тенденции выглядят не слишком благоприятными для отечественных металлургов и потребителей их продукции. Экспортные котировки на нее прекратили подъем, а на некоторых рынках начали снижаться. Наметился спад в Турции, а в Восточной Азии рост держится, по сути, на Индии, где местные производители резко уменьшили экспорт благодаря активизации внутреннего рынка.
В России повышение котировок, на котором настаивают сталелитейные предприятия, наталкивается на низкий спрос. Причем, если в секторе листового проката производители могут справедливо указывать на ограниченный объем предложения, то объективных причин для удорожания сортового проката нет, кроме, разве что, увеличения стоимости металлолома.
В целом Китай завершил очередной год по местному календарю на оптимистичной ноте. Правительству удается поддерживать достаточно высокие темпы экономического роста за счет инвестиций в строительство и инфраструктуру. Машиностроение занято выполнением заказов по модернизации промышленности и энергетики, где полным ходом идет замена мощностей, созданных на заре индустриализации в начале XXI века, на суперсовременные предприятия, отвечающие самым передовым техническим стандартам.
Правда, власти при этом стараются притормозить слишком уж разогнавшихся промышленников. В 2019 г. в Китае было выплавлено лишь немногим менее миллиарда тонн стали. В прошлом году весь этот объем удалось куда-то растыкать, но повторять такие подвиги год за годом не под силу ни одному Гераклу, даже китайскому. Местные специалисты дружно предсказывают, что в текущем году потребление стали в стране прибавит не более 1,5-2% по сравнению с 2019 г. Отметим, что такие же прогнозы выдавались год назад, но тогда замедлить экспансию не удалось. Сейчас мы, наверное, увидим вторую попытку.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

С самого начала было видно, что 2020 г. стартует, как говорится, с места в карьер, без «раскачки». Но такой концентрации важных событий, как в прошедшую неделю, давно не было. Одно только послание президента Федеральному собранию заслуживало серьезного внимания. А ведь за ним последовали отставка правительства и назначение нового премьер-министра, кандидатура которого стала неожиданностью для подавляющего большинства наблюдателей! За рубежом важную роль сыграло, прежде всего, подписание первой фазы торгового соглашения между США и Китаем.
На прошлой неделе США и Китай поставили если не точку, то, по крайней мере, запятую в своей длительной торговой войне. Правда, так называемое соглашение о первой фазе производит достаточно странное впечатление. По-видимому, Китай купил себе еще немного времени, чтобы успеть перестроить свою экспортно ориентированную экономику в большей степени на внутренний рынок, а также продвинуть как можно больше своих товаров в развивающиеся страны Африки и Азии, чтобы хотя бы частично заместить ими США. Что же касается американского президента Дональда Трампа, то он смог записать себе в актив очередную «перемогу» и больше не трогать эту тему до выборов в ноябре.
Наибольшее внимание в этом соглашении, конечно, привлекло обещание Китая увеличить импорт американских товаров и услуг, в частности, энергоносителей и сельхозпродукции на $200 млрд. за два года. В этом списке значатся, в частности, даже стальная продукция и редкоземельные элементы — очевидно, американский концентрат, который для обогащения отправляют в Китай. Однако, Китай, во-первых, в прошлом году уже давал похожие обещания и легко отказывался от них в ходе очередного раунда торгового конфликта. А, во-вторых, в соглашении есть оговорка о том, что закупки американских товаров будут осуществляться на общих основаниях в зависимости от коммерческих соображений и рыночных условий.
Между тем, в Китае все еще действуют импортные пошлины на очень широкий ряд американских товаров, включая сжиженный природный газ, нефтепродукты, уголь, концентрат редкоземельных элементов и многое другое. Их ставка составляет порядка 25-30%, и их пока не отменили. Вот когда (и если) тарифы обнулят, можно будет говорить о возможности реального расширения американского экспорта в КНР. Поэтому не исключено, что договаривающиеся стороны до ноября будут просто держать «покерфейс» и вести вялые переговоры о второй фазе, которые ни к чему не приведут, так как потребуют слишком больших уступок от Китая или отказа от претензий к КНР со стороны США.
Впрочем, для вида пока все хорошо. И на мировом рынке листового проката тоже все хорошо. Цены на него стабильно поднимаются. Индийские компании стремятся довести экспортные котировки на горячекатаные рулоны до $500 за т FOB. В Турции это уже пройденный этап, и там продвигают $510-520 за т, а в Европе ArcelorMittal намеревается вывести рынок на отметку 500 евро за т EXW. Так что, и у российских металлургов в данный момент есть все основания рассчитывать на подорожание своего горячекатаного проката до $500 за т FOB по мартовским контрактам. Очевидно, будут расти котировки на листовую продукцию и в России.
С сортовым прокатом не все так благостно. Арматура не идет вверх ни в Турции, ни, по большому счету, в Европе. В Азии уже 25 января будут праздновать Новый год по китайскому календарю, так что рынок находится где-то между стагнацией и спадом. Стоимость металлолома в Турции упала от около $300 до менее $290 за т CFR, так что на очереди — удешевление заготовки. Поэтому российским компаниям, скорее всего, придется отказаться от дальнейшего увеличения стоимости арматуры в России, а может, и откорректировать цены в сторону понижения.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Как сообщает китайское издание «Shanghai Metals Market» (SMM), в декабре 2019 г. производство нержавеющей стали в стране составило 2,403 млн. т, что на 1,7% меньше, чем в ноябре, но на 9,1% превышает показатель аналогичного месяца предыдущего года.В целом в 2019 г, согласно данным SMM, в Китае было выплавлено около 28,2 млн. т нержавеющей стали. Это на 8,9% больше, чем годом ранее.
В начале января в стране был анонсирован еще один проект в сфере производства нержавеющей продукции. Компания Linyi Iron and Steel Investment Group из провинции Шаньдун в феврале планирует начать строительство нового завода мощностью 700 тыс. т нержавеющих слябов в год.
На предприятии планируется установить 90-тонную ЭДП, 30-тонную печь вакуумной переплавки для получения сплавов на основе никеля и хрома, а также три печи для рафинирования металла, включаю одну установку «печь-ковш», слябовую МНЛЗ и прочее оборудование. Ввод в строй завода намечен на первый квартал 2022 г.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Дорогие друзья, с Новым годом!

Уходящий год стал для нас временем продуктивных и взаимовыгодных отношений с Вами, обмена опытом и просто приятного общения! Мы благодарны Вам за это, и все лучшее и радостное, что оставил нам истекший год – возьмем с собой в наступающий. Пусть 2020 год станет для всех Вас основой для добрых перемен, новых знаменательных событий, финансовой стабильности!
Искренне желаем Вам крепкого здоровья, неистощимого оптимизма, бодрости, благополучия и любви! Достатка, благополучия, взаимовыгодных деловых отношений, надежных партнеров и успехов в любых начинаниях.

Как год начинаешь, так его и проведешь — эта поговорка внезапно оказалась актуальной для рынка стали. Интересно, но цены на основные виды стальной продукции на рынках Восточной Азии, Ближнего Востока, отчасти России и Китая в самом конце 2019 г. оказались примерно такими же, как и в самом его начале. При этом причины совпадений и отклонений выглядят весьма показательными.
Начнем с нашего отечественного рынка. На споте горяче- и холоднокатаный прокат котируется сейчас с незначительным минусом по сравнению с началом января 2019 г. Для арматуры и оцинкованной стали это отставание увеличивается до около 10%. Но это, если считать в рублях. А ведь отечественная валюта за год прибавила по отношению к доллару порядка тех самых 10%.
Для участников российского рынка серьезными проблемами, появившимися, конечно, не вчера, но обострившимися уже до предела, стали резкое падение прибыльности бизнеса и разрушительная ценовая конкуренция. Сплошь и рядом на тендерах побеждает бессмысленный и беспощадный демпинг. Компании сбивают цены ниже уровня себестоимости, а потом срывают обязательства или недопустимо экономят на качестве. Причем если закон о госзакупках теоретически можно изменить с помощью поправок и распространения лучших практик, то что делать с бизнесом, который подрывает как позиции конкурентов, так и свои собственные? Пожалуй, с этим можно справиться только кардинальным улучшением рыночной обстановки. Нужен прилив, который приподнимает все лодки!
Основным источником проблем в 2020 г. будут Штаты. Так было и так будет, для этого не надо быть провидцем. Наступающий год в США — выборный, а значит, возможны любые сюрпризы, в основном, гадостные. Можно предположить, что нынешняя администрация не станет слишком уж «раскачивать лодку» и устраивать новые торговые войны. Значит, и у мировой экономики в целом есть шансы относительно благополучно прожить ближайшие месяцы. Но перипетии американской внутриполитической борьбы могут привести к самым причудливым и опасным вывертам.
Второй по значению фактор неопределенности на мировом рынке стали — Китай. Это единственный из регионов, где стоимость стальной продукции в конце года оказалась ненамного, но выше, чем в начале. Тут основной вопрос заключается в следующем: станет ли правительство КНР притормаживать рост экономики и металлопотребления или продолжит раскручивать их и дальше, чтобы компенсировать за счет внутреннего рынка выпадающие экспортные доходы? В конце 2019 г. ряд китайских и западных экспертов, включая Worldsteel, прогнозировали замедление. Верится пока что с трудом. Уж очень много проблем вылезет наружу в Китае, если вдруг упадут темпы роста.
Турецкая экономика будет постепенно выбираться из кризиса, но местные компании сохранят свои экспортные объемы. Европа будет колебаться между стагнацией и депрессией и все глубже уходить в зеленое безумие. При этом борьба с выбросами углекислого газа, очевидно, станет поводом для усиления протекционизма. В 2019 г. цены там упали где-то на 10%. Пока, в начале 20-го, ожидается рост, хотя и дохловатый.
Очень неоднозначной выглядит ситуация с Индией. Спад летом 2019 г. разразился внезапно, но у него глубокие корни. Правительство обещает поддержать экономику посредством инвестиций в инфраструктуру, но сможет ли оно справиться с кредитным кризисом и заставить банки возобновить финансирование реального сектора и потребительского рынка — большой вопрос. Не исключено, что индийские металлурги в 2020 г. будут снова проводить агрессивную экспансию на внешних рынках.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Цены на мировом рынке стали растут, будут продолжать рост до конца года и, по-видимому, прибавят в январе. По крайней мере, именно так выглядят нынешние тенденции и процессы.
Повышение происходит сейчас сразу в нескольких регионах. Для российских металлургов важнейшую роль играет, бесспорно, Турция — крупнейший покупатель отечественной стальной продукции. Там отправной точкой является резкое подорожание металлолома, прибавившего за последние два с половиной месяца более 30%.
Лома сейчас не хватает из-за сократившихся объемов заготовки, лом в дефиците, лом дорос почти до $300 за т CFR, поэтому турецкие металлургические компании стремятся поднимать в ответ цены на прокат, стимулируя их повышение по всему региону. Заготовка российского производства преодолела отметку $400 за т FOB, достигнув максимального уровня с середины августа, а в отношении горячекатаных рулонов турецкие производители ориентируются на $500 за т FOB. И если бы не депрессия в промышленности и строительной отрасли Европейского Союза, препятствующая подъему котировок на стальную продукцию, этого уровня вполне можно было бы добиться. Впрочем, возможно, выход на этот рубеж просто состоится немного позже.
Во многом под влиянием этого всемирного повышения растут цены на стальную продукцию и в России. Металлургические компании уже анонсировали на январь увеличение стоимости горячекатаного проката, скорее всего, то же самое ждет и арматуру. Осталось только решить вопрос с соответствующим подорожанием на спотовом рынке, однако впереди Новый год, а значит, клиентам вполне можно «положить под елочку» и новые цены. Два года назад такой трюк получился, так почему бы и не повторить?!
В последнее время китайская экономика демонстрирует высокие результаты. По подсчетам центрального планового института китайской металлургической промышленности, в 2019 г. видимое потребление стальной продукции в строительной отрасли должно увеличиться на 11,2% по сравнению с показателем годичной давности и достигнуть 478 млн. т. Как говорится, инфраструктурное и жилищное строительство рулят и мчатся вперед! Общегосударственный показатель оценивается в 866 млн. т, на 7,3% больше, чем в 2018 г.
Правда, тот же самый институт прогнозирует на будущий год снижение спроса на прокат в строительном секторе и всей китайской экономике в целом на 0,6% по сравнению с 2019 г. Соответственно, на 0,7% должно сократиться и производство стали, которое так и не дойдет до миллиарда тонн в год. Честно говоря, отношение к такому прогнозу двойственное. С одной стороны, раскручивать рынок с помощью мер государственного стимулирования и сооружения кредитных пирамид страшновато. Ведь каждый следующий уровень должен оказаться больше предыдущего, а так можно и уткнуться в естественные пределы роста.
Однако, с другой стороны, замедление темпов роста с +11,2 до -0,6% за один год — это сильнейший шок для строительной отрасли и экономики в целом. Особенно, учитывая, что как раз в 2020 г. ожидается довольно существенный прирост мощностей по выплавке чугуна и стали за счет замены старых металлургических предприятий и производственных линий новыми. Китай уже пытался устроить «мягкую посадку» для своей экономики в 2014-2015 гг. Результаты оказались обескураживающими.
Впрочем, год назад многие уважаемые специалисты, включая Worldsteel, предсказывали для Китая скромный рост металлопотребления в 2019 г. на 1,5-2,5%, а вот оно как в итоге получилось! Можно предположить, что если США временно оставят Китай в покое, а международная торговля в 2020 г. хотя бы перестанет падать, у правительства КНР не будет такой острой необходимости подстегивать экономический рост. Тогда строительный сектор и в самом деле можно будет притормозить. Но в этом случае на первый план вылезут проблемы в машино-, автомобиле-, судостроении, других отраслях. По итогам 2019 г. в Китае ожидается первое за тридцать лет снижение объемов потребления алюминия, а это весьма тревожный признак.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На мировом рынке стали наконец-то рост. За последние две недели стоимость листового проката в различных регионах поднялась на $20-30 за т и продолжает прибавлять. Очередное подорожание металлолома в Турции открыло возможности для нового повышения цен на заготовку и сортовой прокат.
Благоприятная конъюнктура на внешних рынках оказывает воздействие и на российский. Отечественные металлургические компании готовы снижать цены по ноябрьским и даже декабрьским контрактам, но после Нового года они намечают отскок, предлагая потребителям закупаться сейчас, пока есть возможность.
Индийский рынок прибавил в последние несколько недель, в основном, на обещаниях новых государственных инвестиций в инфраструктурные проекты, тогда как частный сектор продолжает испытывать проблемы из-за сократившихся объемов кредитования. В Евросоюзе основную роль играют такие факторы как пополнение запасов и временное закрытие части мощностей. Над турецкими металлургами возникла угроза запуска антидемпингового расследования по горячекатаному прокату в ЕС.
В российской экономике проблемы те же: низкие темпы экономического роста и слабый спрос на спотовом рынке, а также со стороны секторов строительства и ЖКХ. Зато, можно сказать, обстановка несколько прояснилась. Неутешительные итоги первого года реализации национальных проектов потребовали проведения анализа причин неудач и помогли, по крайней мере, поставить диагноз. Так, очень познавательным в этом плане стал форум «Инфраструктурные инициативы бизнеса», проведенный 29 ноября под эгидой РСПП.
Как известно, расширение транспортной инфраструктуры – крупнейший из национальных проектов по масштабам и затратам. Только в 2019 г. на эти цели было направлено 2,4 трлн. руб. По словам первого заместителя министра транспорта РФ Иннокентия Алафинова, комплексный план, который надо выполнить до 2024 г., — это самый минимум, чтобы иметь в стране развитую инфраструктуру, обеспечивающую удешевление доставки грузов и ускорение транспортировки людей. И, конечно, это несколько миллионов тонн дополнительного спроса на стальную продукцию.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В прошедшую неделю на первый план снова вышел вопрос об ускорении экономического роста в России. Он обсуждался в Государственной Думе, где приняли во втором чтении бюджет на 2020-2022 гг., об этом говорил президент на инвестиционном форуме «Россия зовет». Все это происходило на фоне противоречивых процессов в отечественной экономике и неопределенного уровня цен на стальную продукцию. На мировом рынке стали при этом происходило повышение, которое может в конечном итоге оказаться лишь непродолжительным отскоком.
Итак, какой «пинок» и в каком направлении нужно приложить к экономике нашей страны, чтобы она наконец пошла на подъем и потянула за собой вверх потребление стальной продукции?! По первому впечатлению, в отечественных властных кругах сделали вывод о том, что идея с национальными проектами была правильной, надо только провести ее в жизнь с учетом реального опыта текущего года и, очевидно, проводящейся сейчас работой над ошибками. Что из этого получится, мы, скорее всего, увидим уже весной.
В 2020 г. основными исполнителями национальных проектов, очевидно, станут региональные власти. Заявлено о том, что регионы будут получать финансирование с начала года, без перенесения большей части бюджетных расходов на ноябрь и декабрь, что мы видим в текущем году. Также принятый трехлетний бюджет предусматривает расширение поддержки «отстающих» регионов и снятие с них долгового бремени ради стимулирования инвестиций.
Уже много раз говорилось о том, что российская экономика развивается очень неравномерно. Состоявшаяся недавно выставка «Металл-Экспо 2019» в очередной раз подтвердила этот тезис. В ходе общения с ее участниками и посетителями можно было услышать массу совершенно различных отзывов. Одни работали на стендах, буквально, не разгибаясь, проводя переговоры, а порой и заключая соглашения. Другие жаловались на низкий интерес к их компаниям и экспозициям и сетовали на то, что у их традиционных партнеров нет денег даже на командировку своих сотрудников в Москву.
Текущая обстановка в их рыночных нишах характеризовалась и как оживленная, и как депрессивная. Многие ругали государственную политику, но кто-то сообщал об успешном участии в поддерживаемых государством программах и реализации проектов с помощью Фонда развития промышленности. Впрочем, да. На недостаточную господдержку сетовали очень многие, но наиболее успешные компании прекрасно обходились и без нее. И деньги (вернее, их отсутствие), как ни странно, для них не такая уж большая проблема.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

В первую неделю ноября на мировом рынке стали обнаруживались в целом положительные тенденции. Цены на стальную продукцию поднимались, и это может оказать воздействие и на обстановку в России.
Рост затронул все основные регионы. В Турции продолжил дорожать металлолом, и это может подтолкнуть вверх заготовку и сортовой прокат. Европейские металлургические компании намерены повысить котировки на все виды стальной продукции на 20-40 евро за т, используя в качестве повода тот же металлолом, а также конфликт вокруг итальянского меткомбината Ilva, где одним из вариантов возможного развития событий является остановка предприятия. В США, где цены на горячекатаный прокат за последние две недели возросли на $30-35 за т, корпорация Nucor анонсировала новое повышение.
Немного улучшилась обстановка в Индии. Местные производители прекратили демпинговать и немного приподняли экспортные котировки. Под влиянием этого фактора слегка отскочили вверх цены во Вьетнаме и других странах Восточной Азии. Китай остается стабильным, а национальные металлургические компании сокращают экспорт в пользу более выгодных продаж на внутреннем рынке. Более того, китайцы стали импортировать горячекатаные рулоны из Кореи и России, чего не бывало с 2009 г.
Таким образом, и у российских компаний появилась возможность для повышения экспортных котировок на заготовку и листовой прокат, по меньшей мере, на $10-20 за т по сравнению с прошедшим месяцем. Этот фактор может оказать влияние на ценовые переговоры, которые будут происходить на Международной промышленной выставке «Металл-Экспо», что пройдет в Москве на этой неделе, с 12 по 15 ноября. Потребители требуют понижения заводских котировок и пересмотра условий по контрактам с августа по октябрь, но в нынешних обстоятельствах удешевление может оказаться меньшим, чем ожидалось.
В то же время, подорожание на мировом рынке не выглядит устойчивым и долговременным. Это отскок после длительного спада, начавшегося еще летом. В его основе лежат не столько процессы, сколько определенные события и ожидания.
Прежде всего, это возможное заключение торгового соглашения между США и Китаем. Заявлялось, в частности, что стороны могут отменить часть тарифов, введенных на продукцию друг друга, однако этот вопрос, похоже, еще не решен. Нет определенности в отношении сроков. Сперва СМИ называли середину ноября, потом декабрь, а затем американские представители сообщили, что до 15 декабря планируется только согласовать условия, а само подписание, возможно, состоится «до конца 2019 г.». Впрочем, факт наличия каких-то предварительных договоренностей, которые позволят сторонам согласовать некие второстепенные вопросы, сам по себе будет оказывать положительное воздействие на настроения участников рынка.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Прошедшая неделя выдалась для рынка стали разнообразной. На Ближнем Востоке продолжилось повышение цен на металлолом, поставляемый в Турцию, которое потянуло за собой вверх заготовку и сортовой прокат. Благодаря этому отечественные металлурги увидели возможности для увеличения стоимости арматуры в ноябре. Несколько улучшилась обстановка в Китае, прекратилось падение внутренних котировок в Индии. Однако листовой прокат продолжил снижаться как в России, так и на внешних рынках. А мрачных прогнозов нового глобального экономического кризиса не становится меньше.
Действительно, мировая экономика производит впечатление этакого «тришкина кафтана», который пока что удается более-менее успешно подштопывать. Видимое относительное благополучие пока сохраняется несмотря на повсеместное снижение темпов роста ВВП и падение в германской, японской, южнокорейской, американской промышленности. Корпорации «зомби» поддерживаются в сравнительно живом виде за счет постоянной кредитной подпитки. Да и предоставляющие им средства финучреждения тоже не в обиде.
США, Евросоюз, даже Китай вернулись к знакомой практике 2008-2009 гг. и приступили к заливанию финансового сектора деньгами, выкупая у банков американские гособлигации и прочий мусор. Причем проявляют в этом нехитром деле столько энтузиазма, что, по данным американского издания «Wall Street Journal», к концу 2020 г. Европейский центробанк выкупит евробонды. У американской ФРС резерв по времени еще меньше: в последние дни она крутит в сделках РЕПО уже по $120 млрд. в день.
Проблема в том, что все эти процессы практически никак не затрагивают реальную экономику. Там ускоряется падение спроса. Только за последнюю неделю о достаточно серьезном сокращении капиталовложений на ближайший год заявили индийская корпорация JSW, второй по величине производитель стали в стране, и крупнейшая канадская горнодобывающая компания Teck Resources. И это только те, кто оказались на виду. О сокращении выпуска стальной продукции в последние месяцы текущего года и выведении из эксплуатации части мощностей заявили итальянская Arvedi и шведская SSAB. В Малайзии Министерство промышленности и международной торговли рекомендует установить мораторий на новые металлургические проекты, если они не предусматривают выпуск импортозамещающей продукции.
В Китае, как всегда, все неоднозначно. Спрос на стальную продукцию там поддерживается крупными инфраструктурными проектами, которые финансируются государством. В ряде крупных городов продолжают действовать жесткие ограничения на производство ЖРС, чугуна и стали. Импорт металлолома блокируется, из-за чего многие мини-заводы вынуждены сбавлять обороты. Дело дошло до того, что Китай превратился в весьма крупного импортера заготовки (360 тыс. т в сентябре), а недавно впервые с 2009 г. начал импортировать горячекатаный прокат. Местная ценовая стабильность и продолжающееся падение котировок в Азии из-за жесткой конкуренции этому вполне способствуют.
В общем, цены на мировом рынке стали по-прежнему склонны к понижению, но благодаря каким-то полуслучайным шансам они могут достигать временной стабилизации или даже подскакивать вверх. Однако для устойчивого повышения нет никаких условий. Российский горячекатаный прокат может вскоре прекратить падение, но даже вернуться на уровень $400 за т FOB будет не самой простой задачей, пока с рынка не начали уходить в массовом количестве наиболее слабые игроки.
Негативные тенденции наблюдаются и на отечественном внутреннем рынке. Меткомбинаты пошли на серьезные уступки, существенно опустив отпускные цены на горячекатаные рулоны, но от них ждут новых шагов в том же направлении. По сравнению с «экспортным паритетом» нынешние котировки действительно производят впечатление завышенных. При этом еще в игру толком не вернулся «АрселорМиттал Темиртау», у которого фактически весь год пошел насмарку из-за аварий и ремонтов.
Одним словом, в нынешней ситуации определенными остаются только неопределенность, волатильность и неоднозначность. Мы по-прежнему стоим на развилке, с которой уходит множество путей, а все вокруг заволокло туманом. Но и в нем можно заметить и различить некие ориентиры.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

События в мировой политике и экономике продолжают закручиваться во все более тугой узел. Одним из отражений этих процессов является мировой рынок стали, где продолжают развиваться негативные тенденции. Такая же неблагоприятная обстановка наблюдается и в России, где уже несколько месяцев подряд дешевеет арматура, а сектор листового проката балансирует на грани обвала. Конечно, это не отменяет отдельных улучшений, но они происходят на локальном уровне и, как правило, определяются краткосрочными, а то и вовсе случайными факторами.
К таковым, например, можно отнести повышение цен на металлолом в Турции на $10-15 за т за последние две недели. Под влиянием этого скачка пошли вверх котировки на турецкую арматуру, а также на заготовку производства СНГ. Вот только в основе этого подорожания лежат несколько (менее десятка) сделок, заключенных турецкими мини-заводами, которые по каким-либо причинам не успели обеспечить себя ломом на ноябрь до начала октября, а теперь вынуждены срочно пополнять запасы и переплачивать.
Основное направление движения цен на мировом рынке по-прежнему направлено вниз. Относительно мирно прошедшие переговоры между США и Китаем, состоявшиеся 10-11 октября, никого не обманули и ни в чем не убедили. Ну, отложили американцы введение новых пошлин на китайские товары, и что? Пройдет немного времени, и конфронтация возобновится. Тем более, что США начали новый раунд торгового конфликта, теперь уже с Евросоюзом, которому еще надо как-то решить вопрос с «брекситом». Да, условия в целом согласованы, но протащить их через британский парламент будет не так просто.
В середине октября достаточно серьезные проблемы проявились в США и Китае. В Америке цены на горячекатаные рулоны всего за две недели рухнули на $40-50 за т и впервые с лета 2016 г. опустились ниже отметки $500 за короткую т ($551 за метрическую т) EXW за базу. Основной причиной этого внезапного обвала местные специалисты называют стартовавший в обход закона и по совершенно надуманной причине процесс импичмента президента Дональда Трампа. Это воспринимается как сильнейший фактор неопределенности для экономики страны.
В Китае на первый план вышли экономические вопросы. В третьем квартале темпы экономического роста опустились до самой низкой отметки с тех пор, как этот показатель начали измерять и публиковать в марте 1992 г. И хотя для подавляющего большинства других стран китайские 6,0% были бы пределом мечтаний, проблема не в цифрах, а в их динамике. Китайская экономическая модель базируется на поддержании высоких темпов роста. А они, в свою очередь, обеспечиваются за счет сильнейшей кредитной накачки. Только за сентябрь китайские банки выдали населению, местным властям и корпорациям 1,69 трлн. юаней (почти $240 млрд.) новых займов. А общий объем задолженности превысил показатель аналогичного месяца прошлого года на 12,5%.
Впрочем, нечего пенять на Америку, у нас самих дела идут тоже не слишком хорошо. Российская экономика так же задыхается от безденежья, хотя, в отличие от США, значительная часть средств у нас все-таки тратится по делу — на освоение Арктики, атомную энергетику, авиа- и судостроение, магистральные газопроводы, расширение производства сжиженного газа, железные дороги… Но прочий бизнес, не связанный с приоритетными отраслями и находящийся ниже определенной размерной планки (к слову сказать, очень высокой), испытывает большие проблемы.
Как говорится, спотовый рынок стальной продукции не дает соврать. В последние месяцы видимый спрос на нем сужается, а платежеспособность многих покупателей ухудшается. Национальных проектов просто не видно. Такое впечатление, что даже те деньги, которые были на них израсходованы, не только не дошли до реальных исполнителей, но и не трансформировались в элитное потребление, какие-либо «сторонние» проекты или что-то иное. Они просто оказались выключенными из экономики.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Безусловно, давление на рынок продолжает оказывать такой мощный фактор как неудовлетворительная экономическая обстановка в мире. Начало октября выдалось богатым на тревожные заявления. Сначала Мировой банк понизил прогноз по темпам роста международной торговли в 2019 г. от 2,6 до 1,5%. А затем новая глава МВФ Кристалина Георгиева предсказала на текущий год спад глобального ВВП на 0,8% и ухудшение макроэкономических показателей большинства стран мира до самого низкого уровня за последнее десятилетие.
Особенно беспокоит МВФ растущая долговая пирамида, размер которой в глобальном масштабе достиг $250 трлн. Из них порядка $19 трлн. приходится на проблемный и потенциально проблемный корпоративный долг, который в случае экономического спада может сыграть роль детонатора и погрузить весь мир в затяжной структурный кризис.
В принципе, такие опасения выглядят вполне обоснованными. Мировая экономика задыхается в тисках сужающегося платежеспособного спроса, в то время как триллионы вбрасываемых в нее эмиссионных денег практически целиком уходят на надувание пузырей на финансовых рынках. Большой бизнес в своих действиях все больше напоминает колонию бактерий, которая не успокоится, пока не выжрет целиком все доступные ресурсы, а потом тупо сдохнет от голода. Конечно, в мире есть такие страны как Китай или Россия, где государство способно укоротить бизнес в его неуемных аппетитах или, по крайней мере, контролирует значимую часть экономики. Но от этого сильно спокойнее не становится.
Впрочем, кризис — опасность постоянная, но достаточно отдаленная. По крайней мере, пока все камешки находятся на местах и ни один из них не сорвался, чтобы вызвать лавину. Ближайшие же перспективы во многом будут определяться итогом торговых переговоров между США и Китаем, состоявшихся 10-11 октября. Принципиальных договоренностей стороны на них не достигли — да и не могли, учитывая глубину разделяющих их противоречий, но общую напряженность все-таки немного понизили. Это даст передышку еще на какое-то время.
Китайский рынок стали между тем находится в состоянии полного раздрая. С одной стороны, правительство там что-то делает для поддержки экономики. Потребление стальной продукции, по оценкам национальной металлургической ассоциации CISA, выросло в этом году в такой степени, что дало возможность утилизировать 55,5 млн. т дополнительного (по сравнению с тем же периодом прошлого года) металла за восемь месяцев. Однако, с другой стороны, у Китая есть немало проблем, включая торговую войну со США, рост тормозится. Поэтому значительно ухудшились ожидания участников рынка.
Сбавляют экспортные котировки и российские компании. А еще быстрее им приходится сбрасывать цены на внутреннем рынке. Ранее слабый российский спрос можно было компенсировать внешними заказами, но теперь все изменилось. Для некоторых компаний нынешние цены на заготовку за рубежом стали убыточными. Возможно, на очереди — горячекатаный прокат, если считать стоимость железной руды с использованием международных спотовых индексов.
Вероятно, для российской экономики новый глобальный кризис будет не настолько тяжелым, как в 2008 г., из-за наличия значительных резервов и меньшей зависимости от экспорта энергоресурсов и критического импорта. Но это не снимает вопрос о крайне низких темпах роста. Переходный период в строительном секторе только начался и проходит очень тяжело, средний бизнес испытывает хронический дефицит средств из-за усиления фискального давления и падения рентабельности, а тут еще и государство не хочет помогать экономике.
Данные об исполнении государственного бюджета за девять месяцев — это вообще диагноз! По данным Министерства финансов, в январе-октябре было получено 74,5% от запланированных на год доходов или 15,03 трлн. руб., но расходы были профинансированы только на 65,9% от годового плана и составили 12,05 трлн. руб. Беспрецедентный профицит лишь немного не достал до 3 трлн. руб. и составил 3,8% от ВВП. За девять месяцев только для социальных статей траты государства приблизились к положенным 75% от годовых. В то же время, расходы на оборону и безопасность были профинансированы менее чем на 63%, на общегосударственные вопросы — на 53,5%, на ЖКХ — на 54,6%, а на экономику — всего на 49,5%.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Как сообщил на конференции IREPAS (International Rebar Exporters and Producers Association) в Дюссельдорфе коммерческий директор испанской компании Celsa Group Ким Марти, в первой половине 2019 г. видимое потребление сортового проката в мире прибавило 10% по сравнению с тем же периодом годичной давности. Но спад во втором полугодии приведет к тому, что рост по итогам всего текущего года составит только 2,4%, до 851 млн. т.
По расчетам Кима Марти, в январе-июне 2019 г. потребление арматуры было близким к отметке 200 млн. т, что стало наивысшим показателем за последние десять лет. При этом 69% спроса пришлось на Китай и другие страны Азии.
В 2019 г. в целом потребление арматуры, между тем, оценивается в 390 млн. т, примерно на 2% больше, чем в 2018 г. Подъем в китайской строительной отрасли будет в значительной мере компенсирован спадом в Северной Америке, Западной Европе и Турции.
Ослабление индийского рынка арматуры в третьем квартале текущего года, по мнению Кима Марти, будет иметь временный характер. В дальнейшем рост возобновится. В ближайшие годы спрос на арматуру ускорится также в странах Ближнего Востока и Северной Африки до 6% в год, тогда как в Азии произойдет снижение этого показателя до 4%. Китайский рынок будет расширяться вследствие государственной поддержки строительного сектора, но медленнее, чем сейчас.
Быстрее всего в текущем году, по оценкам Кима Марти, увеличивался спрос на качественный сортовой прокат. А вот потребление катанки стагнирует, в основном, вследствие депрессии в автомобилестроении, особенно, европейском.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

По данным Национального бюро статистики КНР (NBS), в августе в стране было произведено 528 тыс. т рафинированного цинка, что стало рекордным показателем с декабря 2017 г.
Всего за восемь месяцев объем производства цинка в Китае достиг 4,03 млн. т, что на 8,2% больше, чем годом ранее. Спрос на этот металл увеличился, прежде всего, в строительном секторе, включая цинкование металлоконструкций.
В то же время, китайские компании сократили выпуск цинкового концентрата. В августе, как сообщает издание «Shanghai Metals Market» (SMM), объем производства составил 359 тыс. т в переводе на чистый металл, что на 7,3% меньше, чем в том же месяце 2018 г.
Снижение добычи цинковой руды и производства концентрата объясняется проведением ремонтов на ряде предприятий, ужесточением экологических стандартов, ухудшением качества сырья на некоторых месторождениях. Поэтому китайским заводам приходится наращивать импорт концентрата.
Согласно оценкам Fitch Solutions, в ближайшие годы мировой рынок рафинированного цинка будет находиться в состоянии избытка предложения, в частности, из-за снижения спроса на этот металл в Китае. По прогнозу компании, в 2019 г. средняя стоимость цинка составит порядка $2500 за т, а к 2023 г. уменьшится до $2350 за т.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Цены на стальную продукцию на мировом и российском рынке продолжают снижаться. В первую неделю сентября дистрибьюторы в очередной раз уменьшили котировки на арматуру в прайс-листах. Сбавили цены и металлургические компании. Причем весьма вероятно, что до конца текущего месяца будут новые коррекции. Началось понижение и в секторе листового проката, где производители ранее стремились пролонгировать августовские контракты на следующий месяц.
Одна из причин этого спада на российском рынке проката заключается в ухудшении экспортной конъюнктуры. Заготовка обвалилась до минимальной отметки с весны 2017 г., а горячекатаные рулоны отечественного производства впервые с января подешевели до немногим более $450 за т FOB. И «дно», судя по всему, еще не достигнуто. Видимый спрос на стальную продукцию везде сократился. В смутные времена, когда депрессия в мировой экономике грозит перерасти в широкомасштабный кризис, никто не хочет ни покупать, ни инвестировать.
Отдельной проблемой стала конкуренция со стороны индийских компаний, которые ведут себя точь в точь как китайские производители в 2015 г. Испытывая проблемы со сбытом внутри страны, они отчаянно демпингуют на внешних рынках, сбивая цены. В Азии индийская заготовка предлагается фактически вровень с иранской, а горячекатаный прокат на Дальнем Востоке упал до $450 за т CFR, устанавливая новый ориентир для покупателей.
Индия, равно как и Китай, слишком активно стимулировала экономический рост за счет банковских кредитов. За последние годы местные банки выдали сотни миллиардов долларов займов на финансирование строительных и инфраструктурных проектов, создание новых промышленных мощностей, внедрение цифровых технологий и расширение сети телекоммуникаций. Однако когда пришло время расплачиваться, оказалось, что слишком много таких кредитов перешло в разряд проблемных. Банки отказываются предоставлять новые, что и привело к торможению темпов экономического роста, падению объемов строительных работ, сокращению выпуска автомобилей и других транспортных средств. Соответственно, значительно уменьшился и спрос на стальную продукцию, который еще недавно рос рекордно высокими темпами.
Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Спрос на никель в ближайшие годы будет расти высокими темпами вследствие быстрого расширения выпуска аккумуляторов для электромобилей, считают эксперты ведущих международных консалтинговых компаний. Между тем, для ввода в строй новых месторождений этого металла потребуются более высокие цены, чем в настоящее время.
Сегодня порядка 70% мирового потребления никеля приходится на производство нержавеющей стали, и только 4% или около 50 тыс. т используется аккумуляторными фабриками.
Однако компания Roskill прогнозирует, что в 2022 г. спрос на никель для изготовления аккумуляторов для электромобилей возрастет до 258 тыс. т, а доля этого сектора на мировом рынке металла приблизится к 10%. Как отмечает управляющий директор компании Red Door Research Джим Леннон, в отрасли наблюдается тенденция увеличения доли никеля в катодах. По его оценкам, она будет достигать 80%.
В 2030 г. аккумуляторы, по оценкам Roskill, будут потреблять уже 20% никеля в мире или без малого 740 тыс. т, а в 2040 г. глобальный спрос на никель достигнет 4,25 млн. т, из которых 30% или около 1,275 млн. т будет потребляться производителями источников тока.
В ближайшие годы дополнительный спрос на никель будет удовлетворяться новыми заводами в Индонезии и, возможно, на Филиппинах. Но через несколько лет на рынке этого металла может возникнуть дефицит. Для его покрытия надо будет начинать разработку новых месторождений за пределами Юго-Восточной Азии.
Но для этого цены на никель должны быть выше, чем сейчас, чтобы покрыть затраты. Тем более, что производство аккумуляторов требует повышенной чистоты металла. По оценкам компании Wood Mackenzie, для запуска новых никелевых проектов в таких странах как Австралия и Канада никель должен стоить не менее $20000 за т, а Roskill указывает в своем отчете не менее $22000 за т. При этом надо будет учитывать и доходы от продаж побочного продукта — кобальта, который тоже будет использоваться в аккумуляторах, но в намного меньших объемах.
В настоящее время цены на никель на Лондонской бирже металлов составляют порядка $15500-16000 за т.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Как сообщает издание «Shanghai Metals Market» (SMM), в июле китайские металлурги выплавили 2,53 млн. т нержавеющей стали. Это на 3,7% больше, чем в июне, и на 18,7% больше, чем в июле 2018 г. В наибольшей степени увеличился выпуск продукции 300-й серии, содержащей никель. По оценкам SMM, в августе производство нержавеющей стали в стране превысит 2,6 млн. т.
По данным Национального бюро статистики КНР, в июле 2019 г. в стране было произведено 85,22 млн. стали, что на 2,6% меньше, чем в предыдущем месяце. Тем не менее, июльский результат на 4,9% превысил показатель аналогичного периода годичной давности.
Среднесуточная выплавка составила в июле 2,749 млн. т, что стало наименьшим уровнем за четыре месяца. Китайские металлургические компании несколько сократили выпуск вследствие неблагоприятных погодных условий, вызвавших сужение спроса, и дороговизны сырья.
Тем не менее, за первые семь месяцев 2019 г. объем производства стали в Китае достиг 577,06 млн. т. Это на 9% больше, чем в тот же период годичной давности.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Экспортные котировки на текущей неделе соответствуют следующим уровням: стоимость квадратной заготовки составляет 415 $/т (FOB Черное море); горячекатаного рулона — 490 $/т (FOB Черное море); холоднокатаного рулона — 560 $/т (FOB Черное море), сообщает в своем обзоре рынка компания Брок-Инвест-Сервис.
На рынке РФ в трубном прокате ценовая активность не угасает: ценовой тренд июля поднял трубу на пиковые показатели спроса и цены, что подвигло производителей рулонов эскалировать цену для трубников и дальше. В ответ на эти действия производители/трейдеры пошли на понижение цен на трубный прокат. Комментарий Северстали, что «банкет за счет активистов». Несмотря на данный ценовой разрыв, по оценкам компании, с середины августа цена стабилизируется. С конца текущей недели прогнозируется высокий спрос на круглую трубу.
Фасонный прокат в августе остается на тех же ценовых позициях, что и в июле, сохраняя устойчивый спрос.
Наиболее стабильная ситуация в плоском прокате, вызванная отсутствием избыточного предложения: плановый ремонт на Северстали, второй этап реконструкции на ММК, реконструкция на АрселорМиттал Темиртау, а осенью – на НЛМК.
В сегменте арматурного проката прошел ценовой бум, но ситуация с дефицитом мелкого профиля и невысокие запасы у трейдеров позволяют в августе управлять ситуацией.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Алюминиевая Ассоциация в текущем году ожидает сохранение спроса на алюминий на уровне прошлого года, с общим объемом рынка не менее 1,71-1,72 млн т (включая импорт полуфабрикатов и готовых алюминиевых продуктов). Такие прогнозы базируются на итогах деятельности в первом полугодии 2019 г., к главным из которых можно отнести комплекс мер по увеличению внутреннего потребления и роста внутреннего рынка. При этом стоит отметить, что на фоне замедления производства в основных алюмопотребляющих отраслях (автопром, энергосистемы, строительство и пр.) потребление алюминиевых продуктов продолжает расти за счет реализации программы развития потребления и как следствие расширения применения алюминия во всех отраслях. Наиболее явно это заметно в строительной отрасли, где преимущества строительных материалов из алюминия становятся все более очевидными для потребителей как при реализации инфраструктурных проектов, так и в секторе жилищного строительства, поскольку существенно улучшают качество жизни. Так, например, алюминиевые конструкции рекомендованы для программы реновации жилья в г. Москве. В результате использования современных технологичных и долговечных алюминиевых конструкций (теплые окна, входные группы, навесные фасады, корзины для кондиционеров и пр.) использование алюминия в новых домах достигнет 5,6 кг на 1 кв. м. (для сравнения в домах до реновации – 1,5 кг на 1 кв. м.).

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

По итогам первого полугодия выпуск стальных конструкций в России составил 2,3 млн т, что на 5,8% выше показателей аналогичного периода прошлого года, сообщается в отчете Федеральной службы государственной статистики.
При этом показатели июня 2019 г. на 17,9% ниже июня 2018 г., но на 13% выше, чем в мае 2019 г.
Рост промышленного производства в РФ в июне ускорился до 3,3% с майских 0,9%, по итогам первого полугодия составил 2,6% против 3% за соответствующий период прошлого года.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Цены на сырье в целом завершают первую неделю июля на более высоком уровне, чем ее начали. В Турции возобновились активные закупки металлолома, а железная руда в первых числах июля достигла нового пика, впервые с начала 2014 г. поднявшись до отметки $125 за т CFR Китай. Однако насчет продолжения этого подъема возникают большие сомнения. Металлургическим компаниям пока не удается перенести возросшие сырьевые затраты на стоимость готовой продукции. Да и текущие процессы в мировой экономике не вызывают особого оптимизма. Впрочем, та же руда, по-видимому, еще достаточно долго останется дорогостоящей. Чтобы развернуть ее в сторону понижения, нужно либо сокращение выплавки стали в Китае, либо увеличение импорта ЖРС. А лучше — и то, и другое одновременно.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Согласно данным World Steel Association (Worldsteel, WSA), в мае 2019 г. в 64 странах, которые подают свои данные в эту международную организацию, было выплавлено 162,7 млн. т стали, на 5,4% больше, чем в тот же месяц прошлого года.

Этот показатель стал рекордным в истории мировой металлургической отрасли. Впервые месячный показатель в статистике Worldsteel превысил отметку 160 млн. т. Среднесуточный объем производства достиг 5,250 млн. т, что на 0,5% превысило предыдущий рекорд, установленный в апреле текущего года.

Всего за первые пять месяцев 2019 г. в странах, подающих свои данные в WSA, было получено 763,2 млн. т стали, на 5,0% больше, чем в тот же период годичной давности. При этом Китай увеличил свои показатели до 404,0 млн. т, продемонстрировав рост на 10,2%

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Компания «Уралиндуктор» предлагает предлагает весь спектр номенклатуры линий для холодно-твердеющих смесей.

Холодно-твердеющие смеси – это специальные смеси, которые после изготовления не требуют нагрева в сушильных печах. Благодаря связующим составляющим и отвердителям, они самозатвердевают на воздухе за 10-15 мин. Эта технология очень похожа на традиционную (литье металла в песчано-глинистые формы), только в виде связующего вещества для смесей песка применяют искусственные смолы.
Более детально познакомится с разделом «Оборудование для холоднотвердеющих смесей (ХТС)» Вы можете посетив страницу Оборудование для холоднотвердеющих смесей (ХТС)

1 июня 2019 года отметила свой юбилей компания «Уралиндуктор», ведущий производитель и поставщик оборудования для металлургии.
История компании началась с маленького коллектива, это были не самые простые годы, но очень интересные, мы учились, развивались и всегда поддерживали высокую профессиональную планку, поднятую нами с самого начала.
Мы развиваемся: в 2018 году мы запустили собственное производство муфельных печей, в этом году уже запущено производство оборудования для ХТС-процессов.
За время работы на российском рынке мы приобрели огромный опыт, множество друзей, клиентов и партнеров. Благодарим всех, кто работал с нами все эти годы, кто помогал развивать нашу компанию!
Хотим сказать большое спасибо нашим сотрудникам, коллегам и партнерам за то, что вы разделяете этот праздник вместе с нами, потому что это наш общий праздник, наша общая история успеха!

В рамках деловой программы международной промышленной выставки «Литмаш. Металлургия.Россия’2019», которая проходит в Экспоцентре в Москве, состоялись заседание Комитета по литейному и кузнечно-прессовому производствам и конференция «Технологическое развитие литейных производств».

Как рассказал в своем докладе президент Российской ассоциации литейщиков Иван Дибров, на Россию в настоящее время приходится около 4% мирового производства отливок. В прошлом году объем их выпуска составил немногим менее 4 млн. т. Из них порядка 300 тыс. т было экспортировано, а около 1 млн. т было приобретено российскими предприятиями за рубежом, главным образом, в Китае, странах Евросоюза и СНГ.

По словам председателя Комитета по литейному и кузнечно-прессовому производствам Александра Петрова, несмотря на то, что отрасль еще далеко не оправилась от последствий разрушительного кризиса 90-х гг., в ней идет развитие науки и технологий. Российские компании осваивают выпуск современного оборудования, часто, как минимум, не уступающего своим качеством европейскому, и внедряют передовые научные достижения.

В последние годы в России стабильно растет спрос на высокотехнологичное литье из титана, жаропрочных и легких сплавов, редких металлов, которое применяется в аэрокосмической, оборонной промышленности, автомобиле- и машиностроении.Безусловно, отрасли приходится преодолевать еще немало проблем. И в этом ее представителям будет помогать Союз Машиностроителей. Он будет, в частности, собирать наилучшие практики и оказывать российским компаниям поддержку в их внедрении.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Как сообщает World Steel Association (Worldsteel, WSA), в марте 2019 г. в 64 странах, которые подают свои данные в эту международную организацию, было произведено 155,0 млн. т стали, что на 4,9% превышает показатель аналогичного месяца годичной давности. Среднесуточная выплавка стали увеличилась на 1,7% по сравнению с февралем и достигла 5,00 млн. т.

В целом в первом квартале текущего года объем глобального производства составил 444,1 млн. т, что на 4,5% больше, чем годом ранее. Однако при этом в Китае был зафиксирован рост на 9,9%, до 231,1 млн. т, а в странах «остального мира» выплавка уменьшилась на 1,0% до 213,0 млн. т.

Россия между тем, по данным Worldsteel, в первом квартале выплавила только 16,81 млн. т, на 5,3% меньше, чем годом ранее. В марте спад составил 6,9%. Кстати, Украина, в чьи показатели по-прежнему включаются объемы выпуска в ДНР и ЛНР, по итогам первых трех месяцев текущего года произвела 5,51 млн. т стали, на 4,6% больше, чем годом ранее.

США значительно сократили отставание от первой тройки ведущих производителей стали в мире, увеличив выплавку стали в первом квартале на 6,8% по сравнению с тем же периодом прошлого года, до 22,23 млн. т. В марте правда, темпы роста немного снизились до 5,7%.На 1,8% по сравнению с первым кварталом 2018 г. выросло производство стали в Южной Корее, до 18,11 млн. т.

В Индии в первом квартале 2019 г. выплавка стали сократилась на 0,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года до 27,33 млн. т. При этом в марте был зафиксирован спад на 1,0%. Япония по итогам первого квартала уменьшила производство стали на 5,4% по сравнению с январем-мартом 2018 г., до 24,97 млн. т, но в марте вернулась на прошлогодний график.

Продолжается спад в европейской металлургии. В первом квартале там было получено 42,30 млн. т стали, на 2,0% меньше, чем в аналогичный период 2018 г. Правда, по итогам марта снижение составило только 1,2%.

Очень сложной остается ситуация в турецкой металлургической промышленности. Из-за падения объемов внутреннего потребления и не слишком удачной экспортной конъюнктуры местные компании выплавили за три месяца лишь 8,18 млн. т стали, на 14,5% меньше, чем за то же время в прошлом году. В марте спад составил 11,7%.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Производство готового проката за январь-март увеличилось в годовом исчислении на 0,7% до 15,2 млн т. В марте по сравнению с предыдущим месяцем объёмы выросли на 3%, но в годовом соотношении произошёл спад на 5%, сообщается в материалах Федеральной службы государственной статистики.

За три месяца текущего года металлургические предприятия произвели 12,9 млн т чугуна (зеркального и передельного в чушках, болванках или в прочих первичных формах) – на 1% меньше, чем в первом квартале 2018 г. По итогам марта показатели выросли к февралю на 1%, но по сравнению с мартом 2018 г. снизились на 5,4%.

Трубные предприятия РФ изготовили в течение первого квартала 2019 г. 2,9 млн. т труб, пустотелых профилей и стальных фитингов. Сокращение объёмов в годовом соотношении – 2,8%. За март показатели ухудшились в годовом соотношении на 1%. По сравнению с предыдущим месяцем произошёл рост на 16,7%.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Цены на сырьевые материалы постепенно идут вниз вслед за стальной продукцией из-за низкого спроса и тревожных ожиданий нового мирового экономического кризиса. Однако из этого правила есть одно весьма значимое исключение. Железная руда на споте в одночасье подорожала почти на 10% вследствие перебоев с поставками из Австралии, где тропический циклон Вероника в конце марта нанес значительный ущерб железорудной экспортной инфраструктуре на западе континента. Пока сложно сказать, что в этом повышении больше — реально возникшего дефицита или спекулятивной раскрутки. Ближайшие две недели покажут, нашел ли рынок ЖРС новый равновесный уровень или со временем вернется на прежние позиции.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Наша компания информирует о поступлении на наш склад следующей продукции:

1. Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400 на гидравлике.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400 на гидравлике предназначена для плавки, нагрева и перегрева стали, чугуна и цветных металлов. Емкость печи позволяет расплавить металл массой до 500 кг за 65 минут. Может быть использована в литейных производствах промышленных предприятий.

Печь УИ-0.5T-400 проста в монтаже и настройке, требует минимальную квалификацию обслуживающего персонала. Допускается 3-х сменный режим работы.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400 позволяет контролировать и изменять температуру расплавляемого металла, что дает высокую надежность и экономичность в работе. Надежная работа печи гарантируется многоступенчатой системой защиты комплекса от превышения температуры, отсутствия теплоносителя в системе охлаждения и отсутствия фазы и т.д.

Индукционные установки марки «УРАЛИНДУКТОР» собраны из высококачественных компонентов, на основе быстродействующих тиристоров, используемых для преобразования электрической энергии промышленной частоты в энергию электрического магнитного поля для расплавления металла, благодаря чему КПД данной установки достигает до 95%, обеспечивают высокую надежность при низком энергопотреблении.

2. Индукционная тиристорная печь УИ-0.15T-160.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.15T-160 на гидравлике предназначена для плавки, нагрева и перегрева стали, чугуна и цветных металлов. Емкость печи позволяет расплавить металл массой до 150 кг за 50 минут. Может быть использована в литейных производствах промышленных предприятий.

Печь УИ-0.15T-160 проста в монтаже и настройке, требует минимальную квалификацию обслуживающего персонала. Допускается 3-х сменный режим работы.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.15T-160 позволяет контролировать и изменять температуру расплавляемого металла, что дает высокую надежность и экономичность в работе. Надежная работа печи гарантируется многоступенчатой системой защиты комплекса от превышения температуры, отсутствия теплоносителя в системе охлаждения и отсутствия фазы и т.д.

Индукционные установки марки «УРАЛИНДУКТОР» собраны из высококачественных компонентов, на основе быстродействующих тиристоров, используемых для преобразования электрической энергии промышленной частоты в энергию электрического магнитного поля для расплавления металла, благодаря чему КПД данной установки достигает до 95%, обеспечивают высокую надежность при низком энергопотреблении.

3. Дробеметная установка барабанного типа УИД-326 Econom.

На дробеметной установке выполняется полностью автоматический закрытый процесс обработки поверхности изделий потоками абразивного материала, восстановление абразива и полное удаление отходов.

Абразив автоматически подается в дробеметный аппарат, который разгоняет его до рабочей скорости и направляет на вращающиеся на ленте, в закрытой дробеметной камере обрабатываемые изделия. Использованный абразив и мелкие отходы собираются на дне сборного бункера и шнековым транспортером подводятся к ковшовому элеватору. Ковшовый элеватор подает абразив и мелкие отходы в сепаратор, где разделяются загрязнители и исправный абразив. Очищенный и исправный абразив поступает в резервуар сепаратора для хранения и использования, а отходы выводятся за пределы установки. Образующийся в камере очистки и сепараторе запыленный воздух засасывается через воздуховоды в пылеуловитель, который устраняет все пыльные побочные продукты дробеметной установки и выбрасывает в окружающую среду очищенный воздух.

4. Дробеметная установка барабанного типа УИД-326.

На дробеметной установке выполняется полностью автоматический закрытый процесс обработки поверхности изделий потоками абразивного материала, восстановление абразива и полное удаление отходов.

Абразив автоматически подается в дробеметный аппарат, который разгоняет его до рабочей скорости и направляет на вращающиеся на ленте, в закрытой дробеметной камере обрабатываемые изделия. Использованный абразив и мелкие отходы собираются на дне сборного бункера и шнековым транспортером подводятся к ковшовому элеватору. Ковшовый элеватор подает абразив и мелкие отходы в сепаратор, где разделяются загрязнители и исправный абразив. Очищенный и исправный абразив поступает в резервуар сепаратора для хранения и использования, а отходы выводятся за пределы установки. Образующийся в камере очистки и сепараторе запыленный воздух засасывается через воздуховоды в пылеуловитель, который устраняет все пыльные побочные продукты дробеметной установки и выбрасывает в окружающую среду очищенный воздух.

5.Индукционный нагреватель УИ-40АВз.

Индукционный нагреватель УИ-40АВз предназначен для индукционной закалки черных и цветных металлов. УИ-40АВз применяется там, где требуется быстрый бесконтактный нагрев и закалка металлов и других проводящих материалов. Данная установка питается от источника питания 380 V(+PEN) промышленной частоты 50 Гц, рабочий диапазон тока индуктора от 400 до 1800 А. Расход воды для охлаждения установки составляет 7,6 л/мин.Закалка производится под воздействием токов высокой частоты мощностью 40 кВт. Есть возможность производить не только поверхностную, но и глубокую закалку металла.

6.Индукционный нагреватель УИ-60АВз.

Индукционный нагреватель УИ-60АВз предназначен для индукционной закалки черных и цветных металлов. УИ-60АВз применяется там, где требуется быстрый бесконтактный нагрев и закалка металлов и других проводящих материалов.Данная установка питается от источника питания 380 V(+PEN) промышленной частоты 50 Гц, рабочий диапазон тока индуктора от 400 до 2400 А. Расход воды для охлаждения установки составляет 7,6 л/мин.Закалка производится под воздействием токов высокой частоты мощностью 60 кВт. Есть возможность производить не только поверхностную, но и глубокую закалку металла.

7.Индукционный нагреватель УИ-60АВн.

Индукционный нагреватель УИ-60АВн предназначен для индукционного нагрева черных и цветных металлов. УИ-60АВн применяется там, где требуется быстрый бесконтактный нагрев металлов и других проводящих материалов. Данная установка питается от источника питания 380 V(+PEN) промышленной частоты 50 Гц, рабочий диапазон тока индуктора от 400 до 2400 А. Расход воды для охлаждения установки составляет 9 л/мин. Плавка металла производится под воздействием токов высокой частоты мощностью 60 кВт, получается очень качественной благодаря равномерному распределению тепла в металле.

8. Дробеметная установка кранового типа УИД-376E.

На дробеметной установке выполняется полностью автоматический закрытый процесс обработки поверхности изделий потоками абразивного материала, восстановление абразива и полное удаление отходов.

Абразив автоматически подается в дробеметный аппарат, который разгоняет его до рабочей скорости и направляет на вращающиеся на ленте, в закрытой дробеметной камере обрабатываемые изделия. Использованный абразив и мелкие отходы собираются на дне сборного бункера и шнековым транспортером подводятся к ковшовому элеватору. Ковшовый элеватор подает абразив и мелкие отходы в сепаратор, где разделяются загрязнители и исправный абразив. Очищенный и исправный абразив поступает в резервуар сепаратора для хранения и использования, а отходы выводятся за пределы установки. Образующийся в камере очистки и сепараторе запыленный воздух засасывается через воздуховоды в пылеуловитель, который устраняет все пыльные побочные продукты дробеметной установки и выбрасывает в окружающую среду очищенный воздух.

9. Дробеметная установка кранового типа УИД-378E.

На дробеметной установке выполняется полностью автоматический закрытый процесс обработки поверхности изделий потоками абразивного материала, восстановление абразива и полное удаление отходов.

Абразив автоматически подается в дробеметный аппарат, который разгоняет его до рабочей скорости и направляет на вращающиеся на ленте, в закрытой дробеметной камере обрабатываемые изделия. Использованный абразив и мелкие отходы собираются на дне сборного бункера и шнековым транспортером подводятся к ковшовому элеватору. Ковшовый элеватор подает абразив и мелкие отходы в сепаратор, где разделяются загрязнители и исправный абразив. Очищенный и исправный абразив поступает в резервуар сепаратора для хранения и использования, а отходы выводятся за пределы установки. Образующийся в камере очистки и сепараторе запыленный воздух засасывается через воздуховоды в пылеуловитель, который устраняет все пыльные побочные продукты дробеметной установки и выбрасывает в окружающую среду очищенный воздух.

10. Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400 на гидравлике предназначена для плавки, нагрева и перегрева стали, чугуна и цветных металлов. Емкость печи позволяет расплавить металл массой до 500 кг за 65 минут. Может быть использована в литейных производствах промышленных предприятий.

Печь УИ-0.5T-400 проста в монтаже и настройке, требует минимальную квалификацию обслуживающего персонала. Допускается 3-х сменный режим работы.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400 позволяет контролировать и изменять температуру расплавляемого металла, что дает высокую надежность и экономичность в работе. Надежная работа печи гарантируется многоступенчатой системой защиты комплекса от превышения температуры, отсутствия теплоносителя в системе охлаждения и отсутствия фазы и т.д.

Индукционные установки марки «УРАЛИНДУКТОР» собраны из высококачественных компонентов, на основе быстродействующих тиристоров, используемых для преобразования электрической энергии промышленной частоты в энергию электрического магнитного поля для расплавления металла, благодаря чему КПД данной установки достигает до 95%, обеспечивают высокую надежность при низком энергопотреблении.

На нашем Yotube канале пополнение!

В данном видео представлена работа по запуску индукционных плавильных печей серии УИ 250/350/450 кг.

Ознакомиться с всем спектром индукционных плавильных тиристорных печей предлагаемых нашей компанией вы можете перейдя по ссылке Индукционные плавильные тиристорные печи

Ссылка на видео «Запуск индукционной плавильной печи 250 кг. УралИндуктор, серии УИ-0.25Т-250кВт»

Ссылка на видео «Запуск индукционной плавильной печи 350 кг. УралИндуктор, серии УИ-0.35T-300кВт»

Ссылка на видео «Запуск индукционной плавильной печи 450 кг. УралИндуктор, серии УИ-0.45Т-400кВт»

Приятно просмотра!

На нашем Yotube канале пополнение!

В данном видео наглядно представлена работа вертикальной линии непрерывного литья (МНЛЗ).

Ознакомиться с всем спектром оборудования для вертикальных линий непрерывного литья предлагаемых нашей компанией вы можете перейдя по ссылке Машины непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) для медных сплавов

Ссылка на видео «Вертикальная линия непрерывного литья (МНЛЗ)»

Приятно просмотра!

На нашем Yotube канале пополнение!

В данном видео наглядно представлена работа горизонтальной линии непрерывного литья (МНЛЗ).

Ознакомиться с всем спектром оборудования для горизонтальных линий непрерывного литья предлагаемых нашей компанией вы можете перейдя по ссылке Машины непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) для медных сплавов

Ссылка на видео «Горизонтальная линия непрерывного литья (МНЛЗ)»

Приятно просмотра!

На российском рынке стали продолжается зимний «мертвый сезон», но цены на стальную продукцию разворачиваются в сторону повышения. Причины этого роста находятся далеко за пределами нашей страны — в Турции, где оживление в строительной отрасли спровоцировало подорожание металлолома, заготовки и готового проката, и в Бразилии, где гибель более двух сотен человек под грязевым селем потрясла всю глобальную железорудную отрасль. Впрочем, и у нас происходит много событий, произносится много слов, которые, возможно, станут прелюдией к настоящим делам.
Пока в Китае и других странах Восточной Азии праздновали наступление Нового года по китайскому календарю (5 февраля), считалось, что на мировом рынке стали не может произойти ничего значимого. Однако Бразилия и Турция, железная руда и металлолом, оказались более важными факторами, чем даже Китай с его нерешенными проблемами со Штатами и риском нового обострения торгового конфликта.

В Турции, судя по всему, проявился эффект отложенного спроса и кратковременного дефицита, хорошо знакомый российским металлургам и металлотрейдерам. Весна там приходит раньше, чем у нас, строительная отрасль немного отдышалась после прошлогоднего обвала и начала потихоньку размещать заказы на арматуру. Это буквально возродило к жизни металлургические компании, многие из которых были вынуждены значительно сократить и даже приостановить производство в январе, причем без каких-либо перспектив на будущее.

После того как эти перспективы внезапно появились, турецкие мини-заводы стали интенсивно закупать металлолом, чтобы обеспечить себя сырьем на ближайшие два месяца. Так как объем предложения сейчас по зимнему времени ограниченный, итогом стал взлет цен. По сравнению с крайней точкой спада в первой половине января стоимость металлолома в Турции подскочила уже более чем на $50 за т. Соответствующим образом рванули вверх сортовой прокат, а также заготовка, в том числе, отечественного производства.

В принципе, для Турции на ближайшие недели можно прогнозировать выход на пик, а затем понижательную коррекцию и стабилизацию на новом уровне. Или медленное понижение, как было в России осенью прошлого года, если турецким металлургам не удастся соблюсти баланс между спросом и предложением. Тем не менее, пока повышение еще продолжается, так что отечественные экспортеры стальной продукции могут существенно поправить свои дела.

Подорожание железной руды, по-видимому, имеет более долгосрочный характер. На прошлой неделе оно было, скорее, виртуальным из-за отсутствия крупнейшего покупателя — Китая. Но теперь рынок, очевидно, примет новые ориентиры. По мнению ряда экспертов, представляющих ведущие инвестиционные банки и трейдинговые компании, на пике австралийская руда с 62% железа, которая еще в конце прошлого года стоила менее $70 за т CFR Китай, имеет все шансы превысить отметку $100 за т, а в ближайшие месяцы она может не опуститься ниже $75-80 за т.

Резонанс от бразильской трагедии громкий, а эхо разносится далеко. В этой стране очень плохо относятся к компаниям, допустившим серьезные косяки с загрязнением окружающей среды и вообще нарушения при добыче полезных ископаемых. Компания Samarco, у которой катастрофический прорыв дамбы хвостохранилища произошел в ноябре 2015 г., простаивает до сих пор. Глиноземный завод Alunorte, где в феврале прошлого года произошла утечка отходов прилегающего бокситового рудника, вот уже скоро год как работает на половинной мощности. Очевидно, что и для Vale, крупнейшей железорудной корпорации страны и мира, последствия будут не менее тяжелыми.

Еще в январе руководство Vale сообщило, что постепенно спустит десять хвостохранилищ, где существует риск прорыва, и перейдет к преимущественному складированию сухих отходов обогащения. Из-за этого на три года останавливаются железорудные предприятия совокупной производительностью 40 млн. т в год. А на прошлой неделе суд штата Минас-Жерайс лишил компанию лицензии на крупнейший на юге страны ГОК Brucutu, где ежегодно добывалось около 30 млн. т сырья.
Ранее Vale заявляла, что частично компенсирует потери за счет увеличения добычи сырья на других активах, но дыру в 70 млн. т уже не закроешь ничем. Мировой рынок ЖРС переходит в состояние дефицита. А высокая стоимость руды неизбежно приведет к подорожанию стальной продукции независимо от воздействия любых других факторов. Разве что, кроме очередного глобального финансового кризиса.

Увеличение затрат и рост экспортных котировок ведут к поднятию цен на прокат и на российском рынке. Повышение заводских котировок на арматуру и листовую продукцию в марте становится практически предрешенным. Таким образом, дистрибьюторским компаниям тоже необходимо корректировать вверх позиции в прайс-листах. Что, собственно, некоторые поставщики уже сделали. Причем, металлотрейдерам надо поторапливаться. За последние две недели стоимость российской стальной продукции на экспорте прибавила порядка $20-40 за т, и это, очевидно, еще не вершина.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Компания «Уралиндуктор» предлагает широкую номенклатуру импортных тиристоров таблеточного типа.

Тиристор — полупроводниковый прибор, выполненный на основе монокристалла полупроводника с тремя или более p-n-переходами. Тиристор можно рассматривать как электронный выключатель (ключ). Основное применение тринисторов (с тремя электрическими выводами — анодом, катодом и управляющим электродом) — управление мощной нагрузкой с помощью слабого сигнала, подаваемого на управляющий электрод.В двухвыводных приборах, — динисторах переход прибора в проводящее состояние происходит, если напряжение между его анодом и катодом превысит напряжение открывания.Также тиристоры применяются в ключевых устройствах, например, силового электропривода.

Более детально познакомится с разделом «Тиристоры» Вы можете посетив страницу Тиристоры

Наша компания информирует о поступлении на наш склад следующей продукции:

1. Индукционная тиристорная печь УИ-0.25T-250.

Индукционная плавильная тиристорная печь УИ-0.25T-250 предназначена для плавки, нагрева и перегрева стали, чугуна и цветных металлов. Емкость печи позволяет расплавить металл массой до 250 кг за 60 минут. Может быть использована в литейных производствах промышленных предприятий.

Печь УИ-0.25T-250 проста в монтаже и настройке, требует минимальную квалификацию обслуживающего персонала. Допускается 3-х сменный режим работы.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.25T-250 позволяет контролировать и изменять температуру расплавляемого металла, что дает высокую надежность и экономичность в работе. Надежная работа печи гарантируется многоступенчатой системой защиты комплекса от превышения температуры, отсутствия теплоносителя в системе охлаждения и отсутствия фазы и т.д.

Индукционные установки марки «УРАЛИНДУКТОР» собраны из высококачественных компонентов, на основе быстродействующих тиристоров, используемых для преобразования электрической энергии промышленной частоты в энергию электрического магнитного поля для расплавления металла, благодаря чему КПД данной установки достигает до 95%, обеспечивают высокую надежность при низком энергопотреблении.

2. Индукционная тиристорная печь УИ-0.1T-100.

Индукционная плавильная тиристорная печь УИ-0.1T-100 предназначена для плавки, нагрева и перегрева стали, чугуна. Емкость печи позволяет расплавить металл массой до 100 кг за 40 минут. Может быть использована в литейных производствах промышленных предприятий.

Печь УИ-0.1T-100 проста в монтаже и настройке, требует минимальную квалификацию обслуживающего персонала. Допускается 3-х сменный режим работы.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.1T-100 позволяет контролировать и изменять температуру расплавляемого металла, что дает высокую надежность и экономичность в работе. Надежная работа печи гарантируется многоступенчатой системой защиты комплекса от превышения температуры, отсутствия теплоносителя в системе охлаждения и отсутствия фазы и т.д.

Индукционные установки марки «УРАЛИНДУКТОР» собраны из высококачественных компонентов, на основе быстродействующих тиристоров, используемых для преобразования электрической энергии промышленной частоты в энергию электрического магнитного поля для расплавления металла, благодаря чему КПД данной установки достигает до 95%, обеспечивают высокую надежность при низком энергопотреблении.

Данная установка укомплектована 1 плавильным узлом.

3. Индукционная тиристорная печь УИ-0.1T-100.

Индукционная плавильная тиристорная печь УИ-0.1T-100 предназначена для плавки, нагрева и перегрева стали, чугуна. Емкость печи позволяет расплавить металл массой до 100 кг за 40 минут. Может быть использована в литейных производствах промышленных предприятий.

Печь УИ-0.1T-100 проста в монтаже и настройке, требует минимальную квалификацию обслуживающего персонала. Допускается 3-х сменный режим работы.

Индукционная тиристорная печь УИ-0.1T-100 позволяет контролировать и изменять температуру расплавляемого металла, что дает высокую надежность и экономичность в работе. Надежная работа печи гарантируется многоступенчатой системой защиты комплекса от превышения температуры, отсутствия теплоносителя в системе охлаждения и отсутствия фазы и т.д.

Индукционные установки марки «УРАЛИНДУКТОР» собраны из высококачественных компонентов, на основе быстродействующих тиристоров, используемых для преобразования электрической энергии промышленной частоты в энергию электрического магнитного поля для расплавления металла, благодаря чему КПД данной установки достигает до 95%, обеспечивают высокую надежность при низком энергопотреблении.

Данная установка укомплектована 2мя плавильными узлами.

3. Дробеметная установка с вращающимся столом УИД-3515.

На дробеметной установке выполняется полностью автоматический закрытый процесс обработки поверхности изделий потоками абразивного материала, восстановление абразива и полное удаление отходов.

Абразив автоматически подается в дробеметный аппарат, который разгоняет его до рабочей скорости и направляет на вращающиеся на ленте, в закрытой дробеметной камере обрабатываемые изделия. Использованный абразив и мелкие отходы собираются на дне сборного бункера и шнековым транспортером подводятся к ковшовому элеватору. Ковшовый элеватор подает абразив и мелкие отходы в сепаратор, где разделяются загрязнители и исправный абразив. Очищенный и исправный абразив поступает в резервуар сепаратора для хранения и использования, а отходы выводятся за пределы установки. Образующийся в камере очистки и сепараторе запыленный воздух засасывается через воздуховоды в пылеуловитель, который устраняет все пыльные побочные продукты дробеметной установки и выбрасывает в окружающую среду очищенный воздух.

4. Формовочная машина для песчано-глинистых смесей серии УИФ-145.

Формовочные машины для песчано-глинистых смесей серии УИФ-14 предназначены для работы в литейном производстве с использованием песчано-глинистых смесей. Установки производят уплотнение смеси в небольших полуопоках. Уплотнение смеси происходит с помощью микровстряски, и не требует предварительного ручного уплотнения смеси.
Процесс формовки происходит в несколько этапов, отдельно формуется верхняя и нижняя полуопоки, затем полуопоки переворачиваются (вручную, или с помощью переворотной установки) и стыкуются.

5. Смесеприготовитель чашечный УИС-114.Машина используется для производства песка и песка для литейного цеха.

5. Смесеприготовитель шнекового типа, непрерывного действия однорукавный УИШС-243, производительностью 1-3 тонн в час.

Коллектив нашей компании от всей души поздравляет всех с наступающим Новым годом!
Уважаемые клиенты, дорогие наши друзья! В этот Новый год хочется от всей души поблагодарить вас за внимание к нам, интерес к тому, что мы делаем и, конечно, за ваше бесконечное доверие! Поздравляем вас с этим волшебным праздником и желаю вам процветания в делах, благополучия в личной жизни, побольше совместных проектов и успешного завершения всех начатых дел!

Компания «Уралиндуктор» предлагает широкую номенклатуру радиальных машин непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) серии УИ. Наша компания занимается проектированием, производством, модернизацией как всего комплекса оборудования машин непрерывного литья заготовок (МНЛЗ), так и отдельных узлов, механизмов и систем.

Машина непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) — машина для разливки стали, обеспечивающая квазинепрерывный перевод жидкой стали, находящейся в сталеразливочном ковше, в твердое состояние в виде заготовок определенной геометрической формы.

Процесс разливки металла на МНЛЗ обеспечивает последовательную (без остановок) разливку определенного количества ковшей, подаваемых от сталеплавильных агрегатов, а получаемая заготовка при этом разрезается на мерные длины в соответствии с требованиями потребителей и затем отправляется на перекат в соответствующие прокатные цехи.

Более детально познакомится с разделом «Машины непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) для стали» Вы можете посетив страницу Машины непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) для стали

Компания «Уралиндуктор» предлагает предлагает весь спектр номенклатуры линий для холодно-твердеющих смесей.

Холодно-твердеющие смеси – это специальные смеси, которые после изготовления не требуют нагрева в сушильных печах. Благодаря связующим составляющим и отвердителям, они самозатвердевают на воздухе за 10-15 мин. Эта технология очень похожа на традиционную (литье металла в песчано-глинистые формы), только в виде связующего вещества для смесей песка применяют искусственные смолы.
Более детально познакомится с разделом «Оборудование для холоднотвердеющих смесей (ХТС)» Вы можете посетив страницу Оборудование для холоднотвердеющих смесей (ХТС)

Компания «Уралиндуктор» предлагает весь спектр номенклатуры для процесса литья в песчано-глинистые смеси(ПГС).

Изготовление «сырых» песчано-глинистых форм (ПГC) является самым распространенным процессом изготовления разовых песчаных форм в мире. Процесс изготовления таких форм характеризуется, прежде всего, высокими объемами производства, низкими производственными затратами, а также легкостью в управлении процессом. Так как снижение цен и в дальнейшем будет оставаться важной тенденцией в литейной промышленности процесс изготовления сырых песчаных форм и далее останется основным в области литейного производства.
В настоящее время литейные предприятия используют различные варианты технических решений формовочных машин и способов уплотнения на ПГС. Выбор оборудования зависит от вида отливок, объемов производства, экологических норм и т.д.

Более детально познакомится с разделом «Оборудование для песчано-глинистых смесей (ПГС)» Вы можете посетив страницу Оборудование для песчано-глинистых смесей (ПГС)

Компания «Уралиндуктор» предлагает стенд сушки/нагрева литейных ковшей на газообразном топливе, под ковши емкостью от 3 до 4 т.

Стенд сушки/нагрева литейных ковшей используется в металлургической промышленности для нагрева футеровки разливочных ковшей, а также других промышленных ковшей и печей. Во время сушки осуществляют удаление влаги.

Более детально познакомится с разделом «Стенд для сушки ковша на 3-4 тонны» Вы можете посетив страницу Стенд для сушки ковша на 3-4 тонны

Рады сообщить что Вы можете теперь связаться с нашими менеджерами с помощью Viber и WhatsApp по телефону +7 (962) 487-01-07!

Наша компания информирует о поступлении на наш склад следующей продукции:

1. Индукционный нагреватель УИ-40АВз.

Индукционный нагреватель УИ-40АВз предназначен для индукционной закалки черных и цветных металлов. УИ-40АВз применяется там, где требуется быстрый бесконтактный нагрев и закалка металлов и других проводящих материалов.

Данная установка питается от источника питания 380 V(+PEN) промышленной частоты 50 Гц, рабочий диапазон тока индуктора от 400 до 1800 А. Расход воды для охлаждения установки составляет 7,6 л/мин.

Закалка производится под воздействием токов высокой частоты мощностью 40 кВт. Есть возможность производить не только поверхностную, но и глубокую закалку металла.

Установки бесконтактного индукционного нагрева на IGBT модулях серии УИ «УралИндуктор» с водяным охлаждением разработаны при участии Американских и Немецких производителей и включает в себя комплектующие фирмы SIEMENS, интегральную схему ASIC-2 и Японские конденсаторы RUBYCON.

2. Индукционный нагреватель УИ-60АВз.

Индукционный нагреватель УИ-60АВз предназначен для индукционной закалки черных и цветных металлов. УИ-60АВз применяется там, где требуется быстрый бесконтактный нагрев и закалка металлов и других проводящих материалов.

Данная установка питается от источника питания 380 V(+PEN) промышленной частоты 50 Гц, рабочий диапазон тока индуктора от 400 до 2400 А. Расход воды для охлаждения установки составляет 7,6 л/мин.

Закалка производится под воздействием токов высокой частоты мощностью 60 кВт. Есть возможность производить не только поверхностную, но и глубокую закалку металла.

Установки бесконтактного индукционного нагрева на IGBT модулях серии УИ «УралИндуктор» с водяным охлаждением разработаны при участии Американских и Немецких производителей и включает в себя комплектующие фирмы SIEMENS, интегральную схему ASIC-2 и Японские конденсаторы RUBYCON.

3. Индукционный нагреватель УИ-60АВн.

Индукционный нагреватель УИ-60АВн предназначен для индукционного нагрева черных и цветных металлов. УИ-60АВн применяется там, где требуется быстрый бесконтактный нагрев металлов и других проводящих материалов.

Данная установка питается от источника питания 380 V(+PEN) промышленной частоты 50 Гц, рабочий диапазон тока индуктора от 400 до 2400 А. Расход воды для охлаждения установки составляет 9 л/мин.

Плавка металла производится под воздействием токов высокой частоты мощностью 60 кВт, получается очень качественной благодаря равномерному распределению тепла в металле.

Установки бесконтактного индукционного нагрева на IGBT модулях серии УИ «УралИндуктор» с водяным охлаждением разработаны при участии Американских и Немецких производителей и включает в себя комплектующие фирмы SIEMENS, интегральную схему ASIC-2 и Японские конденсаторы RUBYCON.

4. Дробеметная установка кранового типа УИД-376EM.
Преимущества
• Высокая надежность и экономичность;
• Низкое электропотребление;
• Простота в монтаже и настройке;
• Возможность беспрерывной работы в течении 24 часов;
• Минимальная квалификация обслуживающего персонала;

5.Система охлаждения УИГ-600 (градирня).
Представляет собой корпус с встроенным радиатором с воздушным и водяным охлаждением. Снизу градирни находится емкость для воды. С помощью этой воды происходит орошение радиатора.Градирня может быть выполнена в оцинкованом или нержавеющем корпусе.Градирня используется для охлаждения всей плавильной установки.
Преимущества УИГ-600 :
• Закрытая система охлаждения позволяет защитить трубы от засорения примесями;
• Циркуляция дистиллированной воды в закрытой системе охлаждения защищает от перегрева и повреждения источник питания, тиристоры, конденсаторы, модули IGBT, индукционной катушки и другие элементы;
• Не требуется большого водяного резервуара, занимает малое пространство, удобно для монтажа и перемещения;
• Высокая эффективность, низкая эксплуатационная себестоимость;
• Низкое потребление воды в закрытой циркуляции;
• Полностью автоматическая система;
• Легко перенастроить на охлаждение другого оборудования.

6.Система охлаждения УИГ-1250 (градирня).
Представляет собой корпус с встроенным радиатором с воздушным и водяным охлаждением. Снизу градирни находится емкость для воды. С помощью этой воды происходит орошение радиатора.Градирня может быть выполнена в оцинкованом или нержавеющем корпусе.Градирня используется для охлаждения всей плавильной установки.
Преимущества УИГ-1250 :
• Закрытая система охлаждения позволяет защитить трубы от засорения примесями;
• Циркуляция дистиллированной воды в закрытой системе охлаждения защищает от перегрева и повреждения источник питания, тиристоры, конденсаторы, модули IGBT, индукционной катушки и другие элементы;
• Не требуется большого водяного резервуара, занимает малое пространство, удобно для монтажа и перемещения;
• Высокая эффективность, низкая эксплуатационная себестоимость;
• Низкое потребление воды в закрытой циркуляции;
• Полностью автоматическая система;
• Легко перенастроить на охлаждение другого оборудования.

7. Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400. С редукторным приводом наклона плавильного узла.
Назначение:
Установка индукционного нагрева, предназначена для термообработки металлов методом бесконтактного нагрева.
Комплект поставки:
1) Тиристорный среднечастотный преобразователь – 1 шт.
2) Плавильный узел — 2 шт. (комплектуется дополнительными плавильными узлами)
3) Конденсаторная батарея – 1 шт.
4) Водоохлаждаемые кабели – 4 шт.
5) Тигель для футеровки – 2 шт.
6) Градирня
7) Пульт управления наклоном печи – 1 шт.
8) Комплект эксплуатационных документов — 1 шт.

В течение августа 2018 г. производство первичного алюминия в мире составило 5,485 млн. т (в июле — 5,476 млн. т). Рост объёмов в годовом исчислении — 3,96%, сообщается в материалах International Aluminium Institute.

Китаем за август было произведено 3,12 млн. т первичного алюминия (в предыдущем месяце — 3,115 млн. т). Улучшение показателей по сравнению с августом 2017 г. — 5,76%.

На долю стран Персидского залива в общем объёме пришлось 0,452 млн. т, стран Азии (без учёта КНР) — 0,376 млн. т. Металлургические предприятия восточной и центральной Европы изготовили 0,343 млн. т алюминия, северной Америки — 0,32 млн. т, западной Европы — 0,321 млн. т. Океания произвела за август 0,163 млн. т первичного алюминия, Африка — 0,145 млн. т, южная Америка — 0,095 млн. т алюминия.

За 8 месяцев 2018 г. производители первичного алюминия улучшили показатели до 42,721 млн. т по сравнению с 42,691 млн. т в январе-августе 2017 г.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Рады сообщить о появлении на сайте раздела в котором вы можете познакомиться с отзывами наших клиентов!

Профессиональное и качественное обслуживание заказчиков является приоритетным направлением нашей компании. В настоящее время наша компания имеет множество положительных отзывов от клиентов и готова к дальнейшему развитию в области совершенствования и разработок нового оборудования для отечественной металлургии.

Более детально познакомиться с разделом «Отзывы» Вы можете посетив страницу Отзывы

Рады сообщить о появлении на сайте раздела посвященного нашему собственному производству термических печей.

С 2018 года компания «Уралиндуктор» начала собственное производство термических печей для разнообразных видов термообработки – полного отжига, рекристаллизационного отжига, нагрева для закалки или аустенизации, а также для отпуска или для отжига с целью снятия внутренних напряжений после формовки или сваривания, искусственного старения материалов.
В нашем производстве мы внедряем самые современные технологии и уникальные решения, которые являются разработками инженеров компании «Уралиндуктор», а использование материалов отечественного производства делают наш продукт одним из лучших в своем сегменте!
Особенностью печей марки «Уралиндуктор» серии УИ-ТП является монтаж нагревательных спиралей полузакрытого исполнения, для обеспечения безопасности и увеличения срока эксплуатации нагревательных элементов.

Более детально познакомится с разделом «Наше производство» Вы можете посетив страницу Наше производство

Наша компания информирует о поступлении на наш склад следующей продукции:

1. Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400. С редукторным приводом наклона плавильного узла.
Назначение:
Установка индукционного нагрева, предназначена для термообработки металлов методом бесконтактного нагрева.
Комплект поставки:
1) Тиристорный среднечастотный преобразователь – 1 шт.
2) Плавильный узел — 2 шт. (комплектуется дополнительными плавильными узлами)
3) Редуктор плавильного узла – 1 шт.
4) Конденсаторная батарея – 1 шт.
5) Водоохлаждаемые кабели – 4 шт.
6) Тигель для футеровки – 2 шт.
7) Пульт управления наклоном печи – 1 шт.
8) Комплект эксплуатационных документов — 1 шт.

2. Индукционная тиристорная печь УИ-0.5T-400. С гидравлическим приводом наклона плавильного узла.
Назначение:
Установка индукционного нагрева, предназначена для термообработки металлов методом бесконтактного нагрева.
Комплект поставки:
1) Тиристорный среднечастотный преобразователь – 1 шт.
2) Плавильный узел — 2 шт. (комплектуется дополнительными плавильными узлами)
3) Гидростанция – 1 шт.
4) Конденсаторная батарея – 1 шт.
5) Водоохлаждаемые кабели – 4 шт.
6) Тигель для футеровки – 2 шт.
7) Пульт управления наклоном печи – 1 шт.
8) Комплект эксплуатационных документов — 1 шт.

3.Система охлаждения УИГ-600 (градирня).
Представляет собой корпус с встроенным радиатором с воздушным и водяным охлаждением. Снизу градирни находится емкость для воды. С помощью этой воды происходит орошение радиатора.Градирня может быть выполнена в оцинкованом или нержавеющем корпусе.Градирня используется для охлаждения всей плавильной установки.
Преимущества УИГ-600 :
• Закрытая система охлаждения позволяет защитить трубы от засорения примесями;
• Циркуляция дистиллированной воды в закрытой системе охлаждения защищает от перегрева и повреждения источник питания, тиристоры, конденсаторы, модули IGBT, индукционной катушки и другие элементы;
• Не требуется большого водяного резервуара, занимает малое пространство, удобно для монтажа и перемещения;
• Высокая эффективность, низкая эксплуатационная себестоимость;
• Низкое потребление воды в закрытой циркуляции;
• Полностью автоматическая система;
• Легко перенастроить на охлаждение другого оборудования.

4.Дробеметная установка кранового типа УИД-378.
Преимущества
• Высокая надежность и экономичность;
• Низкое электропотребление;
• Простота в монтаже и настройке;
• Возможность беспрерывной работы в течении 24 часов;
• Минимальная квалификация обслуживающего персонала;

5. Дробеметная установка барабанного типа УИД-326.

Преимущества
• Обладает высокой надежностью и экономичностью;
• Низкое электропотребление;
• Проста в монтаже и настройке;
• Возможность беспрерывной работы в течении 24 часов;
• Минимальная квалификация обслуживающего персонала;

В течение июля котировки передельного чугуна на региональных рынках оставались неизменными: Азия CIF — 415 $/мт; Бразилия FOB – 402 $/мт; СНГ FOB – 400 $/мт; США CIF — 415 $/мт. При этом на рынке сложились все условиях для понижательного тренда — негативная конъюнктура рынка плоского проката и девальвация турецкой лиры. Высокий спрос на чугун имел место в США, где загрузка сталелитейных мощностей местных металлургов была на довольно высоком уровне. Однако диверсификация источников поступления сырья позволила им покрыть потребности, не допустив при этом повышения закупочных цен. В пользу экспортеров играло ограниченное предложение и довольно высокая себестоимость производства материала, что позволяло им не идти на уступки покупателям.

По словам заместителя директора ДП «Укрпромвнешэкспертиза» Добровольского Юрия, в первую неделю августа ценовой диапазон не изменился. Металлурги заняли выжидательную позицию, надеясь все-таки добиться уступок от поставщиков. Однако последние не согласны снижать котировки, так как уже полностью распродали продукцию августовского производства. К тому же на рынке металлолома появились признаки скорого разворота ценового тренда вверх. В таких условиях цены носили преимущественно индикативный характер.

Согласно прогнозам аналитиков «Укрпромвнешэкспертизы» в августе рост цен на плоский прокат, а также удорожание металлолома станут основными факторами увеличения цен на чугун. Также вполне вероятно активное пополнение запасов турецкими покупателями, которые долгое время осуществляли лишь ситуативные закупки в условиях слабого спроса на плоский прокат на внешних направлениях. Однако предполагаемое снижение себестоимости производства чугуна в Италии, Турции и США окажет существенное сдерживающее влияние на котировки материала из СНГ. Поэтому вряд ли ожидаемый ценовой рост будет значительным. Прогнозируемый диапазон котировок в августе – 390-415 $/т fob.

Негативный тренд преобладал на рынке металлолома, котировки снижались на всех без исключения региональных площадках. В конце июля региональные цены просели: ЕСU HMS 1&2 (80:20) fob 310$/мт (снижение на 15$/мт по сравнению с началом месяца), Азия HMS1, cif 365$/мт (снижение на 10$/мт), Турция HMS1&2 (80:20) cif 332$/мт (снижение на 18$/мт), Украина fob 280$/мт (снижение на 20$/мт).

«Основными факторами падения цен стали слабый спрос на арматуру на внутреннем рынке Турции, а также девальвация турецкой лиры. – комментирует ситуацию Добровольский. — В таких условиях импортеры по максимуму сократили закупки, стараясь обходиться складскими запасами. При этом уровень остатков лома был значительным не только у импортеров, но и у поставщиков, что вынуждало их соглашаться на снижение котировок в условиях жесткой конкуренции за покупателей».

К концу месяца спрос начал стабилизироваться, так как крупные заводы в Турции начали тестировать рынок проката более высокими котировками. Как следствие, трейдеры прекратили снижать цены в надежде на скорое восстановление ценового роста. Медленное повышение цен происходило в США и ЕС по причине падения продуктивности ломозаготовительных отраслей, что требовало ценового стимулирования активности сборщиков сырья.

В первую неделю котировки металлолома были стабильны. Попыток повышения цен пока не наблюдается, но и снижение цен также отсутствует в связи с падением предложения со стороны крупнейших трейдеров. В настоящий момент индикативный уровень цен на лом HMS 1&2 (80:20) составляет 325-340 $/т cif порты в Турции. В отдельных странах Азии был зафиксирован рост цен на внутренних рынках (например, в Южной Корее). Однако говорить об изменении тренда в азиатском регионе пока рано.

По мнению аналитиков УПЭ в августе спрос на металлолом начнет расти ввиду активизации прокатных сегментов и необходимости стимулирования ломозаготовки в ЕС и США. Также положительное влияние на котировки окажет восстановление роста цен на арматуру на внутреннем рынке Турции. Рост цен на внутренних рынках экспортирующих стран (прежде всего США и ЕС) подтолкнет экспортеров к продолжению увеличения котировок всех марок сырья. При этом вряд ли стоит рассчитывать на значительный ценовой рост в силу высокой вероятности быстрого восстановления продуктивности ломозаготовительных отраслей на фоне растущих цен и положительного воздействия сезонного фактора. Прогнозный диапазон цен на лом в августе – 325-345 $/т cif.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Камерные печи собственного производства компании «Уралиндуктор» являются самыми удобными и универсальными для процессов термической обработки металлов. При производстве печей наша компания использует самые современные компоненты только Российского производства. Благодаря широкому спектру моделей термических печей возможен индивидуальный подбор камеры по размеру и установка дополнительных компонентов для удобства использования.

Особенностью печей марки «Уралиндуктор» серии УИ-ТП является монтаж нагревательных спиралей полузакрытого исполнения, для обеспечения безопасности и увеличения срока эксплуатации нагревательных элементов.

Более детально познакомится с нашими термическими печами Вы можете посетив страницу Термическая печь с выкатным подом, а также посмотреть на нашем канале Youtube видео по созданию термической печи с выкатным подом УИТП-50М

Как сообщает Ассоциация развития стального строительства (АРСС), в первом квартале 2018 г. объем производства стальных конструкций строительного назначения увеличился на 10% по сравнению с аналогичным периодом 2017 г.

Эти данные приводятся в исследовании, проведенном для АРСС информационным агентством INFOLine. В нем также указывается, что объем производства металлоконструкций для строительной отрасли РФ с 2011 г. увеличился на 29%.

Наиболее заметный рост — более чем в 2 раза — был зафиксирован в первом квартале текущего года в Дальневосточном федеральном округе. Это объясняется строительством нескольких крупных инфраструктурных проектов. Это в частности, транспортно-перегрузочный комплекс для перевалки угля в морском порту Ванино, ТЭЦ в г. Советская Гавань, здания общежитий для Министерства Обороны и объекты для энергетики.

Создание на Дальнем Востоке специальных территорий опережающего экономического развития с особыми условиями для организации несырьевых производств является стратегическим направлением для страны, поэтому высокая строительная активность здесь будет наблюдаться, как минимум, до 2025 г.

Увеличение спроса на металлоконструкции в России в целом объясняется возросшим объемом строительства, в том числе повышением интереса девелоперов к современным строительным технологиям с использованием стального каркаса. С начала 2018 г. количество заключенных договоров строительного подряда в РФ возросло на 3,2%. По итогам первого квартала объем инвестиций в основной капитал составил 2,3 трлн. руб., а совокупный объем кредитов, выданных строительным компаниям, вырос на 15,1%.

«Последние несколько лет мы уделяли особое внимание обновлению нормативной базы, чтобы помочь застройщикам осваивать технологию стального строительства. Благодаря этой работе регулирование отрасли стало более современным и адекватным. Это дало возможность приступить к реализации проектов на стальном каркасе как в Москве, так и в регионах. Они относятся к совершенно разным объектам недвижимости. Есть опыт возведения как жилых домов, так и объектов инфраструктуры: детских садиков, парковок и т.д.», — отмечает генеральный директор АРСС Александр Данилов.

Полный отчет об основных показателях и ключевых событиях строительной отрасли, а также состоянии рынка металлоконструкций доступен участникам Ассоциации развития стального строительства.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

На нашем канале Yotube пополнение!

В данном видео мы продолжаем рассказывать о новом направлении нашей компании — собственное производство печи с выкатным подом УИТП-50М, часть 3
Всем приятного просмотра!

Дистрибьюторы и производители сварных труб все-таки добились своего. Металлургические компании в конце концов пошли на уступки, понизив цены на горячекатаный листовой прокат по июньским, а в некоторых случаях, и по майским контрактам. Произошло это под влиянием как затоваривания, так и возможного ухудшения внешней конъюнктуры вследствие введения ограничений на импорт стали в ЕС и постепенной девальвации китайского юаня. В то же время, вопрос о перспективах на июль пока остается открытым. Металлотрейдеры, безусловно, будут настаивать на дальнейшем понижении, но производители наверняка попытаются взять реванш — если, конечно, у них сложатся для этого внешние условия.

Основной причиной спада участники рынка называют нарастание избыточных складских запасов. Дистрибьюторы сократили до минимума приобретение дорогостоящей продукции майского и июньского производства, которая в итоге скопилась в сбытовой сети комбинатов. Однако разрешить все противоречия пока не представляется возможным. Не устранена главная проблема последних месяцев — недостаточный спрос на споте.

В принципе, для дистрибьюторов дальнейшее понижение спотовых цен не имеет особого смысла. Спрос неэластичный, стимулировать его посредством новых скидок не получается. Повышению препятствуют избыток складских запасов, низкие объемы сбыта и конкуренция между металлотрейдерами. Таким образом получается, что цены в обозримом будущем могут меняться, но в весьма узких пределах.

Во второй половине июня российским металлургам удалось поднять экспортные котировки на листовой прокат на $20-30 за т благодаря активизации спроса в Турции и высоким объемам поставок в Евросоюз и страны Юго-Восточной Азии. Однако 5 июля страны ЕС должны обсудить введение ограничений на импорт стальной продукции. При этом достаточно большая вероятность, что установление квот и тарифов произойдет уже в середине текущего месяца.
В секторе сварных труб, не относящихся к нефтегазовому сортаменту, в ближайшие несколько недель, скорее всего, будет продолжаться спад. Котировки на штрипс по июньским контрактам в конечном итоге были существенно откорректированы в сторону понижения. Насчет июля определенности пока нет. При этом спрос на сварные трубы малого и среднего размера остается относительно невысоким.

Источник : Портал «Металлоснабжение и сбыт»

Алюминиевая промышленность – одна из базовых отраслей экономики любой страны: по объему потребления этого металла оценивают и уровень развития государства. В 2017 г. потребление чистого алюминия в мире составило 5 — 6%

И не случайно, что в этом году в самых разных уголках мира пройдут международные выставочные мероприятия, посвященные последним достижениям мировой алюминиевой промышленности. Так, ведущие производители алюмосодержащей продукции, дистрибьюторы оборудования, разработчики технологий и решений представят свои возможности в Дюссельдорфе (Германия), в Эль-Кувейте (Кувейт) и Токио (Япония).

В следующем году в России запускается новый проект — Международная специализированная выставка «Алюминий-Экспо» (Москва, ЦВК «Экспоцентр», 14 — 17 мая 2019 г.), которая соберет на отдельной площадке ключевых участников алюминиевого рынка. Свои производственные возможности и достижения в Москве представят российские и зарубежные компании, занимающиеся производством, переработкой и поставками алюминия, производители высокомаржинальной алюминиевой продукции, дистрибьюторы оборудования, разработчики технологий и решений смогут представить свои достижения широкому кругу конкретных потребителей из различных отраслей промышленности.

«Алюминий-Экспо» — совместный проект Металл-Экспо (Россия) и Мессе Дюссельдорф (Германия) при активном участии Алюминиевой Ассоциации (Россия). Основная цель выставки — стимулирование роста внутрироссийского потребления алюминиевой продукции, а также внедрение лучших практик применения алюминиевых сплавов в различных отраслях промышленности, строительстве и транспортном машиностроении.

Председатель Алюминиевой Ассоциации Валентин Трищенко в интервью журналу «Металлоснабжение и сбыт» рассказал о ситуации на мировом и российском рынках алюминия, стимулировании внутрироссийского спроса, о том, как на отрасль влияют санкции США, о новых проектах отечественных металлургов.

Источник : Портал «Металл-Экспо 2018»

На нашем канале Yotube пополнение!

В данном видео мы продолжаем рассказывать о новом направлении нашей компании — собственное производство печи с выкатным подом УИТП-50М, часть 2
Всем приятного просмотра!

На нашем канале Yotube пополнение!

В данном видео мы расскажем о новом направлении нашей компании — собственное производство печи с выкатным подом УИТП-50М, часть 1
Всем приятного просмотра!

На нашем канале Youtube вышло новое видео!

Всем привет! В данном видео будет наглядно показано и рассказано о отгрузке оборудования, в данном случае это плавильный комплекс, с нашего склада в г.Челябинск.

Приятного просмотра!

По данным World Steel Association (WSA), в марте 2018 г. в 64 странах, которые в текущем году подают свою статистику в эту международную организацию, было произведено 148,3 млн. т стали, что на 4,1% превышает результат аналогичного месяца 2017 г. Данный результат стал рекордным в истории отрасли.

Точно так же и среднесуточный объем выплавки достиг в марте максимального исторического значения — 4,78 млн. т, на 1,2% больше, чем в феврале. Средний уровень загрузки мощностей в отрасли, согласно оценке WSA, составил 74,5%, что стало максимальной отметкой с октября 2014 г.

В первом квартале текущего года мировое производство стали достигло 426,6 млн. т. Это на 4,4% или на 18,0 млн. т превысило показатель аналогичного периода предыдущего года.
Если в конце прошлого года темпы роста объемов выплавки стали в Китае были ниже, чем в странах остального мира, то по итогам первых трех месяцев 2018 г. китайцы вырвались далеко вперед. Согласно данным WSA, в марте в стране было произведено почти 74,0 млн. т стали, что на 4,5% больше, чем в том же месяце прошлого года. Среднесуточная выплавка вышла на отметку 2,387 млн. т, что примерно соответствует показателям середины прошлого года. Всего же за три месяца китайские металлурги выдали 212,15 млн. т стали против 200,0 млн. т за январь-март 2017 г.

Замглавы ведомства Виктор Евтухов заявил, что решение президента США будет оспорено в органах ВТО, возможно и введение ответных мер.Убытки российских компаний от введения властями США заградительных пошлин на ввозимые в страну сталь и алюминий могут составить около $3 млрд, заявил в эфире канала «Россия 24» заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов. «Что касается убытков наших предприятий, наших компаний, то, по предварительным расчетам, это не менее $2 млрд по стали и $1 млрд по алюминию», — сказал Евтухов. По его словам, высокий уровень потерь объясняется, в частности, тем, что российские металлургические компании инвестировали в прокатные мощности непосредственно в США, и эти предприятия используют в своей работе российские полуфабрикаты.

Угрозой для российских металлургов Евтухов назвал и возможность «хаотичного перераспределения товарных потоков» после закрытия рынка США, а также введения остальными странами мер по защите собственных рынков.
«При этом надо понимать, что в настоящее время в отношении продукции из нашей страны уже действует немалое количество торговых барьеров, которые затрудняют доступ на рынки», — сказал замминистра. В то же время он пояснил, что для североамериканских «дочек» российских металлургических компаний эффект от введения пошлин может оказаться позитивным, так как закрытие рынка США для иностранцев приведет к росту стоимости их продукции.

О позитивном эффекте от введения пошлин заявил РБК и представитель Трубной металлургической компании (ТМК), которой в США принадлежит компания IPSCO Tubulars Inc. «Мы прогнозируем, что введенные США пошлины положительно скажутся на бизнесе IPSCO. 25-процентная пошлина на сталь ограничит импорт стальных труб в США и, как следствие, повлечет повышение цен и улучшение рентабельности домашнего производства в США», — сказал представитель ТМК.Евтухов также добавил, что Минпромторг вместе с Минэкономразвития будет оспаривать принятое в США решение в органе по разрешению споров Всемирной торговой организации (ВТО), пояснив, что иск россиян могут поддержать также китайские и южнокорейские производители. «И при этом надо смотреть по поводу ответных мер, и все страны это будут делать», — сказал замглавы Минпромторга.

Президент США Дональд Трамп 9 марта подписал распоряжение о введении пошлин на импорт стали и алюминия из всех стран, за исключением Канады и Мексики. Единые пошлины на ввоз стали составят 25%, на алюминий — 10%. Ранее М​инистерство торговли США пришло к выводу, что импорт стали и алюминия «угрожает национальной безопасности» страны.22 марта стало известно, что власти США решили приостановить введение пошлин в отношении стали и алюминия из Евросоюза, Австралии, Аргентины, Бразилии и Южной Кореи.23 марта прошел совет ВТО по торговле, повестка которого (есть у РБК) включала рассмотрение вопроса о новых пошлинах США на импорт стали и алюминия — по запросу России и Китая. Согласно сообщению Reuters, к обсуждению проблемы подключился Евросоюз, Бразилия, Япония, Австралия и другие страны. Участники совета заявили о своем несогласии с тем, что США обосновывают введение пошлин национальной безопасностью.

Подробнее на РБК

На нашем канале Yotube пополнение!

Всем привет! В данном видео, как мы и обещали, будет наглядно показано и рассказано о приобретении в Китае оборудования, например, дробемета УИД326. Мы детально и в цифрах опишем схему поиска, покупки и ввоза оборудования из КНР! В итоге Вы сможете сделать вывод, что лучше: купить оборудование самостоятельно либо приобрести его в компании «Уралиндуктор».

Всем приятного просмотра!